Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

МОРИЦ ОРАНСКИЙ (НАССАУСКИЙ)

1567–1625

Полководец и военный реформатор Республики Соединеных провинций (Нидерландов).



Мориц Оранский родился в Дилленбурге, в Германии. Сын Вильгельма I Оранского по прозвищу Молчаливый, который руководил первым, хотя и неудачным, восстанием нидерландцев против испанского владычества и засилья католической церкви, действий инквизиции. Вильгельм Молчаливый возглавил оппозиционное движение нидерландской знати против Испании. