Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

ОЯМА ИВАО

1842–1916

Маршал Японии. Главнокомандующий сухопутной армией в Маньчжурии во время Русско-японской войны 1904–1905 годов.



Ивао Ояма родился в княжестве Сацума, ныне префектура Кагосима. Происходил из древнего самурайского рода, принадлежностью к которому очень гордился. Целью своей жизни избрал ревностное служение микадо — японскому императору на военном поприще, что было семейной традицией в роду самураев Ояма. К карьере военного человека его начали готовить с детства.

Благодаря своим способностям, Ивао Ояма быстро выдвинулся в японской императорской армии. После буржуазной революции 1867–1868 годов он сыграл важную роль в создании, по сути дела, новой армии Японии по образцу европейских. Ояма относился к числу тех военачальников, которые понимали, что дальнейшая самоизоляция страны ведет к ослаблению ее военной силы и роли в мировом сообществе, особенно в Тихоокеанском регионе, в котором Япония всегда претендовала на роль лидера.

Высшее командование императорской армии рано обратило внимание на способного молодого офицера. Он на несколько лет был командирован в Европу для изучения организации армий ее стран, знакомства с их современным боевым опытом, налаживания связей среди европейского командования и, разумеется, сбора разведывательных данных о своих возможных противниках.

Во время франко-прусской войны 1870–1871 годов потомок самураев находился при прусских войсках, которые разгромили французскую армию и осадили Париж. Ивао Ояма смог досконально изучить тактические приемы прусских полководцев, оценить их военное искусство и реформаторскую деятельность в армии генерала Мольтке-старшего.

После окончания франко-прусской войны Ивао Ояма получил хорошее военное образование во Франции и Швейцарии. В сфере его интересов теперь, кроме всего прочего, было состояние военного дела в Российской империи, боевые возможности русской армии после милютинских военных реформ, проведенных по завершении Крымской войны.

В 1874 году Ивао Ояма возвратился из Европы на родину и продолжил служить в императорской армии. Довольно скоро ему пришлось впервые применить на практике европейский военный опыт и полученные вдали от Японии знания при подавлении мятежа самураев в Сацума в 1877–1878 годах.

Доказав на деле личную преданность обожествленному императору, Ивао Ояма стал делать головокружительную военную карьеру. Вскоре после событий в Сацума он назначается начальником Генерального штаба Японии, а в 1885 году становится военным министром. На этих высоких государственных постах он последовательно проводил политику милитаризации страны, повышения боеспособности императорской армии и флота. Особое внимание Ояма уделял поддержанию высокого самурайского духа среди подчиненных.

Во время японо-китайской войны 1894–1895 годов генерал Ояма командовал 2-й императорской армией и продемонстрировал высокий уровень военного искусства. Его армия захватила южную часть Ляодунского полуострова и портовый город Вейхайвей. Спустя всего десять лет японскому самураю-полководцу вновь доведется воевать на Ляодуне, но уже против нового противника в лице русской армии.

После победы в японо-китайской войне генерал Ивао Ояма удостаивается высокой чести — он становится полноправным членом Тайного совета при императоре и участвует в подготовке Страны восходящего солнца к новой войне в северо-западной части Тихоокеанского бассейна В 1898 году Ивао Ояма получает звание маршала Японии, а в следующем 1899 году вновь назначается начальником Генерального штаба.

В конце XIX столетия Российская империя стала вновь расширять свое военное присутствие на Дальнем Востоке. С 1898 года она арендовала у Китая Ляодунский полуостров и начала строить на нем большую военно-морскую базу в Порт-Артуре (Люйшуне). В 1900 году русские войска оккупировали Маньчжурию, где развернулось строительство Китайско-Восточной железной дороги — КВЖД.

