СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

РИМСКО-ГАЛЛЬСКИЕ ВОЙНЫ

(I век до н.э.)

Война Римской республики с целью покорения галльских племен, населявших территорию современных Франции, Швейцарии, Бельгии, Голландии и Люксембурга.

Галлы, народ кельтской группы, не раз воевали против Рима. В частности, во время Второй Пунической войны они служили в армии Ганнибала. Завоевание Галлии является прежде всего заслугой римского полководца Гая Юлия Цезаря. Когда он был назначен наместником Галлии в 58 году, под римским контролем, еще со времен пунических войн, находились только Цизальпинская и Нарбоннская Галлия (последняя занимала современный Прованс). Наиболее обширная по территории Трансальпийская Галлия не знала еще никаких следов римского владычества. Численность населения всей Галлии, основываясь на данных «Записок Юлия Цезаря о галльской войне» о численности галльских войск, иногда определяют в 15—20 миллионов человек, что делает его сравнимым с тогдашним населением Италии. Вероятно, такая оценка сильно преувеличена. Ведь полководцы во все времена, а особенно в древности и Средневековье, очень любили многократно преувеличивать численность неприятеля, чтобы оттенить значение своих побед или оправдать поражения. Если бы галлов действительно было бы так много, они наверняка бы выделялись мощной внешней экспансией. Однако современные Цезарю источники о такой экспансии ничего не говорят, хотя и отмечают наличие в Галлии не только селений, но и городов, что говорит о сравнительно высоком уровне цивилизации. Галльские племена оставались политически раздроблены и нередко враждовали друг с другом. Некоторые из них, например эдуи, были союзниками римлян. Привилегированными сословиями в Галлии были воины, называвшиеся «всадниками», и жрецы-друиды.

Первый кризис, какой пришлось разрешать прибывшему в 58 году в Галлию Цезарю, была проблема переселения племени гельветов, живших на территории современной Швейцарии. По непонятной до сих пор причине, возможно, из-за нападения каких-то неизвестных племен, гельветы предали огню свои жилища и намеревались переселиться к устью реки Гарумны (Гаронны). Цезарь с войском срочно направился в город Генава (Женева) в Дальней Галлии, находившийся на границе со страной гельветов и соединявшийся с ней мостом. Цезарь приказал разрушить мост и срочно объявил в провинции дополнительный военный набор.

По его оценке, общая численность гельветов достигала 300 тысяч человек, чему соответствовало число воинов примерно в 50—60 тысяч человек (по оценке Цезаря — даже 90 тысяч). Можно предположить, однако, что в действительности гельветов было в несколько раз меньше.

Гельветы направили посольство к Цезарю. Они просили дать разрешение на проход и обязались не наносить никакого ущерба местному населению. Но римляне не верили в столь благопристойное поведение галльских племен. Цезарь тянул время, ожидая подхода недавно набранных контингентов легионеров. Он предложил гельветским послам вновь явиться к нему в середине апреля, а за выигранный таким образом месяц возвел вал со рвом от Леманнского озера до Юрского хребта. Когда послы явились вновь, они получили решительный отказ.

Гельветы безуспешно пытались прорвать линию укреплений. Тогда они двинулись через земли племени секванов между горами Юры и рекой Родан (Рона), находившимися вне зоны римского влияния. Однако Цезарь вынашивал планы по завоеванию всей Галлии, чтобы благодаря славе и трофеям укрепить свое положение на политической сцене Рима и получить перевес над двумя другими триумвирами, Гнеем Помпеем и Марком Лицинием Крас-сом. Поэтому он заявил, что гельветы слишком воинственны и потому опасны для Рима.

