Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

БАГРАТИОН ПЕТР ИВАНОВИЧ

1765–1812

Князь. Генерал от инфантерии. Герой Отечественной войны 1812 года, ученик и сподвижник А.В. Суворова и М.И. Кутузова.



Петр Иванович Багратион родился на Северном Кавказе, в Кизляре. Происходил из старинного грузинского княжеского рода, в котором служба в русской армии стала семейной традицией. Учился в кизлярской школе для обер- и унтер-офицерских детей. Военную службу начал в 1782 году. Первым воинским званием будущего полководца был чин сержанта Астраханского мушкетерского полка. Багратион сполна познал все тяготы солдатской службы. Первый боевой опыт приобрел в столкновениях с горцами, нападавшими на Кавказскую укрепленную пограничную линию.

Офицером князь Багратион добыл себе первые воинские награды и известность в рядах русской армии в ходе Русско-турецкой войны 1787–1791 годов и Польской кампании 1793–1794 годов. Уже тогда на него обратил внимание Александр Васильевич Суворов и предсказал храброму пехотному командиру большое будущее.

В 1798 году Багратион был назначен командиром 6-го егерского полка. На этой должности он проявил себя как замечательный военный педагог, воспитатель солдат.

Талант большого военачальника у П.И. Багратиона раскрылся под знаменами выдающегося русского полководца А.В. Суворова во время Итальянского и Швейцарского походов 1799 года. В ходе этих кампаний против войск революционной Франции, захвативших Северную Италию, генерал-майор Багратион командовал авангардом союзной русско-австрийской армии. Ему, как правило, первым приходилось вступать в столкновение с неприятелем и часто решать исход сражения, как например в Италии — на реках Адда и Треббия и у города Нови-Лигуре. Современников поражала неустрашимость генерала и решительность в критические минуты боя. Великий Суворов гордился своим талантливым учеником, а французские военачальники видели в Багратионе опасного противника. Отечественная война 1812 года, равно как и другие антинаполеоновские войны подтвердили эти опасения.

Во время швейцарского похода в сражении на горном перевале Сен-Готард русский авангард под командованием Багратиона блестяще выполнил свою задачу, и во многом благодаря ему французам пришлось очистить путь суворовским войскам, понеся при этом большие потери. Багратиону выпала честь последней победой русского оружия завершить славный суворовский Швейцарский поход. 1 октября 1799 года авангард под его командованием численностью в 6 тысяч человек нанес поражение противостоящему 5-тысячному отряду французов под командованием генерала Молитора. Эта победа в швейцарских горах при Нефельсе обеспечила беспрепятственный отход русских войск в долину Верхнего Рейна.

В своих приказах и донесениях императору Павлу I в далекий от Швейцарии и Италии Санкт-Петербург А.В. Суворов постоянно отмечал заслуги командира своего авангарда, успешно справлявшегося с самыми ответственными боевыми задачами. Из заграничного похода генерал Багратион вернулся уже прославленным военачальником.

В военной кампании 1805 года, когда армия под командованием М.И. Голенищева-Кутузова совершала свой знаменитый Ульмско-Ольмуцкий марш-маневр, генерал Багратион возглавлял ее арьергард, на долю которого выпало большего всего испытаний.

Из них наиболее серьезным оказался бой 16 ноября 1805 года при Холлабрунне. Русскому 7-тысячному арьергарду противостоял передовой 40-тысячный корпус наполеоновской армии под командованием маршала Мюрата, опытного и смелого кавалерийского военачальника. Закрепившись на позиции у Холлабрунна, князь Багратион держался до тех пор, пока отходившие главные силы русской армии не оказались на недосягаемом для французской армии удалении.

Хотя багратионовский арьергард понес в бою наравне с французами большие потери, особенно в артиллерии, свою задачу он выполнил. Только после этого арьергард оставил свои позиции. Маршал Мюрат оказался бессильным в бою против русского пехотного генерала. Наполеон Бонапарт выразил тогда большое неудовольствие действиями своего прославленного маршала Франции.