Однако Япония сама имела виды на Маньчжурию и восприняла строительство на Желтом море русской морской крепости как прямой вызов своему могуществу. В 1902 году Токио заключил союз с Лондоном и начал получать от Великобритании необходимую помощь для подготовки к войне с Россией. Такую же недружественную позицию по отношению к России заняли и Соединенные Штаты. Великобритания и США предоставили Японии займы на огромную для того времени сумму в 410 миллионов долларов, покрыв тем самым до 40 процентов ее военных расходов. Во многом благодаря стараниям начальника Генерального штаба Ивао Оямы Япония располагала к началу войны с Россией, хотя сравнительно и небольшой, но современной, хорошо оснащенной новейшим оружием сухопутной армией. Наличие многочисленных подготовленных резервов позволяло императорскому командованию быстро увеличить численный состав армии. Не случайно Ояма так усердно изучал систему мобилизационной готовности вооруженных сил Прусского королевства перед войной с Францией.

Численность японской армии к началу военного конфликта с Россией превысила 150 тысяч человек. А в ходе мобилизации императора она уже состояла более чем из 375 тысяч человек, имея на вооружении 1140 орудий и 147 пулеметов, только что поступивших в армии сильнейших держав мира.

При помощи противников России Япония смогла создать многочисленный, а самое главное современный военный флот. Он насчитывал 80 боевых кораблей, в том числе 6 эскадренных броненосцев, 8 броненосных крейсеров, 12 легких крейсеров, 27 эскадренных миноносцев и 19 малых миноносцев. Большое преимущество Японии в войне на море с Россией заключалось в том, что ее флот имел немало первоклассных портов на Японских островах. Командовал императорским флотом адмирал Хейхатиро Того.

Перед военным столкновением двух империй японская внешняя разведка оказалась на голову выше российской, которая, словно не видя угрозы на Дальнем Востоке, все свои усилия сосредоточила на европейском континенте. Японские разведчики активно действовали не только в Маньчжурии, крепости Порт-Артур, в Приморье и Приамурье, но даже в таких российских центрах, как Санкт-Петербург и Одесса.

Маршал Ивао Ояма и аппарат японского Генерального штаба имели достаточно ясное представление о том, что Россия располагает гораздо меньшими силами. Действительно, Россия, имевшая самую крупную по численности сухопутную армию в 1 миллион 135 тысяч человек, держала на Дальнем Востоке меньше десятой ее части. Там дислоцировалось всего 2 армейских корпуса общей численностью около 98 тысяч человек и пограничные войска численностью 24 тысячи человек, большей частью находившиеся в Маньчжурии. На вооружении этих войск находилось всего 148 орудий и 8 (!) пулеметов. Все эти силы были разбросаны на огромной территории Маньчжурии, Приморья и Забайкалья.

Еще хуже дело обстояло с флотом. У России на Дальнем Востоке было 63 корабля различных классов, в том числе много устаревших: 7 эскадренных броненосцев, 4 броненосных и 7 легких крейсеров, 27 эсминцев и 10 малых миноносцев, 2 минных заградителя и другие суда. Российские морские силы могли базироваться только в Порт-Артуре (там строительство базы было еще далеко от завершения) и во Владивостоке.

Перед самой войной маршал Ояма, равно как и адмирал Того, провели учения с командным составом армии и флота, в ходе которых отрабатывались военные операции против русских. Япония готовилась к войне с Россией самым тщательнейшим образом, чего нельзя было сказать о высшем военном командовании Российской империи.

В преддверии объявления войны начальник Генерального штаба мог с полной ответственностью доложить на заседании тайного Совета следующее: японская армия превосходит российские войска на Дальнем Востоке в людях более чем в три раза, в артиллерии — почти в 8 раз, по пулеметам — в 18 раз, по количеству кораблей — в 1,3 раза.

Крепостная артиллерия русских уже устарела, у них было очень мало горных орудий. Российские корабли уступали однотипным японским в бронировании, дальнобойности артиллерии и скорости хода. С европейской частью России ее Дальний Восток связывала единственная транспортная артерия — еще не достроенная до конца Сибирская железная дорога. Океанский путь из балтийских и черноморских портов был долог и дорог.