Оставив своего легата Тита Лабиена охранять укрепления у Леманнского озера, наместник Галлии вывел из зимнего лагеря в районе Аквилеи три легиона и спешно набрал еще два. С этими силами Цезарь двинулся через Альпы в Галлию Дальнюю. Гельветы уже вторглись в земли эдуев, и те просили римлян о помощи. Цезарь узнал, что примерно три четверти гельветов уже переправились через реку Арар (Сона). С тремя легионами он напал на тех гельветов, что еще не успели переправиться, и нанес им поражение. Затем римляне начали преследовать основную массу гельветов. При этом войско Цезаря испытывало недостаток хлеба, а эдуи, обещавшие обеспечить его продовольствием, откладывали поставки со дня на день. Римляне подозревали их в измене. Цезарь даже взял под стражу одного из вождей эдуев Думнорига, чтобы добиться выполнения обязательств. Наместник вознамерился также силой взять продовольствие в эдуйском городе Бибракте, где находились большие склады зерна. К этому же городу свернули гельветы. В последовавшем сражении римские легионы сокрушили гельветское ополчение. Уцелевшие гельветы ушли в землю племени лингонов, но по дороге были перехвачены отрядами римлян и капитулировали. Цезарь приказал им вернуться в свои прежние земли и предоставил им определенный запас продовольствия за счет племени аллоброгов.

После победы над гельветами Цезарь обратился против вождя германского племени свевов Ариовиста, обосновавшегося на территории секванов (в современном Эльзасе). Для этого было организовано обращение от имени собрания галльских племен к римлянам с просьбой защитить их от Ариовиста. Как отмечает римский историк Гай Светоний Транквил, Цезарь «не

упускал случая для войны, даже несправедливой и рискованной, и первым нападал как на союзные племена, так и на враждебные и варварские». Ариовисту был предъявлен ультиматум: не осуществлять новых переселений германских племен через Рейн, вернуть эдуям взятых у них заложников и не угрожать войной союзным Риму галльским племенам. Отказ Ариовиста принять ультиматум был использован как предлог для начала войны с ним, хотя ранее вождь и был провозглашен тем же Цезарем «союзником и другом римского народа». Теперь же наместник Галлии выступил в поход против свевов и поддерживавших их секванов.

Он захватил главный город секванов Весонтион (Безансон). Однако римское войско, как утверждал Цезарь, имело преувеличенные представления о физической силе и умении германских воинов. Среди новобранцев возникли панические настроения. Тогда Цезарь обратился к командному составу армии с пламенной речью, заявив: «Я пойду на варваров хотя бы с одним только закаленным в боях 10-м легионом, ибо те, с кем нам предстоит сражаться, не сильнее кимвров, а я полководец не слабее Мария, их победившего». Войско заверило Цезаря в своей готовности сражаться.

В сентябре римляне приблизились к армии Ариовиста на расстояние в 24 мили. Вождь свевов изъявил желание вступить в переговоры, но они закончились безрезультатно. Через неделю состоялась битва. Ариовист маневрировал и пытался уклониться от столкновения. Это можно счесть косвенным свидетельством того, что его армия уступала римской в численности. Но, в конце концов, Цезарю удалось напасть на германцев. Главный удар римляне нанесли против правого фланга неприятеля, который обратился в бегство. Однако и Ариовист, в свою очередь, потеснил римский правый фланг. Но здесь на помощь пришел начальник конницы Публий Красе, сын Марка Лициния Красса. Он возглавил атаку кавалерии и опрокинул левый фланг Ариовиста. Римляне гнали германцев на протяжении 5 миль, до самого Рейна. Лишь немногим вместе с вождем удалось уйти на правый берег реки. Остальные были перебиты или захвачены в плен. Среди пленных оказалась и одна из дочерей Ариовиста. Другая дочь и обе жены вождя свевов погибли во время отступления.

В довершение ко всем несчастьям на те отряды свевов, что оставались на правобережье Рейна, напали другие германские племена, убии, вскоре ставшие союзниками Цезаря. Римский полководец разместил армию на зимние квартиры в землях секванов, а сам отправился в Ближнюю Галлию. Здесь он набрал еще два легиона для похода против галльского племени белгов, жившего на территории Северной Франции, Бельгии и Голландии. Совершив 15-дневный переход и соединившись с остальной армией, он оказался у границы белгеких земель (в современной Шампани). Здесь римляне заручились поддержкой соседей белгов ремов, снабдивших армию продовольствием. Во время всей Галльской войны Цезарь действовал по старому римскому принципу «разделяй и властвуй», выступая в союзе с одними племенами против других.

