100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

РУМЯНЦЕВ-ЗАДУНАЙСКИЙ ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ

1725–1796

Русский полководец. Генерал-фельдмаршал.



Петр Александрович Румянцев родился в Москве. Получил хорошее домашнее образование и первый военный опыт под руководством отца, генерала А.И. Румянцева — сподвижника Петра I Великого и активного участника Северной войны против Швеции. По традиции того времени сын именитого отца в шесть лет был записан в гвардию и в 1740 году произведен в офицеры.

Во время Русско-шведской войны 1741–1743 годов находился в рядах русской действующей армии при своем отце. Положение родителя обеспечило Петру достойную карьеру. В 18 лет Петр Румянцев в чине полковника был назначен командиром Воронежского пехотного полка, и вскоре его полк оказался среди лучших.

В 1748 году участвовал в походе русских войск на Рейн, однако участвовать на стороне Австрии в боевых действиях против французской армии им не пришлось. Этот поход во многом содействовал окончанию войны за Австрийское наследство 1740–1748 годов.

Семилетняя война 1756–1763 годов, в которой участвовало пол-Европы, стала для Румянцева настоящей боевой школой. Он быстро выдвинулся на командные должности в действующей армии, сперва успешно командуя пехотной бригадой, а затем дивизией.

19 августа 1757 года на территории Восточной Пруссии вблизи современного российского города Черняховска русская 55-тысячная армия генерал-фельдмаршала С.Ф. Апраксина при 79 орудиях перешла прусскую границу и двинулась к городу Кенигсбергу. Однако путь к нему был перекрыт войсками фельдмаршала Левальда (24 тысячи человек при 64 орудиях). Русский главнокомандующий решил обойти позицию неприятеля и, переправившись через реку Прегель, расположился на отдых.

Узнав об этом от своей разведки, фельдмаршал Левальд тоже перешел на противоположный берег реки и неожиданно атаковал русские войска, которые выстраивались для продолжения походного марша к Алленбургу. Главный удар пришелся на 2-ю дивизию генерала Лопухина, которая только что начала движение в походном строю. В первые минуты нападения пруссаков Нарвский и 2-й гренадерский полки потеряли до половины своего состава. Русская пехота развернулась в боевой порядок и отразила в центре все атаки неприятеля, но правый фланг лопухинской дивизии остался открытым.

В такой критической ситуации командир пехотной бригады 1-й дивизии генерал Румянцев проявил инициативу и повел бригаду в бой. Румянцевские полки, сумев быстро продраться через заболоченный лес, неожиданно нанесли удар во фланг атакующей прусской пехоте. Этот удар, поддержанный всей русской армией, и склонил чашу весов в ее пользу. Войска фельдмаршала Левальда, потеряв около 5 тысяч человек и 29 орудий, в беспорядке отошли к Велау, своей тыловой базе. Русские, потерявшие 5,4 тысячи человек по вине главнокомандующего, преследовали их вяло.

После одержанной победы Апраксин неожиданно для всех отвел русскую армию из Восточной Пруссии, за что был снят с должности и обвинен в государственной измене.

1 августа 1759 года у деревни Кунерсдорф восточнее города Франкфурта-на-Одере состоялось второе большое сражение Семилетней войны. Тогда на поле битвы сошлись королевская армия Пруссии под командованием Фридриха II и русская армия под командованием генерал-аншефа П.С. Салтыкова с союзным австрийским корпусом.

В этом сражении Румянцев командовал войсками, оборонявшими высоты Гросс-Шпицберг; ружейными залпами в упор, артиллерийским огнем и ударами они отбили все атаки прусской пехоты и кавалерии. Попытки Фридриха II овладеть Гросс-Шпицбергом в конечном итоге обернулись полным разгромом прусской армии.

После этой победы генерал-поручик П.А. Румянцев получил под свое командование отдельный корпус, с которым в 1761 году осадил мощную прусскую крепость Кольберг (ныне польский город Колобжег) на берегу Балтийского моря. В ходе Семилетней войны русские войска дважды неудачно осаждали эту приморскую крепость. В третий раз Кольберг был с суши блокирован 22-тысячным (при 70 орудиях) румянцевским корпусом с суши, а с моря — балтийской эскадрой вице-адмирала А.И. Полянского. В морской блокаде участвовал и отряд союзного шведского флота.

