Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

АУРАНГЗЕБ

1618–1707

Великий Могол (последний подлинный правитель Могольской империи).



Аурангзеб был вторым, младшим, сыном Шах-Джахана, правившего в империи Великого Могола с 1627 по 1658 год и оставившего после себя замечательный памятник индийского зодчества Тадж-Махал — усыпальницу его прекрасной, любимой жены Мумтаз-Махал. Отец, будучи великим правителем Азии, преподал Аурангзебу все основы азиатского владычества, основанного на силе и коварстве, за что и поплатился в свое время.

Восемнадцатилетний сын Великого Могола, усвоив азы отцовского правления и поднабравшись опыта в военных походах под знаменами Шах-Джахана, был назначен в 1636 году правителем Декана, одной из важнейших областей Могольской империи. Она занимала центральные и южные территории современной Индии. Получив под личное командование часть отцовского войска, Аурангзеб начал войну против соседних индийских государств Голконды и Биджапура. В результате голкондский и биджапурский монархи признали себя побежденными, равно как и сюзеренитет царства Великих Моголов над собой. Двухлетняя война с ними прославила младшего сына Шах-Джахана как полководца.

В 1637–1646 годах среди местного индийского населения в различных областях плато Декан проходили сильные вооруженные антимогольские волнения. Аурангзеб силой оружия усмирил недавно покоренные народы. При этом он опирался на помощь местных правителей — раджей, которые видели в народных волнениях угрозу собственной власти.

В 1649–1653 годах империя Великого Могола воевала с Персией из-за обладания Кандагаром, который персы захватили в первый год войны. Однако все три попытки моголов отвоевать у персов Кандагар в 1650, 1652 и 1653 годах не увенчались успехом.

В первом случае полководец Аурангзеб выступил на помощь осажденному могольскому гарнизону Кандагара, который оказался в кольце персидских войск шаха Аббаса II. Однако могольская армия запоздала, и Кандагар был уже в руках персов. Аурангзеб осаждал крепость четыре месяца и вынужден был отступить от нее. Столь же безуспешными оказались и последующие попытки вернуть город, которые были предприняты везиром Саидом Уллахом и старшим сыном Шах-Джахана Дарой Шеко.

Еще не успела закончиться война с Персией, как на плато Декан вновь начались восстания маратхов, и Аурангзеб во главе многочисленного войска поспешил от Кандагара в свое наместничество. Восстания в Декане продолжались до 1658 года. В том году Аурангзеб окончательно завоевал Голконду и Биджапур, однако вождь восставших маратхов Шиваджи остался непобежденным.

Тяжелая болезнь правителя империи Великих Моголов Шах-Джахана вызвала кровопролитную войну между его четырьмя сыновьями-наследниками. Борьба за отцовский престол длилась с 1657 по 1659 год, в которой Аурангзеб вышел победителем, выиграв кровопролитные битвы при Самугархе (Самагхаре) в мае 1658 года и Хаджве в январе следующего года. Междоусобная война закончилась с гибелью последнего соперника могольского полководца. Против единокровных братьев он использовал не только военную силу, но еще и интриги, обман и подкуп.

Решающей в войне за престолонаследие оказалась битва при Самугархе. В ней войском Шах-Джахана командовал главный наследник Дара. Ему противостояли войска мятежных принцев братьев Аурангзеба и Марада. Дара в сражении был разгромлен и погиб, а его армия рассеялась по окрестностям, открыв прямой путь к столице государства Агре. Воцариться в ней удалось только одному Аурангзебу, поскольку другой победитель Марад был вскоре после битвы убит по приказу брата. Торжества по случаю коронования Аурангзеба состоялись в городе Дели в июле 1658 года.

Аурангзеб, став правителем империи Великих Моголов, посадил больного отца Шах-Джахана под домашний арест в крепость города Агры. Тот просидел в заключении, любуясь из окна своей темницы Тадж-Махалом, до самой своей ненасильственной смерти, наступившей в 1666 году.