Багратион сумел отбить все попытки французских войск, которыми командовали лучшие наполеоновские военачальники, преследовать русскую армию, когда та, хотя и с большими потерями, смогла добиться успехов в нескольких упорных боях. Кутузовский арьергард стал для неприятеля неодолимым препятствием, и императору французов пришлось это признать. Затем генерал Багратион отличился в битве при Шенграбене, проявив здесь завидную стойкость и решительность при отражении натиска французских войск.

Подлинное полководческое признание пришло к Петру Ивановичу Багратиону после битвы при Аустерлице 2 декабря 1805 года, которую Наполеон считал «солнцем» в своей военной биографии. Армия французского императора насчитывала 75 тысяч человек. Его противники — 85 тысяч человек (60 тысяч — русских и 25 тысяч — австрийцев) и 278 орудий. Союзной армией формально командовал генерал Кутузов, но в ходе сражения в его решения постоянно вмешивались российский император Александр I и австрийский император Священной Римской империи Франц II.

Багратион командовал войсками правого крыла союзной армии, которые длительное время стойко отражали все атаки французов. Когда победная чаша весов стала склоняться в сторону наполеоновской армии, почти окруженные войска Багратиона составили арьергард союзной русско-австрийской армии, прикрыв собой отход главных сил и понеся при этом большие потери.

Сражение при Аустерлице — «битва трех императоров» — стало для генерала П.И. Багратиона строгим экзаменом на полководческую зрелость, который он с честью выдержал. Последствием этой битвы стал распад Священной Римской империи и образование на ее месте Австрийского государства, которое перестало быть союзником России.

В ходе Русско-прусско-французской войны 1806–1807 годов генерал П.И. Багратион вновь командовал арьергардом союзной армии, который отличился в крупных сражениях на территории Восточной Пруссии — у Прейсиш-Эйлау и при Фридланде. В первом из них, состоявшемся 7–8 февраля 1807 года, генерал Багратион командовал арьергардом русской армии, прикрывая ее отход к Прейсиш-Эйлау. Затем багратионовские полки успешно отражали атаки французских войск и не позволили неприятелю обойти себя с фланга. После кровопролитного сражения, продолжавшегося до десяти часов вечера, армии противников остались на исходных позициях. На следующий день русские беспрепятственно отступили.

В награду за успешное выполнение поставленной задачи генерал-лейтенант Багратион получил почетное золотое Георгиевское оружие — шпагу, украшенную алмазами, с надписью «За сражение при Прейсиш-Эйлау». К тому времени он уже имел за Шенграбен полководческую награду — орден Святого Георгия 2-й степени.

В ходе Русско-шведской войны 1808–1809 годов генерал Багратион сперва командовал пехотной дивизией, а затем армейским корпусом. Суворовский любимец руководил Аландской экспедицией 1809 года, когда русские войска, совершив переход по льду Ботнического залива, заняли Аландские острова и вышли к берегам Швеции. Это обстоятельство незамедлительно вынудило Стокгольм заключить с Россией выгодный для последней мирный договор.

Во время Русско-турецкой войны 1806–1812 годов генерал Багратион с августа 1808 года по март 1810-го был главнокомандующим русской Молдавской (Дунайской) армией. Он успешно руководил боевыми действиями на правом и левом берегах Дуная, в Северной Болгарии. Его войска овладели турецкими крепостями Мачин, Кюстенджи, Гирсово, разгромили у Рассевата отборный 12-тысячный корпус султанских войск и нанесли турецкой армии крупное поражение под Татарицей. Одержанные победы позволяли рассчитывать на успешное проведение новой военной кампании.

Однако перенести боевые действия дальше на болгарскую территорию главнокомандующему не довелось. В Санкт-Петербурге были недовольны подготовкой его войск (и прежде всего кавалерии, потерявшей много коней по причине недостатка фуража) к зимовке. Из-за вспыльчивого характера Багратиону пришлось расстаться с Молдавской армией и вернуться в Россию.