Гарнизон Кольбергской крепости насчитывал 4 тысячи человек при 140 орудиях. Подступы к крепости прикрывал хорошо укрепленный полевой лагерь, расположенный на выгодной для обороны возвышенности между рекой и болотом. Оборону в лагере держал 12-тысячный корпус принца Вюртембергского. Пути сообщения Кольберга с прусской столицей Берлином прикрывались королевскими войсками (отдельными отрядами) численностью в 15–20 тысяч человек.

П.А. Румянцев, прежде чем осадить неприятельскую крепость, обучил свои войска атаковать колоннами, а легкую пехоту (будущих стрелков-егерей) — действовать в рассыпном строю на сильно пересеченной местности, и только после этого направился к Кольбергской крепости.

При поддержке корабельной артиллерии и десанта моряков корпус Румянцева овладел передовыми полевыми укреплениями пруссаков и в начале сентября вплотную подошел к лагерю принца Вюртембергского. Тот, не выдержав обстрелов русской артиллерии и видя готовность противника идти на штурм его лагеря, в ночь на 4 ноября скрытно отвел свои войска от крепости.

Русские заняли вражеские лагерные укрепления и осадили крепость со всех сторон, начав ее бомбардировать с суши и с моря. Принц Вюртембергский вместе с другими королевскими военачальниками не раз пытался помочь осажденным, но успеха не добился. Казачьи разъезды вовремя сообщали Румянцеву о приближении пруссаков, и их всегда встречали во всеоружии. 5 декабря кольбергский гарнизон, не выдержав осады, капитулировал перед русскими. Для Пруссии сдача этой крепости стала огромной потерей.

В ходе Семилетней войны генерал Румянцев выдвинулся в число лучших полководцев императрицы Екатерины II.

В 1764–1796 годах П.А. Румянцев был президентом Малороссийской коллегии, не оставив при этом службы в армии. Одновременно он являлся и генерал-губернатором Малороссии, которому подчинялись расквартированные там войска.

С именем Румянцева связано законное установление крепостного права на Украине в 1783 году. До этого украинские крестьяне были формально лично свободными людьми. Сам граф Румянцев относился к числу крупнейших помещиков-крепостников Российской империи. Императрица Екатерина II одаривала своих фаворитов, приближенных ей лиц и военачальников-победителей многими тысячами душ крепостных, поместьями, деревнями.

Как глава Малороссии Румянцев много сделал для подготовки вверенных ему войск к войне с Турцией. Императрица Екатерина II решила отвоевать у Оттоманской Порты Северное Причерноморье, чтобы обеспечить России выход в Черное море и одновременно покончить с набегами крымчаков, на протяжении нескольких веков тревоживших приграничные территории Российского государства.

В начале первой Русско-турецкой войны 1768–1774 годов малороссийский генерал-губернатор стал командующим 2-й русской действующей армии. В 1769 году он возглавил экспедиционные войска, направленные для взятия турецкой крепости Азов. В августе того же года был назначен командующим 1-й русской армии. Во главе ее добился своих главных побед — в сражениях при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. Во всех трех сражениях Румянцев, избрав наступательную тактику, продемонстрировал умение маневрировать войсками и добиваться полной победы над превосходящими силами противника.

Рябой Могилой называется курган на правом берегу реки Прут близ устья реки Калмацуй (Лимацуй). Неподалеку от этого кургана 17 июня 1770 года русская армия нанесла полное поражение турецким войскам и конной армии крымского хана. 1-я армия генерал-аншефа П.А. Румянцева насчитывала около 39 тысяч человек при 115 орудиях. 11-го числа она сосредоточилась на восточном берегу Прута перед полевыми укрепленными позициями неприятеля. Против русских стояли 22 тысячи турок и 50 тысяч конных крымских татар при 44 орудиях. Командовал этими силами крымский хан Каплан-Гирей.

Несмотря на численное превосходство неприятеля, Румянцев решил внезапной атакой овладеть его укреплениями. Для этого он разделил свою армию на четыре отряда. Главные силы, которыми командовал сам Румянцев, и отряд генерала Ф.В. Боура предназначались для атаки с фронта. Двум другим отрядам — генерала Г.А. Потемкина и князя Н.В. Репнина (вместе с конницей генерала И.П. Салтыкова) предстояло нанести удар во фланг и тыл.

