Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

АГЕСИЛАЙ II

около 442 – около 358 до н.э.

Спартанский царь, полководец и дипломат, сын царя Архидама II и Евполии.



Агесилай происходил из спартанского царского рода. Рано проявил талант военачальника и стал известным в государствах Древней Греции. После смерти своего старшего брата Агида II занял в Спарте царский престол благодаря своим дарованиям и стараниям верного друга Лисандра, пользовавшегося большим влиянием в греческих городах-государствах.

Выбор воинственными спартанцами нового царя-правителя и одновременно полноправного полководца в лице Агесилая II оказался для них удачным. В своих царях спартанцы ошибались крайне редко, поскольку те превращались в испытанных военных вождей у них на глазах. Сын славного в войнах Архидама II и царицы Евполии отвечал всем требованиям греческого народа-воина.

Хромой на одну ногу царь Агесилай II отличался невзрачной внешностью, но замечательным живым умом и прозорливостью. Как спартанский воин, с детства получил прекрасную выучку под присмотром отца, не раз демонстрируя в походах и битвах лучшие черты прирожденного бойца. То есть он прошел обычный путь становления любого военачальника Спарты, в которой каждый мужчина с юности имел только одну обязанность перед государством — быть воином. Агесилай II научился сперва подчиняться воле старших, затем с неменьшим успехом стал подчинять своей воле единоплеменников.

Старейшины Спарты довольно скоро стали признавать полное главенство над ними молодого царя. Он рано проявил мудрость, отличался здравым умом и обстоятельными решениями, умел не терять себя в глазах спартанской аристократии и всегда помнил о высоком месте своей родины в эллинском мире. Однако за это высокое место приходилось постоянно бороться с оружием в руках. Примером тому для Агесилая был его отец, царь Архидам II. Считается, что именно он воспитал в сыне большого государственника и талантливого военного вождя.

Спартанское государство в истории Древней Греции всегда отличалось своей воинственностью в отношении ближних и дальних соседей и прежде всего могущественных и богатых Афин. Воцарившись, молодой честолюбивый правитель с первых же дней задумался о приумножении военной славы родной Спарты.

Первый же военный поход молодого царя весной 396 года до н.э. в Малую Азию во главе восьмитысячного войска (многочисленного для истории Древней Греции) был успешным, и спартанцы возвратились на родину с богатой добычей и славой, понеся при этом самые малые потери. О нем заговорили в эллинском мире, и многие предсказывали новому спартанскому правителю будущее большого полководца.

Через два года царь-полководец вознамерился повести войско спартанцев еще дальше, вглубь Малой Азии. По опыту первой военной экспедиции он был уверен в полном успехе нового предприятия, поскольку сильного противника на Востоке не видел. Однако этому походу за военной добычей помешало известие о том, что греческие города-государства на Пелопоннесе и ближайших к нему землях единодушно восстали против деспотического господства Спарты. Против нее объединились Афины, Фивы, Коринф, Аргос, ряд других более малых государств, которые получили поддержку Персии.

Ее противники, прежде всего Афины, решили воспользоваться удобным случаем — царь Агесилай II во главе большей части спартанского войска ушел в дальний азиатский поход. В самой Спарте оставалось совсем мало войск, которые просто не смогли бы отстоять свою землю, не говоря уже о защите границ, в случае быстрого нападения вражеских армий. К тому же уход в плавание спартанского флота позволил врагу господствовать в прибрежных водах.

Тревожную весть о начале Коринфской войны против Спарты полководец Агесилай получил на полпути к намеченной цели. Он быстро возвратился на родину, которая крайне нуждалась в нем и его закаленных воинах. Спартанской флотилии с войсками на борту удалось счастливо избежать штормовой погоды в восточном Средиземноморье и без потерь прибыть в родные гавани. Появление испытанной в боях и походах спартанской армии в ее отечестве стало большим сюрпризом для противников. Афины и ее союзники намеревались разделаться со Спартой до возвращения из дальнего похода царя Агесилая II, войско которого к тому же могло заметно поредеть в войне на Востоке.

В ходе войны, вошедшей в историю под названием Коринфская, хорошо организованное и обученное войско царя Агесилая II одержало трудную победу в кровопролитном сражении при Коронее над объединенным войском афинян, аргосцев, фиванцев и коринфян. Битва произошла в августе 394 года до н.э.

Сражение первоначально шло с переменным успехом. Спартанский правый фланг в мощной атаке плотной фаланги отбросил назад противостоявших ему аргосцев. Однако их левый фланг стал отступать под натиском фиванцев, которые славились своей тяжеловооруженной и хорошо обученной пехотой. Одержав на поле битвы частный успех, воодушевленные фиванцы затем атаковали правый фланг спартанской армии, но там желанного успеха не добились. Царь Агесилай II понял, что именно здесь следует искать ключи к победе в битве, и приказал своим воинам усилить натиск на врага. Пошла вперед и та часть спартанской армии, которой пришлось отступить в начале битвы.