Белги и римляне расположились в двух милях друг от друга. Противников разделяло болото. Никто не хотел идти в наступление первым. Дело ограничивалось стычками конных разъездов. Наконец белги переправились через реку Аксона и попытались перерезать подвоз продовольствия в лагерь Цезаря. Однако римская кавалерия атаковала их и заставила отойти на восточный берег Аксоны. Это поражение вызвало раздоры между различными кланами белгов. Единое ополчение распалось. Отдельные отряды стали поспешно отступать. Римляне их неотступно преследовали, приведя к покорности ряд племен из племенного союза белгов: суессионов, белловаков и амбианов, выдавших Цезарю заложников и оружие.

Затем римляне вторглись в область нервиев. Те объединились с некоторыми соседними племенами и готовились встретить врага за рекой Сабис (Самбра). Когда римляне подошли к реке и стали разбивать лагерь, нервии атаковали их. Сражение сразу переросло в беспорядочную схватку, где каждый сражался сам за себя, не слыша приказов командиров. Конный отряд римских союзников из галльского племени треверов, увидев, что лагерь Цезаря захвачен нервиями, вернулся к своим соплеменникам с сообщением, что войско римлян разбито. Цезаря спас только приход закаленного 10-го легиона, посланного на помощь Лабиеном. В результате нервии потерпели поражение.

В своих «Записках» Цезарь не пожалел красок, чтобы показать масштабы разгрома, который претерпело галльское племя в сражении, которое он чуть было не проиграл. По утверждению римского полководца, из 60 тысяч мужчин-нервиев, способных носить оружие, уцелело всего 500 человек, из 600 самых знатных «сенаторов» — только трое. Стариков, женщин и детей, сдавшихся на милость победителю, Цезарь пощадил. Крайне сомнительно, что геноцид мужского населения племени нервиев имел место в действительности. Да и вряд ли так много галльских воинов на самом деле участвовали в сражении. Даже если нервии проиграли бой, римским легионерам при преследовании практически невозможно было истребить десятки тысяч людей с помощью мечей и копий.

Покорив нервиев, римляне осадили главный город племени адуатуков. Когда римские осадные башни встали вровень со стенами крепости, галлы запросили мира. Цезарь потребовал от осажденных сдать все оружие. Но адуатуки припрятали значительную часть мечей и копий сверх тех, что сдали противнику, и ночью совершили внезапное нападение на римский лагерь, но были отражены. Заняв наутро город, Цезарь приказал всех уцелевших адуатуков общим числом 53 тысячи человек продать в рабство. В это же время Публий Красе с частью войска вышел к побережью Атлантики и вынудил племена венетов, эсубиев и редонов признать власть Рима.

Цезарь счел, что установил полный контроль над Галлией, где больше не было значительной вооруженной силы, враждебной римским интересам. Он отбыл в другую свою провинцию, Иллирик.

Признание галлами римского господства оказалось во многом формальным актом. После ухода Цезаря с частью легионов в стране вспыхнуло несколько восстаний. Уже весной 56 года наместнику пришлось вернуться в Бретань для борьбы с союзом племен во главе с венетами, располагавшим, кроме армии, большим флотом. По приказу Цезаря был построен римский флот, уничтоживший корабли галлов у устья реки Луары. После этого восставшие племена были разбиты поодиночке. Всех знатных людей Цезарь казнил, а остальных продал в рабство. В это же время Публий Красе завоевал область Аквитанию от Гаронны до Пиренеев, составлявшую по площади почти треть Галлии. Если верить Цезарю, из 50-тысячного ополчения аквитанских племен после генерального сражения с Крассом уцелела лишь четверть. В конце года Цезарь предпринял поход против моринов и менапиев, живших в низовьях Рейна и по реке Шельде Однако они ушли от римлян в леса и непроходимые для пришельцев болота. Цезарю пришлось ограничиться грабежом жилищ и полей галлов и уйти на зимние квартиры.

