Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

ПАСКЕВИЧ ИВАН ФЕДОРОВИЧ

1782–1856

Граф Эриванский. Князь Варшавский. Русский полководец, генерал-фельдмаршал.



Иван Федорович Паскевич родился в городе Полтаве в богатой семье помещика-крепостника. В 1800 году закончил Пажеский корпус. Знатное происхождение позволило ему не задерживаться долго на должностях младшего офицерского состава. Свой первый боевой опыт он получил в ходе Русско-турецкой войны 1806–1812 годов на болгарской земле.

На пятый год войны 28-летний Паскевич был назначен командиром Витебского мушкетерского полка, который отличился в бою с османами под городом Магналия, во время штурма турецкой крепости Базарджик. Однако подлинная воинская слава пришла к полковнику Паскевичу в сражении под стенами осажденной приморской крепости Варна. Ее сильные укрепления дополнялись еще и такой природной преградой, каким являлось озеро Девно.

Командование поставило перед Витебским мушкетерским полком задачу захватить на противоположном берегу озера, на мысе Галатобург, вражеские артиллерийские батареи и занять здесь позицию. Русские мушкетеры блестяще справились с поставленной задачей. За этот бой полковник мушкетеров Паскевич получил свой первый орден Святого Георгия 4-й степени.

Затем произошел крайне редкий в истории русской армии случай, когда офицер почти сразу получил второго Георгия и стал дважды георгиевским кавалером.

К осажденной Варне прибыл многочисленный турецкий флот, и ее гарнизон сразу же воспрянул духом, поддержка сотен орудий с моря значила очень многое. Из Стамбула настойчиво требовали от осажденных решительных, наступательных действий. Русские под крепостью преимуществ не имели. Варненский паша в первую очередь решил убрать занозу в системе крепостной обороны — вернуть себе с боем батареи на мысе Галатобург. Тем более что противник имел здесь всего один пехотный полк.

Гарнизон сделал вылазку на позиции Витебского мушкетерского полка. Такого жаркого дела в этой войне еще не было. Полковой командир оказался на высоте. Мушкетеры отражали атаки турок то ружейными залпами, то штыковыми контратаками. Порой рукопашные схватки завязывались на самих батареях. Так Иван Паскевич заслужил своего второго Георгия.

К слову сказать, уже в полковничьем чине он имел все российские ордена за боевые заслуги, какие только можно было заслужить в таком звании. Случай очень редкий в старой русской армии, свидетельствующий о высоких командирских достоинствах отличившегося.

Свою генеральскую славу Иван Федорович Паскевич снискал во время Отечественной войны 1812 года. Он ее встретил и закончил в должности командира прославленной в боях с французами 26-й пехотной дивизии, которая входила в состав русской 2-й Западной армии генерала от инфантерии П.И. Багратиона.

26-я дивизия волей судьбы оказалась активной участницей многих ярких событий той большой войны. В крайне ожесточенном и кровопролитном бою под Салтановкой пехотинцы генерал-майора Паскевича выстояли под ударами превосходящих сил противника. Дивизия отличилась вновь в сражении под Смоленском, где ее полки покрыли себя подлинной ратной славой, доблестно сражаясь под стенами крепости и понеся в этой битве большие потери.

В Бородинском сражении 26-я пехотная дивизия генерала Ивана Паскевича вновь оказалась на направлении главного удара атакующей наполеоновской армии. Под натиском войск маршала Франции Даву и кавалерии маршала Франции Мюрата русские полки, стоявшие в первой линии центра, были обескровлены, но поле Бородинское не оставили.

Со своими пехотными полками генерал Паскевич участвовал в контрнаступлении кутузовской армии, отличившись в сражениях под Малоярославцем и Вязьмой. В заграничном походе русской армии 1813–1814 годов он командовал 2-й гренадерской дивизией, которая особенно отличилась при взятии Парижа, участвовал в блокаде наполеоновских крепостей Модлин и Магдебург, сражениях под Лейпцигом, Гамбургом и Арси-сюр-Об. Однако несмотря на свои заслуги, так и не выдвинулся — остался дивизионным командиром.

В 1817–1819 годах боевой генерал состоял при великом князе Михаиле Павловиче. Затем в столичном гарнизоне командовал гвардейской пехотной дивизией. В Санкт-Петербурге он заимел большие связи в придворных кругах. Своим учителем, на удивление многим, считал генерала Михельсона, одного из усмирителей Пугачевского бунта.

Возвышение Паскевича в русской армии и Российском государстве началось с началом правления императора Николая I. Он становится не просто его приближенным, но одним из самых доверенных и преданных государю людей. Паскевич, будучи уже командиром армейского корпуса, являлся членом Верховного суда по делу декабристов, в котором подавал свой голос только за самые строгие наказания мятежникам.

В 1826 году он назначается командующим русскими войсками в Закавказье. А с марта следующего года становится царским наместником на Кавказе, наделенным огромными полномочиями.

На Кавказе Паскевич впервые возглавил действующую армию в ходе второй Русско-персидской войны 1826–1828 годов (она называлась «Отдельный Кавказский корпус»).