В жаркой и кровопролитной битве при Коронее та и другая стороны сражались с большим мужеством и желанием одолеть врага, но победа к концу сражения досталась более стойким и умелым спартанцам. Их противникам пришлось отступить от Коронеи в свои пределы, чтобы там вновь собраться с силами для продолжения борьбы со спартанской деспотией.

Военное поражение не привело к развалу Коринфского союза греческих городов-государств, выступивших против гегемонии Спарты. Победители, однако, понесли в битве при Коронее такие большие потери, что их царь вполне разумно приказал войскам оставить Беотию, на земле которой произошло самое большое сражение за время Коринфской войны. Агесилай II принял решение укрепиться на время на границах Спарты, чтобы пополнить ряды своей армии, дать воинам возможность отдохнуть. К тому же он знал, что его противники также не смогут в скором времени возобновить войну.

На пограничных горных проходах были выставлены надежные заслоны, и в стан противников засланы лазутчики, которые должны были разведать планы противников. Велась разведка действий военных флотов врага, прежде всего Афин, которые могли высадить многотысячный десант на спартанское морское побережье. Вернувшийся после Коронейской победы в Спарту Агесилай II развернул там кипучую деятельность для продолжения вооруженной борьбы за главенство в эллинском мире. Уже довольно скоро армия царя-полководца вновь была готова к битвам и походам.

Коринфская война положила конец кратковременному морскому владычеству Спарты в восточном Средиземноморье. В 394 году до н.э. флотоводец Канон, командовавший объединенным афинско-персидским флотом, истребил спартанский флот под начальством Пейсандра в морском сражении под малоазийским портовым городом Книдом близ острова Родос у берега Малой Азии. В 388 году до н.э. спартанские мореходы, по сути дела воссоздавшие военный флот страны, попытались вернуть себе главенство в Эгейском море, но победы в морских боях флотоводца Спарты Анталкида желаемого результата не принесли.

Возобновившись в том же 394 году до н.э., Коринфская война шла с переменным успехом, поскольку военные силы противоборствующих сторон оказались примерно равными. Полководец Агесилай во главе спартанской армии осадил город Коринф с его мощными крепостными стенами. Однако в 390 году до н.э. афинская армия под командованием полководца Ификрата освободила Коринф.

К концу Коринфской войны стало сказываться воинское искусство спартанской армии и умение командовать ею царем Агесилаем II. Его противников часто подводила несогласованность в проведении совместных действий и желание самим победить войско Спарты. В ходе Коринфской войны древнегреческий полководец не раз демонстрировал умение разгадывать неприятельские замыслы и упреждать их быстрыми и решительными действиями своей армии. К тому же Персия, обеспокоенная заметным усилением своего союзника Афин, стала тайно помогать своему врагу Спарте.

Царю Агесилаю II в конце концов удалось силой оружия восстановить полное господство Спарты над другими греческими городами-государствами и подписать в 387 году до н.э. Анталкидов мир (известный в истории еще и под названием «Царского мира»). Он отвечал всем требованиям государства — победителя Коринфского союза. Победа в Коринфской войне прославила молодого спартанского царя как великого полководца Древней Греции.

Однако поражение греческих государств в большой войне против Спарты не сломило их волю и стремление добиться полной независимости от деспотического правителя на земле греков. Они всегда выше всего ценили свободу и независимость своих городов-государств. В 379 году до н.э. на земле Древней Греции началась новая большая война, на сей раз между сильными в военном отношении Фивами и Спартой.

У царя Агесилая II оказался серьезный противник, хорошо подготовившийся к войне. Жители Фив славились своим свободолюбием, и Спарте было всегда трудно доказывать собственное военное превосходство над этим древнегреческим городом-государством. К тому же фиванцы в новой войне против Спарты могли рассчитывать на военную помощь из многих других городов Греции. И когда дело дошло до сражений, Фивы такую помощь получили.

В тяжелом сражении при Левктре закаленное в боях и походах спартанское войско потерпело поражение от фиванцев во главе с Эпаминондом, которых поддержали многие другие греческие государства. В сражении царь Агесилай II оказался бессильным изменить ход событий. Его противник Эпаминонд повел битву не по спартанским правилам, которые предусматривали построение в традиционную линию фаланги с лучшими отрядами на правом фланге. Полководец Фив выстроил своих лучших воинов в ударную колонну в 48 человек глубиной и 33 человека шириной. Ударная колонна, прорвав фалангу, и решила исход сражения.

При всем своем несомненном воинском профессионализме спартанские воины не смогли преодолеть сопротивления фиванцев, которые сражались с гораздо большим воодушевлением и желанием победить. Их полководец Эпаминонд превзошел полководческое искусство Агесилая, действовавшего излишне традиционно. Cпартанской армии пришлось отступить с большими потерями, которые превысили 2 тысячи человек.

Неприятельское войско после одержанной победы при Левктре без промедления вторглось во владения Спарты, в подвластную ей область Лаконию, и начали ее опустошать. Помешать этому царь Агесилай II оказался не в состоянии, поскольку его армия после сражения при Левктре сильно поредела. Людские же резервы для ее пополнения иссякли, хотя немало спартанских юношей ускоренно заканчивали курс воинского обучения.