Русские пошли в наступление на рассвете. Главные силы своей фронтальной атакой отвлекли внимание хана Каплан-Гирея от своих флангов. Отряды Потемкина (переправившиеся через Прут южнее неприятельского лагеря) и Репнина сразу же создали угрозу окружения для султанского войска, и то обратилось в бегство. Русская конница преследовала бежавших на протяжении 20 километров.

После победы у Рябой Могилы румянцевская армия двинулась на юг. Второе сражение состоялось 7 июля на берегах реки Ларга, впадавшей в Прут. Здесь генерал-аншефу Румянцеву вновь противостоял хан Каплан-Гирей, правитель Крымского ханства. На сей раз он имел под своими знаменами 65 тысяч крымской конницы, 15 тысяч турецкой пехоты при 33 орудиях.

Противник укрепился в лагере вблизи устья Ларги на ее противоположном берегу, ожидая подхода русской армии. План Румянцева был таков. Дивизии генерал-поручика П.Г. Племянникова (около 6 тысяч человек при 25 орудиях) предстояло сковать противника атакой с фронта. Главные же армейские силы должны были нанести мощный удар по правому неприятельскому флангу.

Ночью русские войска, оставив в походном лагере разложенные костры, переправились через Ларгу и построились перед ней в дивизионные каре с артиллерией и кавалерией между ними. Каждое из трех дивизионных каре в сражении действовало самостоятельно. На всякий случай был создан сильный резерв. Сражение началось в 4 часа утра. Под прикрытием огня 7 батарей главные силы румянцевской армии начали обходной маневр.

Хан Каплан-Гирей напрасно посылал против наступавших каре свою огромную конницу. Она наносила удары то во фланг, то в тыл русским каре, но каждый раз отходила с большими для крымчаков потерями. Особенно трудно пришлось дивизии генерала Репнина, наступавшей на левом фланге главных сил. Она порой оказывалась в полном окружении вражеской легкой конницы.

В конце концов, обстрелянная продольным огнем выдвинутой вперед батареи майора Внукова и атакованная кавалерией генерал-поручика Салтыкова и пехотной бригадой генерал-майора А.В. Римского-Корсакова крымская конница отхлынула к своему укрепленному лагерю. В это время на штурм его решительно пошли батальоны Племянникова и в ходе первой же штыковой атаки ворвались в лагерь. Турецкая пехота, не принимая рукопашного боя, первой обратилась в бегство. За ней бежала и крымская конница.

К 12 часам дня сражение на берегах реки Ларга завершилось полной победой русского оружия. Только поспешное отступление позволило туркам и крымской коннице избежать больших потерь. Их потери составили свыше тысячи человек убитыми и до 2 тысяч пленными. Трофеями победителей стала вся артиллерия противника, 8 знамен и огромный обоз. Потери русских войск составили всего 90 человек, настолько ощутимым оказалось их превосходство в умении профессионально сражаться над турецкой пехотой и крымской конницей.

Войска крымского хана Каплан-Гирея, разгромленные в сражениях при Рябой Могиле и на реке Ларге, оказались лишь авангардом турецкой армии под командованием великого визиря Халиль-паши. Она еще только переправлялась через полноводный Дунай и сосредоточивалась в южной части Бессарабии.

Турки поджидали подхода противника в хорошо укрепленном полевом лагере восточнее деревни Вулканешти (ныне Республика Молдова). Армия Халиль-паши насчитывала до 50 тысяч пехоты, преимущественно янычарской, 100 тысяч конницы и 130–180 орудий. Почти 80-тысячная конница крымского хана держалась невдалеке от турецкого лагеря около озера Ялпуг, готовая ударить армии Румянцева в тыл и овладеть его обозами.

Русский командующий знал о численном превосходстве армии Халиль-паши, однако решил первым атаковать его укрепленный полевой лагерь. Прикрывшись 11-тысячным отрядом с тыла от крымской конницы, Румянцев повел в наступление главные силы своей армии: 21 тысячу пехотинцев, 6 тысяч кавалерии и 118 орудий.

В ночь на 21 июля русские войска пятью колоннами выступили из походного лагеря у селения Гречаны (Гризешти). Перейдя через Траянов вал, они вновь построились в дивизионные каре. Кавалерия расположилась между ними и позади каре. Две трети сил отряжались для удара по левому флангу противника. Тяжелая кавалерия и артиллерийская бригада генерала П.И. Мелиссино составили армейский резерв.

