Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

ГУДОВИЧ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

1741–1820

Русский генерал-фельдмаршал. Командующий русскими войсками в Грузии и Дагестане.



Иван Васильевич Гудович принадлежал к старинному дворянскому роду польского происхождения. Образование получил в престижных университетах германских городов Кенигсберг и Лейпциг. В 1759 году поступил на военную службу прапорщиком инженерного корпуса, а затем был адъютантом у всесильного в то время графа П.И. Шувалова. В Польском походе русских войск, действовавших против конфедератов, Иван Гудович командовал Астраханским пехотным полком.

Во время Русско-турецкой войны 1768–1774 годов Гудович сперва командовал пехотным полком, а затем бригадой в армии генерал-фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского. За отличие при взятии крепости Хотин был произведен в бригадиры. Недалеко от Хотинской крепости бригадир Иван Гудович одержал свою первую самостоятельную победу, нанеся полное поражение туркам, засевшим в Рачевском лесу. Османы яростно защищались в лесной чащобе, но в итоге им пришлось спасаться бегством.

Настоящая слава пришла к Гудовичу в большом сражении на реке Ларга 7 июля 1770 года. Его пехотные батальоны овладели турецкими батареями на высотах, которые вели прицельный огонь по наступающим русским войскам. За это Гудович был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени, минуя низшую степень этого ордена, 4-ю.

После победы при Ларге он участвовал еще в одной большой битве с турецкой армией и армией крымского хана — на реке Кагул и взятии крепости Браилов. Высоко оценив командирские способности, воинскую доблесть и самостоятельность бригадира Ивана Гудовича, П.А. Румянцев доверил ему командование отдельным отрядом русских войск в дунайском княжестве Валахия. В своем выборе русский главнокомандующий не ошибся.

Гудович разгромил противостоявшие ему войска Сераскир-паши, обратив турок в бегство за Дунай, и занял столицу Валахии Бухарест (ставший впоследствии столицей Румынии). Более того, своими решительными действиями он спас этот город от разграбления турками. Османы не решились вторично подступить к нему, хотя и численно превосходили русское войско.

За победу над Сераскир-пашой Иван Гудович получил от императрицы Екатерины II чин генерал-майора.

В 1771 году он участвовал в штурме крепости Журжа. Затем отличился в сражении при Подалунах.

После победного окончания войны десять лет командовал дивизией, расквартированной в Малороссии, и был произведен в генерал-поручики. В 1784 году высочайшим указом был назначен рязанским и тамбовским генерал-губернатором. (Назначение одного лица на две должности позволяло государственной казне экономить немалые деньги.) Пребывание в генерал-губернаторской должности не мешало Гудовичу заниматься и делами сугубо военными.

Полководческий талант Ивана Васильевича Гудовича раскрылся во время Русско-турецкой войны 1787–1791 годов. В армии светлейшего князя генерал-фельдмаршала Г.А. Потемкина-Таврического он командовал отдельным армейским корпусом, который успешно действовал в Северном Причерноморье, двигаясь на запад к устью Дуная вдоль берега Черного моря.

В 1790 году войска Гудовича овладели турецкими крепостями Хаджибеем (ставшей в 1795 году городом Одессой) и Килией, которая находилась на дунайском берегу на подступах к Измаилу, главной турецкой твердыне на севере владений Оттоманской Порты. За победу над султанскими войсками Екатерина II произвела георгиевского кавалера и корпусного командира в генерал-аншефы.

Вторая Русско-турецкая война охватила не только Северное Причерноморье и берега Дуная, но и Северный Кавказ — Черкесию и кавказское черноморское побережье. Оттоманская империя возлагала большие надежды на участие в войне против «неверных» горских народов Северо-Западного Кавказа. В Стамбуле особенно рассчитывали на черкесские племена, жившие в горах по левую сторону Кубани.

Для того чтобы утвердиться в Черкесии, турки возвели на черноморском побережье Кавказа несколько крепостей. Среди них особенно выделялась Анапа, построенная с помощью европейских фортификаторов на берегу удобной бухты. В крепости находился сильный османский гарнизон, к которому всегда с моря могла прийти помощь. Сидевший в Анапе султанский паша всячески поддерживал военную напряженность на Кавказской укрепленной линии, которая являлась южной государственной границей Российской империи и проходила по правому берегу реки Кубань.

Гудович сперва командовал русскими войсками, осадившими турецкую крепость Измаил, но вскоре по решению светлейшего князя Г.А. Потемкина сдал командование А.В. Суворову. Генерал-аншеф получил назначение на должность начальника Кавказской пограничной укрепленной линии и командира отдельного Кубанского корпуса. Теперь ему подчинялись все русские войска на Северном Кавказе.