Воинственному Аурангзебу досталось не только огромное государство Великих Моголов, охватывавшее огромные территории современных Индии, Пакистана, Бангладеш и Афганистана, но и сильная армия. Прежде чем приступить к дальнейшим завоевательным походам, Аурангзеб усовершенствовал организацию своей армии.

Государством правила тюрко-могольская династия, с годами превратившаяся в индийскую. Под властью Великого Могола оказалось несколько десятков местных индусских правителей-раджей. Экономической основой вооруженных сил империи являлось жалованье от верховного главы, которое обязывало раджу содержать определенное количество конных воинов. При этом Великий Могол старательно поддерживал вражду и рознь между подвластными ему раджами.

Войско моголов, равно как и население, воспитывалось на идеях религиозной книги «Боевая Сутра». В ней, в частности, для могольских (индийских) военачальников излагались даже тактические требования. Так, в главе 49 «Боевой Сутры» на сей счет говорилось: «…Тактика подобна сандалиям. Носить их должны только сильные. Калека не должен осмеливаться надевать их».

Француз Ф. Бернье, проживший во время правления Аурангзеба в Индии 12 лет, оставил подробное описание вооруженных сил Могольского государства. По его словам, армия Великого Могола Аурангзеба, сына Шах-Джахана, состояла из «туземного войска» раджей и «чужестранного войска, состоявшего из моголов», являвшегося главной силой страны. Бернье сообщает, что туземные, или местные, войска возглавляют раджи, которым Великий Могол «дает очень крупные пенсии с тем, чтобы они были всегда готовы выступить с определенным количеством раджпутов, и считает их равными эмирами, то есть наравне с иностранными и магометанскими вельможами; он либо держит их в армии, которая состоит всегда при его особе, либо в провинциальных войсках».

Крупных раджей насчитывалось больше сотни, из них 15–16 были богатыми и могущественными, а среди них находилось 5–6 таких раджей, каждый из которых мог выставить до 20 тысяч всадников, гораздо лучших, чем могольская конница. «Эти всадники называются раджпуты, или сыновья раджей; они, как я уже говорил, — писал Ф. Бернье, — из поколения в поколение всецело заняты военной службой, раджи раздают им земли под условием всегда быть готовыми по приказу раджи сесть на коня, они очень смелы и им недостает лишь дисциплины, чтобы стать великолепными воинами».

Раджпуты представляли собой постоянное, но не регулярное конное войско. Оно во многом было схоже с конным дворянским поместным ополчением Московского царства. По требованию Великого Могола раджа обязывался в случая начала военных действий явиться с определенным количеством раджпутов (от 10 до 50 тысяч всадников) в зависимости от размеров получаемого от государя жалованья («пенсии»).

«Раджи со своими отрядами, включенные в состав "чужестранного войска", то есть армии Великого Могола, обыкновенно несли те же обязанности, что и эмиры, вплоть до караульной службы, — указывает Ф. Бернье, — однако с той разницей, что они не несут ее внутри крепости, как эмиры, а за стенами ее, в своих палатках, ибо они не соглашаются быть запертыми хотя бы на сутки в крепости и входят туда не иначе, как с надлежащей свитой из людей, готовых дать себя разорвать ради них на куски, как это бывало, когда хотели сыграть с ними какую-нибудь скверную штуку».

Для того чтобы держать раджей в подчинении и вести внешние войны, Великий Могол располагал большим «чужестранным войском». «Чтобы устоять против стольких могущественных внутренних врагов, а также против своих соседей — персов и узбеков, он должен постоянно содержать большие армии как во время войны, так и во время мира, вблизи своей особы и в поле. Эти армии составлены частью из местных жителей, как раджи и патаны, но преимущественно из моголов, как он сам, или по крайней мере признаваемых за моголов, на том основании, что у них светлая кожа, что они иностранцы и магометане…» Это была постоянная армия государства Аурангзеба, укомплектованная наемниками из персов, арабов, турок, а также европейцев: португальцев, англичан, голландцев, немцев и французов, бежавших из португальских, голландских и английских торговых компаний.