Русский главнокомандующий повел свои войска на Эриванское ханство, входившее в состав Персии. После труднейшего горного перехода русские обложили крепость Эривань, считавшуюся неприступной. Однако отсутствие осадной артиллерии затягивало штурм города-крепости. Блокировав персидский гарнизон, Паскевич повел главные силы на юг. Его войска быстро заняли столицу Нахичеванского ханства город Нахичевань и подступили к персидской крепости Аббас-Абад, построенной по проекту английских инженеров-фортификаторов на берегу реки Аракс. Через эту крепость проходила прямая дорога к столице Южного Азербайджана городу Тебризу и дальше к персидской столице Тегерану. Наследный сын шаха Аббас-мирза намеревался разгромить немногочисленные силы русских, но в сражении под Аббас-Абадом потерпел жестокое поражение, и крепостной гарнизон капитулировал.

После этой победы Паскевич, надежно обеспечивший себе тыл, с главными силами возвратился под Эривань. Подошедший вслед за ним к городу во главе многотысячной конницы принц Аббас-мирза не решился на новое сражение и ушел за Аракс. Но прежде чем штурмовать Эриванскую крепость, предстояло овладеть ее преддверием — крепостью Сардар-Абад, которую защищало отборное более чем 2-тысячное войско во главе с самим ханом Эривани Гассаном. Эта крепость почти всюду имела двойные стены.

Когда к Сардар-Абаду прибыла осадная артиллерия, Паскевич приказал начать бомбардировку крепости. Вскоре рухнула одна из башен, а в стенах появились бреши. Тогда русский главнокомандующий дал хану 24 часа на раздумье: или капитуляция, или штурм. Гассан поступил иначе — со своими воинами он бежал ночью через тыльные ворота в близкий Эривань.

После этого началась плотная осада Эриванской крепости. Она стояла на скалистом берегу реки Занги, имела двойные стены и ров с водой. Началось строительство осадных укреплений и бомбардировка персидской крепости. Хану вновь предложили капитулировать, этого требовали от своего хана и горожане Но тот все надеялся отсидеться за крепостными стенами до прихода шахской армии.

Утром 1 октября 1827 года в Эривани вспыхнули волнения. 18-тысячное армянское население города решительно потребовало от Гассана сдать город. Пока тот колебался, горожане, вооружившись чем попало, заняли крепостные стены. Персидский гарнизон отказался сражаться, и русские войска через зияющие бреши в крепостной стене и открытые армянами ворота вступили в Эривань. Хан со своим войском сложили перед русскими оружие у главной мечети.

За победу в Русско-персидской войне генерал-адъютант Паскевич был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени. Одновременно он получил титул графа Эриванского. По условиям мирного договора Эриванское и Нахичеванское ханства вошли в состав Российской империи.

Едва закончилась война с Персией, как началась Русско-турецкая война 1828–1829 годов, которая велась на трех театрах боевых действий — на Балканах, Черном море и на Кавказе. Император Николай поручил Паскевичу отвлечь как можно больше османских сил от главного театра военных действий — Дунайского и покорить два приграничных пашалыка (провинции) — Карский и Ахалцыхский. В Закавказье развернулись широкие боевые действия.

Паскевич во главе Отдельного Кавказского корпуса двинулся в пределы Оттоманской Порты, штурмом взял доселе неприступную крепость Карс, гарнизон которой по численности превосходил штурмующих. Здесь трофеями русских стали полторы сотни орудий и 33 знамени султанской армии. Затем Паскевич направился к Ахалцыхской крепости. Под ее стенами сошлись 30 тысяч турецких и 17 тысяч русских воинов. И здесь главнокомандующий граф Паскевич-Эриванский одержал полную победу. После трехнедельной осады Ахалцыхская крепость с огромным гарнизоном пала.

Далее последовала еще одна, более весомая победа. В полевом сражении русские наголову разбили султанское войско под командованием Гакки-паши. Итогом этих двухдневных боев у деревни Каинлы стало лишение Порты ее азиатской армии. После этой блистательной победы русская армия устремилась в глубь турецкой Анатолии — к крепости Эрзерум, на чей сильный гарнизон так надеялся воинственный султан Махмуд II.

Крепость являлась сердцем азиатских провинций империи османов, где сходилось несколько важных дорог. В Стамбуле даже и не помышляли о том, что противник может с боями по горным дорогам зайти так далеко. Но именно так и случилось Войска Паскевича, за три дня преодолев 80 верст, заняли крепость Гассан-Кале, отстоявшую от Эрзерума всего на 40 верст. В этой крепости на случай затягивания боевых действий была создана тыловая база, в которую свезли весь провиант, захваченный у турецкой армии.

Эрзерумский сераскир Салех-паша, в надежде на скорую помощь султана, вознамерился было обороняться. Но царский наместник перехитрил его. Паскевич приказал отпустить в город двух эрзерумских старшин, взятых в плен в сражении при Каинлы с письмом горожанам. В итоге сераскир оказался перед фактом восстания против него жителей большого города. И при подходе русских войск ему пришлось согласиться на безоговорочную капитуляцию. 27 июня 1829 года русские вступили в Эрзерум, армянская часть населения которого с восторгом встречала победителей.