Благодаря соглашению с Крассом-старшим и Помпеем Цезарю удалось добиться, чтобы сенат в 55 году продлил еще на пять лет его управление Галлией. В том же году с помощью галльских союзников ему пришлось отразить нападение германских племен узипетов и тенктеров, пришедших из-за Рейна. Обманом он захватил их вождей, явившихся для переговоров, а затем внезапным нападением на лагерь разгромил германцев, которых было будто бы около 430 тысяч человек. Затем армия Цезаря перешла через Рейн по построенному за 10 дней большому мосту, совершив набег на германские земли.

В следующем, 55 году римляне силами двух легионов высадились в Британии, где жили родственные галлам кельтские племена. Они оказали Цезарю ожесточенное сопротивление, используя не только конницу, но и, что было не характерно для Европы, боевые колесницы. К тому же буря разметала римский флот, и Цезарь с трудом вернулся на материк. В 54 году он повторил экспедицию в Британию с более мощными силами — пять легионов и две тысячи всадников, которые перевозились на 800 судах. Британцы на этот раз не стали встречать имевшего превосходство противника на побережье, а отошли вглубь страны и начали партизанскую войну. Цезарю не удалось одержать решающей победы. В конце концов римляне склонили британского вождя Кассивелауна к уплате ежегодной дани и отправке в Рим заложников, после чего Цезарь вернулся в Галлию. Фактически он так и не смог установить контроль над Британией.

В Галлии власть Рима оставалась непрочной. «Замиренные», по донесениям Цезаря сенату, племена неоднократно поднимали восстания. Самое крупное из них, названное впоследствии Великим галльским восстанием, вспыхнуло в конце 54 года. Его начал вождь треверов Индутиомар, к которому примкнул вождь эбуронов Амбиорикс. Они окружили полтора легиона (15 когорт), которыми командовали Квинт Титурий Сабин и Луций Аврун-кулей Котта. Галлы сперва обещали им свободный выход, затем атаковали римлян на марше из засады. Остатки легионов пробились обратно к лагерю, но были уничтожены в жестоком ночном бою. Погибли и Котта с Титурием, причем последний был вероломно убит во время переговоров с Амбиориксом. Можно предположить, что здесь сказалось численное превосходство галлов. Вероятно, такое превосходство было на стороне галльских племен, когда им противостояли один или полтора римских легиона, но оно исчезало, когда римлянам удавалось сосредоточить против своих врагов силы в 2— 3 легиона. Если это предположение верно, то максимальную численность галльского ополчения, принимавшего участие в одном отдельном сражении, можно оценить в 10—15 тысяч человек.

После уничтожения войска Титурия и Котты треверы и эбуроны соединились с адуатуками и нервиями (у последних, выходит, за 4 года чудесным образом возродилась боеспособная армия). Все вместе они осадили легион Квинта Цицерона, брата знаменитого оратора Марка Туллия Цицерона. Он сумел удержать лагерь до подхода на выручку Цезаря с двумя легионами. В последующем сражении, как утверждается в «Записках о галльской войне», семь тысяч цезаревых легионеров обратили в бегство 60 тысяч галлов. Войско Цицерона было спасено от уничтожения. Индутиомар также снял осаду с лагеря легиона Лабиена. Вскоре этот вождь потерпел поражение и был убит. Однако тяготы римского владычества, требования регулярной выплаты дани и содержания размещенной в стране римской армии побуждали подавляющее большинство галльских племен не складывать оружие.

В 53 году силы Цезаря возросли до 10 легионов за счет трех легионов, набранных его легатами, и одного легиона, присланного Помпеем. С четырьмя легионами Цезарь обрушился на нервиев и вновь привел их к покорности. Затем в Лютеции (Париже) наместник провел общегалльский съезд, где союзные Риму вожди осудили повстанцев. Позднее римляне разбили сенонов, треворов и некоторые другие мятежные племена. Восставшие так и не смогли создать единую армию, способную противостоять Риму. Цезарь жестоко отомстил эбуронам, полностью опустошив их страну и любезно пригласив к грабежу соседние галльские племена. Лишь вождь эбуронов Амбиорикс смог спастись бегством.