Наемное (чужестранное) войско Аурангзеба делилось на две части. Одна постоянно находилась при нем, в столице и ее окрестностях. Другая дислоцировалась в провинциях, чтобы держать в подчинении местных раджей и патанов (местных эмиров, или губернаторов).

Большая часть наемного войска комплектовалась эмирами, которые и выплачивали жалованье своим воинам. Эмиры различались званиями, обозначавшими количество лошадей, на содержание которых они получали от Великого Могола определенные денежные суммы. При этом оплачивалось содержание лошади, а не всадника. Звание хазари означало тысячу лошадей, до-хазари — 2 тысячи, панч-хазари — 5 тысяч, агит — 8, дас — 10 и дуаздас-хазари — 20 тысяч лошадей.

Пехота, вооруженная мушкетами, была немногочисленной и отличалась слабой выучкой. Тяжелая артиллерия состояла из 70 больших, преимущественно чугунных, пушек. Более многочисленной была легкая артиллерия, которая перевозилась на верблюдах. Имелось несколько десятков бронзовых пушек, которые перевозились на специальных тележках. Через реки могольские войска переправлялись по понтонным мостам.

О численности армии Великого Могола Аурангзеба нет полных данных, Ф. Бернье сообщает в своих записках лишь некоторые из них. Так, в Декане содержалось от 20 до 30 тысяч всадников. На территории Кабула для защиты от персов, афганцев, балушей и прочих горцев находилось 12–15 тысяч всадников, в Кашмире — более 4 тысяч, а в Бенгалии — «много больше». Всего насчитывалось 40–60 тысяч всадников. В поход под знаменами полководца Аурангзеба выступало 200–300 тысяч «настоящих военных людей». В это число не включались слуги, торговцы, носильщики, поставщики продовольствия и фуража и женщины, часто следовавшие за армией. Обычно в поход выступало почти все население столиц — Дели или Агры, которое жило исключительно за счет армии.

Свои завоевательные походы новый правитель империи Великих Моголов начал с востока Индии. В 1661–1663 годах огромная могольская армия под командованием Аурангзеба завоевала Ассам, область в среднем течении реки Брахмапутра. В 1666 году он силой оружия аннексировал бенгальский портовый город Читтагонг с прилегавшей к нему территорией. На севере предпринял попытку вновь завоевать Кандагар и область Балх.

Вскоре после восшествия на престол Аурангзеб начал проводить такую внутреннюю политику, которая поставила под вопрос существование империи Великих Моголов. В стране начались преследования и дискриминация по религиозному признаку, что сделало жизнь немусульманского населения невыносимой. Разорялись индусские храмы, конфисковывалось в пользу казны имущество индусских купцов. Это вызвало многочисленные антимогольские вооруженные выступления, во многих случаях во главе их стояли местные раджи.

Особенно мощным оказалось восстание раджпутов в 1675–1681 годах. Политика преследования немусульман превратила мирных сикхов в фанатичных воинов, поклявшихся не складывать оружия до тех пор, пока не будет свергнут правитель-мусульманин. Около 1700 года сикхи — секта воинствующих индуистов — стали одной из главных военно-политических сил в Раджпутане и Пенджабе. Восставших раджпутов возглавил народный лидер Дургада, который изгнал из городов немало могольских гарнизонов. Аурангзебу стоило большого труда справиться с восставшими раджпутами и сикхами.

В 1681 году против своего отца, Великого Могола, выступил Акбар. Он присоединился со своими воинами к мятежным раджпутам и собрал многочисленное войско. Аурангзеб во главе армии выступил против войска Акбара, нанес ему в сражении полное поражение, и наследник был вынужден, спасая собственную жизнь, бежать в Персию.

Вооруженные столкновения между правительственными войсками и мятежниками продолжались 26 лет, до самой смерти Аурангзеба в 1707 году. В результате этой войны могольское войско лишилось большей части раджпутской конницы, которая составляла основную силу империи Великих Моголов.

В 1681–1689 годах Великий Могол — Аурангзеб совершил несколько походов на юг современной Индии. Причиной их стало опасное возрастание могущества маратхов и победы мятежника Шиваджи.