Прибыв на Северный Кавказ в свою штаб-квартиру в город Георгиевск и ознакомившись с обстановкой, Гудович решил, прежде всего, овладеть Анапой. Русские войска уже дважды под командованием генералов Тикелли и Бибикова подступали к этой крепости, но каждый раз по различным причинам военные экспедиции заканчивались неудачей. На сей раз новый командующий тщательно подготовился к походу: были вызваны новые полки, составлен большой войсковой обоз, из Крыма через Тамань тоже должны были подойти войска, имевшие при себе штурмовые лестницы. На переправе через Кубань было устроено земляное укрепление, из которого можно было успешно отразить любое нападение «немирных» закубанских черкесов.

Русские войска успешно переправились через реку по наведенному мосту. Черкесы попытались было уничтожить его, спуская по течению стволы больших деревьев, но это им не удалось. Дальше русские полки, в авангарде которых двигался отряд драгун и казаков под командованием бригадира Поликарпова, пошла по лесной горной дороге. Недалеко от Анапы, на противоположном берегу горной речушки русских поджидало многотысячное войско турок и черкесов. В ходе жаркого и быстротечного боя противник рассеялся в окрестных горах, частью бежав в Анапу.

К моменту подхода русского корпуса к Анапской крепости, которой командовал опытный Мустафа-паша, турецкий гарнизон насчитывал 10 тысяч турок и до 15 тысяч их союзников-горцев из числа крымских татар и закубанских народов. На вооружении крепости находилось 83 орудия и 12 мортир, большей частью крупного калибра.

Русский корпус с суши осадил Анапу. Генерал-аншеф Гудович лично провел рекогносцировку крепостных укреплений и решил начать штурм. Установив за ночь осадные батареи (турки не смогли помешать их строительству), русские артиллеристы начали бомбардировку крепости, заставив замолчать турецкие орудия.

Бомбардировка крепости вызвала многочисленные пожары в осажденном городе. Поскольку турецкие батареи молчали весь день, Гудович решил, что анапский гарнизон пал духом, и послал паше письмо с предложением сдать крепость, обещая гарнизону и жителям свободный выход. Турецкий военачальник согласился было на почетную капитуляцию, но шейх Мансур настоял на упорном сопротивлении «неверным».

Генеральный штурм Анапской крепости начался ночью. Однако на приступ могло пойти немногим более половины осадного корпуса. Генерал-аншефу Гудовичу пришлось оставить в походном лагере треть своих войск (на штурм отряжалось только 6400 штыков и сабель из 12170 человек боевой силы корпуса) на случай нападения нескольких тысяч черкесов, собравшихся в окрестных горах и грозивших нападением.

На приступ крепости одновременно пошли несколько штурмовых колонн, но не всем из них под покровом темноты удалось незамеченными приблизиться к крепости. Штурмующие на правом фланге с лодок рано открыли ружейную стрельбу и были обнаружены. Преодолев глубокий ров, русские все же взошли на вал и вступили в рукопашную схватку.

Атакующие захватили неприятельские батареи на валу и открыли центральные городские ворота, через которые в крепость ворвались эскадроны драгун, которые загнали сопротивлявшихся турок и черкесов в штормившее море. Большинство из них утонуло.

Потери турок составили 8 тысяч убитыми, не считая нескольких тысяч, утонувших в море. В плен попали 13 с половиной тысяч османов. Победители потеряли более трех тысяч человек убитыми и ранеными. При штурме Анапы, равно как и при штурме Измаила, большие потери оказались среди офицеров, которые вели за собой солдат.

22 июня 1791 года Анапа была взята. Победителям досталась вся крепостная артиллерия — почти сотня разнокалиберных орудий и немалые запасы провианта. Среди пленных оказался анапский паша и шейх Мансур, несколько лет пытавшийся (первоначально не без успеха) поднять горцев Северного Кавказа на священную войну — «газават» — против России в поддержку Турции. Шейх Мансур, отстреливавшийся в своей землянке, был взят в плен, отправлен в Санкт-Петербург и затем заточен в Шлиссельбургскую крепость, где он и кончил свою жизнь.

После взятия крепости к ней подошел огромный турецкий флот, но приближаться к Анапе на дальность пушечного выстрела не решился. Через несколько дней русский отряд захватил соседнюю вражескую крепость Суджук-кале (на месте современного портового города Новороссийска), турецкий гарнизон которой заблаговременно бежал на судах в море, в спешке бросив все свои пушки.

