Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

РИМСКО-ПАРФЯНСКИЕ ВОЙНЫ

(I в. до н.э. — II в. н.э.)

Войны Римской республики и Римской империи с Парфянским царством за контроль над Сирией, Арменией и Месопотамией.

В 54 году наместник Сирии Марк Лициний Красе вторгся в Парфию. Он захватил ряд городов Месопотамии, оставил там гарнизоны, но потом отвел армию в Сирию на зимние квартиры. Многие современники считали это решение роковой ошибкой. В 54 году Красе вновь вторгся в Месопотамию, но выбрал неудачный маршрут движения, проходивший по малонаселенной пустыне, где отступающие парфяне уничтожили почти все запасы фуража и продовольствия. Красе располагал 7 легионами, 4 тысячами конницы и 4 тысячами легкой пехоты (всего около 40 тысяч воинов).

Римский союзник царь Армении Артабаз привел в римский лагерь 6 тысяч всадников и предложил Крассу идти через армянскую территорию. Он обещал снабдить легионеров всем необходимым и дать им в помощь еще 10 тысяч конницы и 3 тысячи пехоты. Но Красе решил двинуться в Месопотамию кратчайшим путем, так как опасался, что оставленные там римские гарнизоны не выдержат долгой осады. После этого армянская конница, не желавшая удаляться от своих земель, покинула римский лагерь.

Красе переправился через Евфрат у Зевгмы. Парфяне под командованием полководца Сурены отступали перед римлянами и долго не принимали сражения. Парфянский же царь Ород (Гирод) II с частью войска в это время напал на Армению. Вероятно, это и было главной причиной, почему Артабазу пришлось спешно покинуть Красса.

Парфяне заранее запаслись припасами. По сообщению Плутарха, Сурена имел обоз из тысячи верблюдов, которое без труда выдерживали переход по пустыни. Тот же историк сообщает, что парфянский полководец имел тысячу тяжеловооруженных и 10 тысяч легковооруженных всадников. Вероятно, эти цифры относятся только к личной гвардии Сурены. Ведь в его войске должна была быть и другая парфянская конница, и контингента парфянских союзников. Только у местечка Карры недалеко от парфянской столицы Селевкии Красе встретил парфянскую конницу. Можно предположить, что, вопреки сообщению Плутарха, парфяне не уступали в численности римлянам. Когда римская конная разведка обнаружила неприятеля, Красе построил свое войско на берегу реки Балисс. Сам он возглавил центр, а фланги поручил квестору Гаю Кассию Лонгину и своему сыну Публию Крассу. После того как тяжеловооруженным парфянским всадникам не удалось прорвать римский строй, легкая конница засыпала римлян стрелами, оставаясь вне досягаемости пеших лучников и пращников. Из описания Плутарха трудно понять, была ли у парфян пехота и принимала ли она участие в сражении. Не исключено, что армию Красса обстреливали не только конные, но и пешие лучники.

По утверждению Плутарха, в тылу парфян стояли верблюды, навьюченные тюками, откуда лучники пополняли запас стрел. Красе, потеряв терпение, приказал своему сыну Публию атаковать врага. Отряд в тысячу триста всадников, пятьсот лучников и восемь когорт тяжелой пехоты во главе с сыном Красса попал в парфянскую засаду и был полностью уничтожен. После этого Красе решил отступить, оставив на поле боя всех убитых и раненых. Римские историки полагали, что Красе понес большие потери от неприятельских конных лучников, но это представляется сомнительным. Как заключает Ганс Дельбрюк, «конные стрелки из лука не могли особенно сильно досаждать сомкнутой и хорошо вооруженной для стрельбы пехоте. Жуткие описания наших источников об ужасных нападениях парфян, имевших в резерве целые караваны стрел, не должны вводить нас в заблуждение... У римлян было достаточно пеших лучников, которые с места стреляли более метко, чем парфяне с лошадей. Кроме того, оставалась еще римская конница, которая могла отражать отряды неприятеля, подходившие на близкое расстояние». Можно предположить, что основные потери армия Красса понесла еще до битвы при Каррах от болезней, голода и жажды во время изнурительного марша через пустыню, а не от парфянских стрел. Быть может, само сражение при Каррах свелось лишь к уничтожению попавшего в ловушку отряда Публия Красса.

После гибели сына Красс стал отступать к Каррам, занятым римским гарнизоном. Сурена, подойдя к Каррам, вызвал Красса на переговоры. Он обещал дать возможность римлянам беспрепятственно покинуть Месопотамию, если те откажутся от войны против парфянского царя. Красс отказался от предложения и ночью покинул Карры. Римляне отразили атаки утомленных боем парфян и были уже недалеко от спасительных гор. Тогда Сурена отпустил часть пленных римлян и вновь предложил перемирие. Во время личной встречи Сурены и Красса парфяне внезапно окружили их и убили римского полководца, легата Октавия и несколько сопровождавших их римских командиров.