Могольская армия разорила маратхские земли. Потерпел поражение сын Шиваджи Самбхуджи, он попал в плен и был казнен в 1686 году. Аурангзеб отвоевал Биджапур, лежащий на берегу Аравийского моря, и в 1689 году Голконду — на берегу Бенгальского залива. Аурангзеб вновь покорил Ахмаднагар. Однако окончательно утвердиться на отвоеванных землях моголам так и не удалось, хотя они и одержали победу над войсками этих индийских государств.

Маратхская конфедерация отчаянно боролась за свое существование, за свою независимость от Аурангзеба. Воинственные маратхи отказались признать свое поражение и перешли к затяжной партизанской борьбе против моголов. Последние были неспособны эффективно воевать в условиях горной местности и труднопроходимых джунглей. Маратхские земли мусульманскому завоевателю не удалось покорить.

Самой значительной военной операцией во время похода на юг Индии стала осада сильной крепости Джинджи, в которой с многотысячным войском оборонялся мятежный раджа Рам. Сначала Аурангзеб поручил осаду крепости одному из своих полководцев Зульфикар-хану, а затем своему сыну Кембакшу, потом снова Зульфикар-хану. Город Джинджи стойко оборонялся, и моголы несли под его стенами немалые потери.

После безрезультатной длительной осады крепости Аурангзеб лично возглавил осадные войска под Джинджей. Здесь он пошел на хитрость и добился успеха. Радже Раму с семьей и приближенными дали возможность бежать, после чего индийская крепость, защитники которой лишились своего начальника, штурмом была взята могольской армией. Город был отдан на разграбление и за несколько дней полностью разорен. После этой победы военные действия в Декане пошли на спад, и больших боевых столкновений с мятежными маратхами уже не происходило.

С 1689 по 1707 год Аурангзеб постоянно руководил военными действиями могольской армии. Огромная империя Великих Моголов находилась на грани распада, и сдержать этот процесс было возможно только военной силой. В войсках часто вспыхивали мятежи, против правителя восставали местные раджи, никак не удавалось упрочить власть государства на завоеванных территориях. Лишь благодаря полководческому таланту, невероятной личной энергии и чудовищным усилиям воли Аурангзеб до самой смерти удерживал государство от распада.

Правлению Великих Моголов на территории собственно Индии подходил конец. У Аурангзеба на морском побережье появился новый, сильный противник в лице европейских торговых компаний, которые располагали собственными войсками, оснащенными современным огнестрельным оружием. В борьбе против царства Великих Моголов европейцы опирались на местных мятежных раджей, используя подкуп и религиозную вражду местного населения с мусульманами.

На побережье Аравийского моря укрепились португальцы, которые завладели здесь городами Гоа, Даман, прибрежным островом Диу. С 1700 года в Бенгалии активизировалась британская Ост-Индская компания. Губернатором Бенгалии стал сэр Чарлз Эйр. С 1701 года усилилась экспансия французской Ост-Индской компании, которая в портовом городе Калькутте основала новую крупную базу. Перед этим французы укрепились в Сурате, Пондишери, Масулипатаме, Чандернагоре, Баласоре и Касимбазаре.

Великий Могол Аурангзеб видел, какую угрозу представляют для его государства европейцы. В самом конце своего правления он попытался выбить английских торговцев с их войсками из портового города Бомбея, однако безуспешно. Европейцы, укрепившиеся на побережье Индийского океана в каменных фортах, отразили попытки восточных войск взять их штурмом с помощью артиллерийского огня и огнестрельной пехоты.

После смерти Аурангзеба на престол Могольского государства взошел его сын Бахадур-шах. Однако престол Великого Могола должен был наследовать не он, а его старший брат Муазим, исполнявший в это время обязанности наместника в Кабуле. Тот со своим войском двинулся к могольской столице Агре. В 1708 году под ее стенами состоялось большое сражение. Войско Муазима было разгромлено, а сам он убит, трон остался за Бахадур-шахом. Но удержать от развала государство Великих Моголов он не смог.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.