Это позволяло маршалу Ивао Ояме и его соратникам надеяться на быстрое и победное окончание Русско-японской войны. Ее план, разработанный в Генеральном штабе Японии под личным руководством Оямы, состоял в следующем. Внезапным ударом предусматривалось уничтожить русский флот, захватить господство на море и, обеспечив тем самым свои морские коммуникации, быстро перебросить на материк все сухопутные силы, захватить Порт-Артур, почти не защищенный с суши, и разгромить русскую армию в районе Ляояна. Планировался также захват острова Сахалина, а в дальнейшем Маньчжурии, Уссурийского и Приморского краев.

Русско-японская война 1904–1905 годов начиналась в точном соответствии с самурайским духом японских полководцев: внезапно и коварно, без предварительного объявления войны.

24 января 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией, а 26 января начала военные действия против нее. Официально Токио объявило войну России 28 января.

В ночь на 27 января японский флот внезапно атаковал русскую эскадру вице-адмирала Старка, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. Днем 27 января японская эскадра у корейского порта Чемульпо атаковала крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец».

Японцам удалось блокировать в Порт-Артуре русскую эскадру, которая понесла немалые потери во время ночного нападения, однако она сохранила боеспособность. Вооруженные силы Японии (1-я армия генерала Т. Куроки) в короткое время оккупировали Корею и вышли на ее границу с Маньчжурией. Их боевыми действиями руководил начальник Генерального штаба маршал Ояма, который в июне 1904 года стал главнокомандующим японскими сухопутными силами в Маньчжурии.

После того как 45-тысячная 1-я армия генерала Куроки в бою на пограничной реке Ялу (Ялуцзян) разбила русский Восточный отряд (численностью в 19 тысяч человек), стратегическая инициатива в войне перешла к маршалу Ояма. 22 апреля у Бицзыво на Ляодунском полуострове высадилась с кораблей 2-я японская армия генерала Я. Оку. В середине мая она захватила Цзиньчжоу и прервала связь Порт-Артура с Маньчжурской армией генерала А.Н. Куропаткина (главнокомандующим вооруженными силами России на Дальнем Востоке был адмирал Е.И. Алексеев).

Русское командование направило на помощь осажденной Порт-Артурской крепости 1-й Сибирский корпус, которому пришлось после упорного боя под Вафангоу со 2-й японской армией отойти на север. Затем маршал Ояма приказал своим войскам начать наступление вдоль железной дороги на Ляоян и стал готовиться к осаде Порт-Артура. Из вновь прибывших на материк войск была сформирована 3-я армия под командованием генерала М. Ноги. Ее первоначальная численность составляла около 60 тысяч человек при 400 орудиях. На подступах к Порт-Артуру начались тяжелые бои; крепостной гарнизон по силам во много раз уступал действовавшей против него неприятельской армии.

Для лучшего управления сухопутными войсками, численность которых все увеличивалась по мере прибытия морем резервов, маршал Ояма сформировал еще одну армию — 4-ю под командованием генерала М. Нодзу. Она вместе с 1-й и 2-й с боями начала продвигаться в северном направлении к Ляояну.

11–24 августа 1904 года состоялось Ляоянское сражение, в котором участвовали главные силы противников. Русская Маньчжурская армия генерала Куропаткина насчитывала 152 тысячи человек при 606 орудиях. Три японские армии под общим командованием маршала Ивао Оямы насчитывали всего 130 тысяч человек при 508 орудиях. Несмотря на это, главнокомандующий сухопутными силами Японии в Маньчжурии планировал овладеть оборонительными рубежами противника, а затем окружить и уничтожить русскую армию. К тому времени Ояма уже убедился, что генерал Куропаткин слабый противник.

Две группы войск русской Маньчжурской армии — Южная и Восточная — занимали оборонительные рубежи на дальних подступах к Ляояну. Маршал Ояма отправил в обход левого фланга Восточной группы 1-ю армию генерала Куроки, двум другим приказал начать наступление против Южной группы. Однако атаки японских войск на всех направлениях были успешно отбиты. Но уже в самом начале Ляоянского сражения случилось непредвиденное. Генерал Куропаткин, основываясь на явно преувеличенных данных о силах противника, отдал приказ своим войскам оставить первую линию обороны и отойти на вторую.