После того как Красс был предательски убит, большинство его изнуренных воинов, лишенные руководства, попытались спастись бегством, но были перебиты. По словам Плутарха, погибло 20 тысяч римских воинов, а 10 тысяч оказались в плену. Невозможно оценить достоверность как этих цифр, так и всего того, что сообщает Плутарх о битве при Каррах и последующих переговорах. Не исключено, что сами эти переговоры были начаты Крассом в надежде добиться того, чтобы парфяне пощадили раненых и больных, которые не могли выдержать тягот возвращения в Сирию. Но парфянский полководец Сурена предпочел уничтожение всей римской армии любому соглашению с Крассом, даже выгодному для Парфии. До Сирии добрались лишь 14 тысяч легионеров под командованием квестора Гая Кассия Лонгина. Это были остатки армии Красса и римских гарнизонов в Месопотамии.

Из остатков армии Красса удалось сформировать два легиона, которые позднее приняли участие в битве при Фарсале на стороне Помпея. Пока же им пришлось отражать парфян, которые в 50 году вторглись в Сирию. Здесь борьба проходила с переменным успехом, пока в следующем году вспыхнувшие в Парфии междоусобицы вынудили ее армию вернуться домой.

В 36 году новый поход против Парфии предпринял римский полководец Марк Антоний. Перед этим его легат разбил парфян, вторгшихся после разгрома Красса в северную Сирию. Марк Антоний имел армию, вдвое большую по численности, чем Красс. Под началом Антония было 13 легионов (по другим данным — 18) и вспомогательные войска римских союзников — армян, а также 10-тысячную арабскую конницу.

Римская армия переправилась через Евфрат у Зегмы, затем форсировала Тигр и вторглась в вассальную парфянам Мидию (Атропатену), где правил Царь Артвасд. Здесь к Антонию должна была присоединиться армия армянского царя Артавазда, тезки властителя Мидии. Римляне собирались осадить мидийскую столицу Фараспу и для этой цели везли в обозе гигантский таран. Однако обоз подвергся внезапному нападению парфянской конницы, и осадные машины были уничтожены После этого поражения армяне покинули римлян.

Антоний пытался продолжать осаду Фараспы, но в ходе одной из вылазок парфяне сожгли плотину, с помощью которой римляне отвели от крепости воду. Антоний присудил две когорты, допустившие неприятельский прорыв, к децимации — казни каждого десятого, за то, что они недостаточно стойко сражались. Тем не менее, римлянам пришлось снять осаду и вернуться в Сирию.

В 34 году Антоний вторгся в Армению, захватил в плен Артавазда и казнил его за измену. Но от планов завоевания Парфии ему пришлось отказаться из-за начавшейся в 32 году гражданской войны между ним и Октавианом. Следующий успешный поход против Парфии предпринял уже император Траян в 113 году н э. Поводом к войне послужил захват парфянским царем Хосроем союзной Риму Армении. Еще до прибытия императора находившиеся на Востоке легионы смогли выбить парфян из Армении. В 114 году Траян подготовил и осуществил широкомасштабное вторжение в Парфию. Римляне перешли Евфрат и овладели Вавилоном, Адиабеной и Ктесифоном. Римские легионы дошли до Персидского залива. Но в 116 году в Месопотамии вспыхнуло антиримское восстание и еще более серьезный мятеж произошел в африканских провинциях империи. В 117 году все эти выступления были подавлены, но болезнь и смерть Траяна помешали римлянам оккупировать Иранское нагорье. Преемники Траяна ограничились контролем над Месопотамией, оставив парфянскую столицу и отказавшись от идеи иметь своих ставленников на парфянском троне. Империя при Траяне достигла наибольшего могущества и была уже не в состоянии ни управлять, ни удерживать военной силой обширные окраинные территории от покушений соседних государств, вторжений варварских племен и восстаний покоренных народов.

Римско-парфянские войны продолжались, но уже со значительно меньшим размахом, на протяжении II и начала III века. Она шла с переменным успехом, ограничиваясь территориями Сирии, Месопотамии и Армении. Пользуясь внутренней борьбой в Парфии, римские легионы не раз проникали вглубь Месопотамии. В 215 году римский император Каракалла даже заставил парфянского царя Вологаза V признать себя вассалом Рима, однако два года спустя император был убит, и парфяне почувствовали себя свободными от обязательств перед Римом. Через несколько лет, в 226 году, последний парфянский царь Артабан V был свергнут своим персидским вассалом Артаксерксом, основавшим династию Сасанидов. Место Парфии в качестве главного соперника Рима на Востоке заняла Персия, войны с которой продолжила и Византийская империя, вплоть до падения государства Сасанидов под натиском арабов в середине VII века. В результате римско-парфянских войн определились границы предельного продвижения Рима в Азии Армения и Месопотамия стали теми буферными областями, где соперничали римское и парфянское влияние.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.