С 6 до 8 часов утра русские войска выдвигались на исходные позиции для штурма лагеря великого визиря. За это время многотысячная турецкая конница неоднократно обрушивалась на медленно двигавшиеся по степи каре. Приблизившись к укреплениям противника, русские пошли на приступ. Во время атаки каре генерал-поручика Племянникова 10-тысячный отряд янычар успешно контратаковал и сумел ворваться в каре и расстроить его ряды. Тогда Румянцев ввел в действие артиллерию Мелиссино, а из резерва дивизии генерала Олица — 1-й гренадерский полк, который с ходу пошел в штыковую атаку на янычарскую пехоту. На помощь была брошена и резервная кавалерия.

Каре Племянникова, оправившись после удара янычар, снова двинулось вперед. Янычарам пришлось отступить за укрепления лагеря. Вскоре начался общий штурм турецкого лагеря. Янычары были выбиты из своих окопов. Около 10 часов утра турецкая армия, не выдержав натиска русских и ярости рукопашных схваток, в панике бежала. Великий визирь Халиль-паша потерял возможность управлять своими войсками и тоже поспешил к спасительным берегам Дуная, где стояла мощная турецкая крепость Измаил. Крымский хан со своей конницей так и не решился ввязаться в сражение и отошел подальше от Кагула к Аккерману (ныне Белгород-Днестровский).

Румянцев отправил часть своих войск преследовать турок. Через два дня, 23 июля, русские настигли их на переправах через Дунай у Картала и нанесли им еще одно поражение. Верховный визирь вновь оказался бессильным — его воины отказались ему повиноваться, думая только о том, как бы добраться до правого берега Дуная.

На сей раз неприятельские потери оказались огромными: около 20 тысяч человек убитыми и пленными. На поле битвы турки бросили 130 орудий, прихватив с собой лишь малое число легких пушек. Потери победителей составили около 1,5 тысячи человек. Трофеями русских вновь стали обоз султанской армии и ее походный лагерь со многими тысячами палаток и шалашей.

Императрица Екатерина II щедро наградила русских военачальников и офицеров за Кагульскую победу. Петр Александрович Румянцев был удостоен ордена Святого Георгия 1-й степени. Он стал вторым человеком в истории России, получившим такую высокую награду. Первым была сама государыня, которая собственной державной рукой возложила на себя орденские знаки 1-й степени.

Продвигаясь вдоль реки Прут, русская армия достигла берегов Дуная и заняла левый берег ее нижнего течения. Чтобы заставить Турцию признать себя побежденной в войне, Румянцев, теперь уже генерал-фельдмаршал, повел свои войска к крепости Шумлу. Русские, переправившись через Дунай, оказались на болгарской земле.

Это вынудило Оттоманскую империю заключить с Россией Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который закреплял за Россией статус черноморской державы. В ознаменование одержанных побед русский полководец в 1775 году, по указу императрицы, стал именоваться Румянцевым-Задунайским.

По окончании войны на Петра Александровича было возложено командование тяжелой кавалерией русской армии.

В начале новой Русско-турецкой войны (1787–1791) Румянцев-Задунайский был назначен командующим 2-й русской армии. Однако из-за конфликта с фаворитом императрицы Григорием Потемкиным Румянцев-Задунайский вскоре был отстранен от командования армией и в 1789 году отозван с театра военных действий для исполнения генерал-губернаторских обязанностей в Малороссии.

П.А. Румянцев-Задунайский внес большой вклад в развитие русского военного искусства. Он прекрасно организовал процесс обучения регулярной армии, применял новые, более прогрессивные формы ведения боя. Являлся приверженцем наступательной стратегии и тактики, которые в дальнейшем усовершенствовал другой великий русский полководец — А.В. Суворов.

Впервые в истории военного искусства Румянцев-Задунайский применил дивизионные каре в сочетании с рассыпным строем стрелков, что означало отход от линейной тактики.

Русский полководец написал несколько военно-теоретических работ. Его «Инструкции», «Обряд службы» и «Мысли» нашли свое отражение в воинских уставах русской армии и повлияли на ее организацию во второй половине XVIII столетия.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.