Однако несомненной заслугой Агесилая II как правителя и полководца стало то, что благодаря ему сама столица государства город Спарта была дважды спасена от врагов. Фиванцам и их союзникам так и не удалось овладеть Спартой, хотя они и нанесли ее территории большой урон. На своей родной земле спартанские воины бились с таким упорством и яростью, что противник вскоре отказался от мысли завоевать и лишить самостоятельности враждебную для них страну.

Отразив неприятельское войско от собственной столицы, царь Агесилай II активизировал военные действия и несколько раз добивался успехов в продолжившейся войне. Однако победы одерживали и фиванцы со своими союзниками. Чаши весов склонялись то в одну, то в другую сторону. Битва при Мантинее в 362 году до н.э., в которой погиб фиванский полководец Эпаминонд, и последовавший за ней мир положили конец этой кровопролитной и разорительной войне. Побежденной в долгой и упорной Коринфской войне Спарта не оказалась, но ее неоспоримое лидерство в эллинском мире ушло в прошлое.

Заключенный мир не удовлетворил честолюбивого царя Агесилая II и спартанцев. Полководец стал искать новые средства и пути для восстановления утраченного Спартой военного и политического могущества на земле греков. В итоге он решил попытать счастья за пределами Греции, на Востоке. В 360–359 годах до н.э. Агесилай во главе спартанского войска оказался в Египте, где начал на берегах Нила военные действия против персидских войск.

Туда его призвал Тахос, царь египтян, восставших против персидского владычества в их стране. Однако большой военной силой египтяне не обладали. Тогда их государь принял мудрое решение нанять целую армию профессиональных греческих воинов. Спартанцы для этой роли подходили больше всего, поскольку они всю жизнь не расставались с оружием, равно как и с желанием прославиться и захватить побольше добычи.

Военное наемничество в древнегреческом мире было явлением обычным. Греческие воины-профессионалы большими и малыми отрядами, военными флотилиями охотно нанимались на службу к любым правителям восточных стран, получая за это хорошую плату. Войны были для них прибыльным ремеслом. Спартанский царь Агесилай II не был исключением из военных вождей древности.

Немалые деньги египетского монарха позволили спартанскому царю в короткие сроки собрать большое наемное войско. Однако властный Агесилай II скоро поссорился с царем Тахосом, которого стало пугать присутствие в его царстве такого трудноуправляемого военного союзника. Развязка наступила довольно быстро. Царь Спарты неожиданно для многих перешел на сторону врага египтян персидского правителя Нектанеба II, которого и возвел силой оружия наемного греческого войска на египетский престол.

Египтянам пришлось признать власть чужеземного владыки из Персии, поскольку сопротивляться многочисленному войску спартанского царя они оказались не в силах. На этом война в Египте за обладание троном единовластного монарха прекратилась самым неожиданным образом. Египтяне смирились со своей судьбой и о свергнутом чужеземцами правителе Тахосе не очень сожалели.

Новый царь Египта щедро одарил царя Агесилая II и его воинов за оказанное содействие в войне с Тахосом. Однако Нектанеб II и его ближайшее персидское окружение серьезно опасались дальнейшего пребывания спартанцев в Египте и сделали все для того, чтобы их флотилия взяла обратный курс на родину. Спартанскому наемному войску и его предводителю преподнесли новые богатые дары. В их честь были устроены очередные пышные празднества. Одновременно наемникам дали понять, что свою миссию в Египте они уже полностью выполнили.

Агесилай II вместе со своим войском на кораблях отправился в Грецию, где было уже известно о его славных делах. Однако обратный путь на родину оказался для спартанцев труден, хотя греки и были опытными, бесстрашными мореходами. В пути флотилия попала в сильный шторм, и ей пришлось искать укрытие от шквального ветра и огромных волн в гавани Менелая. Она стала последним пристанищем царя-полководца — там он скоропостижно скончался, вызвав большую печаль среди спартанских воинов, свято веривших в воинское искусство своего предводителя.

Со смертью царя Агесилая II Спартанское государство лишилось не просто умелого воинственного правителя, но прежде всего победоносного полководца и выдающегося в Древней Греции стратега. Он с величайшим упорством провел трудные Коринфскую войну и войну с Фивами, выиграл несколько сражений и почти не знал поражений, заслужив большое уважение в стане своих противников как на греческой земле, так и в странах Востока.

Известие о смерти Агесилая побуждало противников Спарты, и прежде всего Афины, к новым враждебным действиям, и теперь спартанцев ожидали новые испытания. Им предстояли тяжелые войны, одерживать победы в которых им помогало полководческое искусство царя Агесилая II. Последующие полководцы древней Спарты не раз обращались к истории его жизни, изучали тактику и стратегию его военных походов, учились они у него и умению воодушевлять своих бойцов в трудные минуты битвы.

Древние письменные источники донесли до нашего времени следующую характеристику победоносного спартанского царя Агесилая II: он был обожаем войском, безукоризненно нравственен и правосуден. Для правителей в Древней Греции такое было нечастым явлением. Может быть, поэтому в ее истории спартанский царь-полководец Агесилай II выглядит особенно ярко, привлекательной и необычной фигурой для своей бурной эпохи.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.