В 52 году боевые действия разгорелись с новой силой. Восстали карнуты, перебившие всех римских граждан в городе Ценаб (Орлеан). Вскоре восстание опять охватило всю страну. Во главе его стал вождь арвернов Верцинге-торикс, провозглашенный царем. Это был талантливый полководец, грозный противник Цезаря. Римляне оттеснили войско галльского полководца Луктерия. После этого Цезарь в конце февраля перешел через горы Севенны, считавшиеся непроходимыми из-за снежных заносов, и вторгся в земли арвернов. Верцингеторикс вынужден был отказаться от похода на север и поспешил на защиту родной страны.

Галльский царь осадил Горгобину — главный город римских союзников боев. Цезарь тем временем успел занять и разграбить Ценаб. Римляне также захватили галльские города Велланодун и Новиодун. Тогда Верцингеторикс, используя свой перевес в коннице, перешел к тактике партизанской войны, нападая на мелкие римские отряды и затрудняя противнику снабжение продовольствием и фуражом. Галлы сами сожгли несколько десятков своих городов и селений, чтобы лишить неприятеля удобных мест для постоя. Только крупнейший город Галлии Аварик (Бурж), столицу племени битуригов, Верцингеторикс решил защищать. Город был взят после долгой и тяжелой осады, причем трудности с продовольствием не раз заставляли Цезаря думать, не отступиться ли от Аварика. Из 40 тысяч жителей города уцелело лишь 500 человек.

В дальнейшем четыре легиона под командованием Лабиена были направлены в земли сенонов и паризиев, а Цезарь с шестью легионами двинулся к Герговии. Крепость находилась на высоком холме, а Верцингеторикс с полевой армией занял все подступы к ней. Герговию можно было взять только после длительной осады. Тем временем от римлян отложились их давние союзники — эдуи. Чтобы не допустить всеобщего восстания в их землях, Цезарь вынужден был снять осаду Герговии, предприняв перед уходом неудачную попытку штурма города. При этом римляне потеряли 700 легионеров и 46 центурионов.

После этого эдуи открыто стали на сторону Верцингеторикса и, перебив римский гарнизон в Новиодуне на Лауре, захватили большие запасы хлеба. Теперь войска Лабиена, осаждавшие Лютецию, оказались отрезаны от глав-

ных сил римлян. Цезарь пошел на соединение со своим легатом. Они встретились в Агединке. Тем временем прошел общегальский съезд, призвавший всех галлов к борьбе с Римом. На стороне Цезаря остались только ремы, аллоброги и лингоны. Римляне вынуждены были отступить на защиту Провинции. Верцингеторикс атаковал римскую колонну на марше, но галльская конница была разбита конницей Цезаря, набранной из враждовавших с галлами германских племен.

После этого Верцингеторикс с пехотой был осажден в Алезии. Остатки галльской конницы рассеялись по своим племенным землям, откуда осажденные тщетно ожидали подкреплений больше месяца. Наконец, галльские отряды под командованием Коммия и двоюродного брата Верцингеторикса Веркассивеллауна подошли к Алезии и атаковали линию римских укреплений. Одновременно осажденные сделали вылазку. Сражение продолжалось три дня. Лишь к исходу третьего дня римской коннице удалось рассеять деблокирующую армию галлов. Верцингеторикс вынужден был отступить обратно в крепость. Римляне захватили 74 галльских знамени. На следующий день Алезия капитулировала.

Верцингеторикс провел в плену 6 лет, пока в Риме не прошел триумф Цезаря за завоевание Галлии. Галльский вождь был проведен в триумфальной процессии в качестве живого трофея, а потом казнен. Последние разрозненные очаги галльского восстания были ликвидированы к 50 году.

Победа римлян была обеспечена более свершенной военной организацией и отсутствием прочного единства среди галльских племен. Рим получил плацдарм для завоевания Британии и для действий в германских землях. Теперь римские владения в Испании и Италии получили прочную сухопутную связь между собой. В покоренной Галлии статус римских союзников сохранили только ремы, лингоны и эдуи. Они не должны были выдавать заложников и платить налоги. Все остальные племена были обложены единым фиксированным налогом. Сумма этого налога (трибута) для Трансальпийской Галлии во времена Цезаря достигала астрономической суммы в 40 миллионов сестерциев (10 миллионов денариев) в годовом исчислении.





СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001
Соколов Б.В.