Ко времени вторжения Великой армии Наполеона Бонапарта генерал от инфантерии Петр Иванович Багратион был уже вполне сложившимся полководцем. Один из героев Отечественной войны 1812 года генерал А.П. Ермолов в своих «Записках» дал ему следующую характеристику:

«Одаренный от природы счастливыми способностями, остался он без образования и определился в военную службу. Все понятия о военном ремесле извлекал он из опытов, все суждения о нем — из происшествий, по мере сходства их между собою, не будучи руководим правилами и наукою и впадая в погрешности; нередко однако же мнение его было основательным. Неустрашим в сражении, равнодушен к опасности. Не всегда предприимчив, приступая к делу; решителен в продолжение его. Неутомим в трудах. Блюдет спокойствие подчиненных».

В августе 1811 года Багратиона назначили командующим Подольской армией, которая в марте следующего года была переименована во 2-ю Западную армию. Вместе с 1-й Западной армией М.Б. Барклая-де-Толли она прикрывала государственную границу. Багратионовская армия состояла из двух пехотных и одного кавалерийского корпусов и девяти казачьих полков общей численностью 40 тысяч человек при 180 орудиях. Располагалась она в районе городов Волковыска и Белостока. Казачьи полки были развернуты вдоль государственной границы. Для усиления армии из Москвы двигалась пехотная дивизия генерала Неверовского.

К тому времени и людям военным, и дипломатам было совершенно ясно, что новый конфликт между наполеоновской Францией, завоевавшей пол-Европы, и Россией, оставшейся без союзников, неизбежен. Австрия и Пруссия теперь выступали на стороне Франции.

Петр Иванович Багратион, предвидя неизбежность вторжения Наполеона Бонапарта в пределы Отечества, разработал собственный план заблаговременной подготовки страны и ее вооруженных сил к отражению агрессии. Однако этот план не встретил понимания у императора Александра I и его ближайшего окружения, которые предпочли план немецкого генерала Фуля. Уже первые дни войны показали его бездарность и пагубность для русской армии.

В начале Отечественной войны 1812 года генерал от инфантерии Багратион искусным маневром вывел свою 2-ю Западную армию от Волковыска к Смоленску на соединение с 1-й Западной армией. Этот маневр не позволил Наполеону и его прославленным маршалам разгромить русские армии в приграничье порознь и тем самым заставить официальный Санкт-Петербург подписать с Францией мир на выгодных для нее условиях.

Отступая к Смоленску на соединение с 1-й Западной армией, войска Багратиона одержали несколько побед в столкновениях с неприятелем. У селения Мир арьергард под командованием донского атамана генерала от кавалерии М.И. Платова разгромил три неприятельских уланских полка. Когда вблизи Могилева у деревни Салтановки французский 26-тысячный корпус под командованием маршала Даву настиг отступавших русских, Багратион атаковал его. Хотя французы занимали выгодную позицию, 23 июля им не пришлось праздновать победу.

Умело маневрируя, Багратион сумел без больших потерь вывести 2-ю Западную армию к Смоленску. Там 4–6 августа произошло Смоленское сражение, в котором покрыла себя славой русская 27-я пехотная дивизия генерала Неверовского. Багратион высоко оценил героизм его солдат и офицеров:

«Хотя урон у него и значительный, но нельзя не похвалить храбрости и твердости, с какими его дивизия, совершенно новая, дралась против чрезмерно превосходящих сил неприятельских… пример такой храбрости ни в какой армии показать нельзя».

Под Смоленском Багратион соединился с армией Барклая-де-Толли и продолжил отступление от государственной границы вплоть до Бородинского поля.

С первых дней Отечественной войны 1812 года Багратион выступал за активные действия против наполеоновской Великой армии, настаивая на скорейшем генеральном сражении с французами. Однако в той ситуации оно могло не дать желаемой победы, и по этому поводу Багратион постоянно конфликтовал с Барклаем-де-Толли, военным министром Российской империи.