17 августа маршал Ояма приказал всем трем своим армиям атаковать эту позицию. На своем правом фланге и в центре русские отразили атаки японцев сильными контратаками, нанеся им большие потери. Но на левом фланге японцы сумели захватить населенный пункт Сыкваньтунь и несколько господствующих высот восточнее Ляояна. Тогда Куропаткин отдал приказ отойти уже на главный оборонительный рубеж. Командующий русской Маньчжурской армией явно терял контроль над ситуацией. На главном оборонительном рубеже картина повторилась. Четыре Сибирских стрелковых корпуса контратаками успешно отбили все атаки трех японских армий. Казалось, что ни одной из сторон успеха не добиться. Тем не менее 21 августа генерал Куропаткин отдал приказ об отступлении к Мукдену, все дальше от осажденного Порт-Артура. Русская Маньчжурская армия отошла на север, не потерпев в Ляоянском сражении поражения.

22 августа японские войска заняли оставленный русскими город Ляоян. Преследовать их маршал Ояма не решился, опасаясь перехода Маньчжурской армии в наступление и из-за больших потерь, понесенных в Ляоянском сражении. За 11 дней боев японцы потеряли 24 тысячи человек, русские — 16 тысяч. Все же для главнокомандующего сухопутными силами Японии в Маньчжурии овладение городом Ляояном стало большой победой.

К осени 1904 года противоборствующие стороны значительно пополнили свои силы. Более того, русская Маньчжурская армия получила заметное численное превосходство — 214 тысячам русских солдат противостояли 170 тысяч японцев. На реке Шахэ произошло встречное сражение, которое закончилось безрезультатно, но с большими потерями для обеих сторон. Здесь впервые образовался сплошной фронт протяженностью более 60 километров, и борьба приняла позиционный характер.

После перехода японской армии к обороне маршал Ояма принял решение в кратчайшие сроки овладеть осажденным Порт-Артуром, гарнизон которого оставался в тылу его главных сил. 100-тысячная осадная армия требовалась для действий в Маньчжурии. Несколько яростных и кровопролитных штурмов русской крепости, подвергшейся сильным бомбардировкам с моря и с суши, были отбиты. Тем не менее, царские генералы Стессель и Фок, вопреки мнению военного совета, сдали крепость Порт-Артур (который мог сражаться еще многие месяцы) японцам.

Осаждавшая Порт-Артур 3-я японская армия присоединилась к главным силам. В Мукденском сражении 1905 года русская армия потерпела большое поражение и отступила на заранее подготовленные в 175 километрах от города Мукдена Сыпингайские позиции. С середины марта 1905 года боевые действия на сухопутном фронте практически прекратились. Обе стороны были истощены. К тому времени русские войска в Маньчжурии насчитывали 788 тысяч человек. Маршал Ояма имел под своим командованием 750 тысяч человек.

Однако вскоре произошло Цусимское морское сражение. После полного разгрома в нем русских 2-й Тихоокеанской эскадры и 1-го отряда 3-й Тихоокеанской эскадры Русско-японская война закончилась победой Японии. До самого конца войны главнокомандующим ее сухопутными армиями в Маньчжурии оставался маршал Ивао Ояма.

23 августа 1905 года в Портсмуте (США) был подписан мирный договор. По нему Россия признавала Корею сферой японского влияния, уступала Японии южную часть острова Сахалин, арендные права на Порт-Артур и город Дальний на Ляодунском полуострове с прилегающими территориями и южную ветку КВЖД.

Маршалу Ояме по возвращении в Токио были оказаны большие государственные почести. Больше воевать ему не пришлось, да и к тому же при императорском дворе он занимал высокую должность: с 1912 года — являлся хранителем печати императора Японии.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.