За взятие Анапы генерал-аншеф И.В. Гудович был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени и шпаги, украшенной алмазами.

После одержанной победы и изгнания турецких войск из пределов Черкесии Гудович занялся укреплением Кавказской пограничной линии. На ней на берегах Кубани (правом) и Терека (левом) были возведены новые крепости — Усть-Лабинская, Кавказская, Шелководская и другие. По предложению командующего отдельным Кубанским корпусом на Северном Кавказе были созданы новые казачьи станицы и с Дона сюда переселены сотни семей донских казаков. При этом Гудовичу и властям пришлось столкнуться с нежеланием казаков переселяться с обжитых мест на юг. Среди прочих наказов императрицы Екатерины II ему было и привлечение горских правителей в российское подданство. Труды генерал-аншефа по укреплению границ были оценены очень высоко — он удостоился ордена Андрея Первозванного.

В 1796 году, обиженный назначением брата екатерининского фаворита Платона Зубова одноногого генерал-аншефа Валериана Зубова главнокомандующим экспедиционными войсками, отправлявшимися в Персидский поход, Гудович уволился со службы, сославшись на ухудшение здоровья. Командующий Кавказской укрепленной линией положил много сил на подготовку войска для похода в Персию и был очень оскорблен тем, что выбор императрицы пал совсем на другого военачальника. Но его отставка была непродолжительной.

Сразу же после вступления на престол император Павел I приказал Гудовичу незамедлительно ехать на Кавказ и принять командование войсками вместо Валериана Зубова, попавшего в опалу, — эти войска отзывались из Закавказья и Дагестана. Новый государь благоволил ко всем, кто при его матери Екатерине II попадал в немилость. Поэтому в день своей коронации Павел I среди прочих отметил и генерал-аншефа Гудовича, возведя его в графское достоинство. При этом, естественно, учитывались его военные заслуги перед Российской империей.

В 1798 году граф И.В. Гудович был назначен киевским генерал-губернатором, а затем генерал-губернатором Подольской губернии. В 1799 году он стал главнокомандующим русской армии, которая должна была идти на Рейн для поддержки австрийцев, терпевших поражения в боях с войсками революционной Франции. Но вскоре Гудович попал в немилость: за открытую критику прусских военных порядков разгневанный император Павел I, преклонявшийся перед военной организацией Прусского королевства, в июне 1800 года уволил его со службы и больше не приближал к своему двору.

Только в 1806 году Гудович вновь был призван на императорскую службу и в третий раз послан на Кавказ — командующим русскими войсками в Грузии и дагестанской крепости Дербент. Там он воевал против правителей Дербентского, Шекинского и Бакинского ханств. Дело, впрочем, до больших сражений не дошло, поскольку мусульманские правители Закавказья быстро согласились на покровительство России, поклявшись на Коране быть верными подданными ее государя. Впрочем, это вовсе не мешало им в выгодный момент нарушать клятву.

В Закавказье командующий прославился еще на одном поприще. Приняв необходимые меры, он сумел предотвратить там распространение эпидемии чумы, чем значительно укрепил авторитет русской армии среди местного населения.

Во время Русско-турецкой войны 1806–1810 годов главные сражения проходили на Дунае и Кавказе. Султанское командование в очередной раз планировало захватить у России Закавказье и выйти на Северный Кавказ, благо русских войск здесь было немного.

С началом войны войска стали концентрироваться в приграничной крепости Карс. Когда они направились к границам Грузии, ставшей частью Российской империи, генерал-аншеф Гудович незамедлительно выступил им навстречу. В 1807 году при Арпачае произошло сражение, в котором русские одержали большую победу. Турки в который уже раз не выдерживали штыкового удара русской пехоты, строившейся для атаки в каре, и скорострельного, меткого огня русской артиллерии. Хотя турецкие войска занимали выгодные для боя горные высоты, удержать их они не смогли.

За победу при Арпачае император Александр I произвел Гудовича в генерал-фельдмаршалы.

Главнокомандующий решил перенести боевые действия на неприятельскую территорию. Однако здесь он явно не рассчитал своих сил, которых едва-едва хватало на прикрытие границ Грузии. Осада и неудачный штурм крепости Эривань заставили Гудовича отвести войска на грузинскую территорию. Тяжелая болезнь, приведшая к потере глаза, вынудила генерал-фельдмаршала покинуть Кавказ.

Спустя непродолжительное время, в 1809 году, И.В. Гудович был назначен на высокий государственный пост — главнокомандующим в Москву и членом Государственного совета и сенатором. В феврале 1812 года по старости он вышел в отставку и последние годы жизни провел в своем имении в Подольской губернии.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.