Командующий 2-й Западной армией вошел в историю еще и как один из инициаторов и организаторов партизанского движения в тылу французской армии, которое стало одной из главных причин ее гибели на заснеженных просторах России.

Багратион приветствовал назначение М.И. Голенищева-Кутузова главнокомандующим русской действующей армией и его решение наконец-то дать генеральную баталию Наполеону. В Бородинском сражении 2-я Западная армия составила левое крыло боевого построения кутузовских войск. Именно здесь император французов сосредоточил свои силы, чтобы прорвать русские позиции.

Полки Багратиона отразили все атаки французских войск в самом начале битвы, хотя понесли огромные потери. Сперва они героически защищали целый день — 24 августа — Шевардинский редут. Его оборона позволила русским укрепить свои позиции, в том числе батарею Раевского и Багратионовы флеши. Французы смогли овладеть Шевардинским редутом, когда с этой высоты ушел последний русский солдат.

Наполеон почти беспрерывно атаковал эти русские укрепления большими силами, особенно тяжелой кавалерией. Он бросил против защитников флешей корпус маршала Даву, корпус маршала Нея, 8-й пехотный корпус и кавалерию маршала Мюрата.

Багратионовы флеши несколько раз переходили из рук в руки, а ров перед ними был доверху заполнен убитыми и ранеными.

Наполеон был буквально взбешен неудачами атак на Багратионовы флеши. Около 12 часов дня он приказал в восьмой раз штурмовать эти укрепления. Тогда 18 тысячам русских солдат при 300 орудиях на фронте всего в полтора километра император французов противопоставил 45 тысяч своих солдат и 400 орудий. Русские встретили атакующего врага картечными залпами в упор и штыковыми ударами.

26 августа в самый разгар генерального сражения командующий 2-й русской Западной армией Багратион получил тяжелое ранение осколком вражеской гранаты в ногу. Он еще пытался отдавать приказы, но силы покидали его. Вот что писал об этом другой участник Бородинской битвы генерал А.П. Ермолов:

«Главнокомандующий князь Багратион, одушевляя войска, идущие вперед, своим присутствием, чувствует себя пораженным и, избегая вредного действия на дух боготворящих его войск, скрывает терзающую его боль, но ослабевает от истекающей крови, в глазах их едва не упадает с лошади. В мгновение пронесся слух о его смерти, и войска невозможно удержать от замешательства. Никто не внемлет грозящей опасности, никто не брежет (не беспокоится) о собственной защите: одно общее чувство — отчаяние! Около полудня 2-я армия была в таком состоянии, что некоторые части ее не иначе, как отдаляя на выстрел, возможно было привести в порядок».

С поля боя Багратиона увезли в имение Симы Владимирской губернии, где он вскоре скончался. Это стало большой утратой для русской армии.

Однако Петру Ивановичу Багратиону суждено было вернуться на Бородинское поле. По инициативе одного из героев Отечественной войны 1812 года гусарского поэта-партизана, генерала Д.В. Давыдова прах Багратиона был торжественно перенесен из деревни Симы на поле битвы и захоронен на Курганной высоте у подножия памятника героям Бородина.

В советское время, в 1930-е годы, могилу «царского генерала» взорвали. О русском полководце, герое Бородина, вновь вспомнили и стали прославлять только во время Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. В 1950-е годы, уже после смерти Сталина, останки П.И. Багратиона были перезахоронены на Курганной высоте.

Кавалер всех высших российских орденов, генерал от инфантерии Петр Иванович Багратион — один из самых популярных полководцев в России. Он известен как пламенный русский патриот, превыше всего ставивший в жизни верное служение Отечеству, большой мастер ведения авангардных и арьергардных боев, смелых маневров, военный педагог и воспитатель солдат.

Багратион всегда гордился тем, что является учеником самого генералиссимуса А.В. Суворова, потому и подчиненные ему войска учил действовать только по-суворовски.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.