Над древней цитаделью взвился флаг России. Победителям достались огромные трофеи, в том числе 150 крепостных и полевых орудий. За взятие Эрзерума генерал от инфантерии Иван Федорович Паскевич удостоился высшей полководческой награды Российской империи — ордена Святого великомученика и победоносца Георгия 1-й степени. В военной истории России он стал четвертым и последним обладателем всех четырех степеней этого ордена — после таких прославленных полководцев как М.И. Голенищев-Кутузов-Смоленский, М.Б. Барклай-де-Толли и И.И. Дибич-Забалканский.

За победное окончание войны с Турцией в Закавказье Паскевич удостоился также звания генерал-фельдмаршала.

В Кавказской войне его войска защищали черноморскую береговую линию — морскую границу Российского государства. Между прочим, это позволило ликвидировать работорговлю в западной части Северного Кавказа.

Однако царского наместника — главнокомандующего русскими кавказскими войсками современники немало и критиковали, считая, что в ходе наступления на персов и турок Паскевич был чересчур осторожен и предусмотрителен. При этом он много внимания уделял походному быту войск: он выступал на врага только при условии, если в солдатских ранцах сухарей имелось не менее чем на три дня пути.

Дальнейшая военная биография генерал-фельдмаршала Паскевича сложилась не менее славно. Будучи одним из наиболее близких к императору людей, полководец стал деятельным исполнителем реакционной политики Николая I, который после восстания декабристов на Сенатской площади был готов вооруженной рукой бороться с любыми революционными выступлениями в Европе против любых монархий.

С 1830 по 1850 год Паскевич был царским наместником в Польше. Это назначение было связано с началом Польского восстания 1830–1831 годов и штурмом варшавского пригорода Праги, за которым последовало взятие столицы мятежного Царства Польского. Главнокомандующему русскими войсками в тех событиях понадобилось всего четыре месяца, чтобы «замирить» по императорскому приказу Польшу и овладеть ее столицей, что привело к скорому окончанию войны.

Наградой графу И.Ф. Паскевичу-Эриванскому за победный штурм Варшавы, где он получил контузию, стало возведение его в «княжеское потомственное достоинство с проименованием Варшавского и с титулом светлейшего». Малолетний сын его был возведен в прапорщики пехотного имени отца Эриванского полка.

Как наместник светлейший князь Варшавский командовал русскими войсками, расквартированными в Польше. Это была значительно большая армейская группировка, чем на Кавказе. За время своего наместничества Паскевич много сделал для развития этого края Российской империи.

Когда в Венгрии вспыхнула буржуазная революция 1848–1849 годов против австрийского господства, император Николай I послал полководца «спасать» императора Франца-Иосифа. Русская армия из Польши незамедлительно выступила в поход и действовала на двух направлениях — в Венгрии и Трансильвании. Умело маневрируя войсками, генерал-фельдмаршал Паскевич добился сдачи венгерской революционной армии под Вилагошем. Венгры, так успешно сражавшиеся против австрийцев, сложили свое оружие перед русскими.

Австрийская столица Вена была спасена от венгерской революционной армии, а император Франц-Иосиф сохранил свой престол. Но уже скоро Австрийская империя черной неблагодарностью отплатила за это России-спасительнице.

Крымская война стала последней кампанией для престарелого полководца. В начале ее он был назначен главнокомандующим русскими войсками на западной государственной границе, а в 1853–1854 годах — на Дунае. Эта война начиналась как очередная русско-турецкая. В условиях угрозы вторжения союзных армий Франции и Англии в пределы России на юге Паскевич отвел успешно действовавшую против Турции русскую армию на свою территорию, сняв осаду крепости Силистрия. Покинув придунайские земли без потерь, эти войска сразу же двинулись в Крым, под Севастополь.

Однако горестное известие об оставлении русскими войсками Севастополя и вступлении англо-французского экспедиционного корпуса в черноморскую крепость сразило прославленного полководца, и он ушел из жизни.

Замечательный поэт-гусар генерал-лейтенант Денис Давыдов так писал об Иване Федоровиче Паскевиче, бывшем не только генерал-фельдмаршалом России, но еще и генерал-фельдмаршалом Пруссии и Австрии: «Не имея повода питать глубокого уважения к фельдмаршалу князю Варшавскому, я, однако, для пользы и славы России не могу не желать ему от души новых подвигов. Пусть деятельность нашего Марса, посвященная благу победоносного русского воинства, окажет на него благотворное влияние. Пусть он, достойно стоя в челе победоносного русского воинства, следит за всеми усовершенствованиями военного ремесла на Западе и ходатайствует у государя, оказывающего ему полное доверие, о применении их к нашему войску…»

Слова эти были сказаны героем Отечественной войны 1812 года тогда, когда полководец России Иван Федорович Паскевич только входил в зенит своей ратной славы.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.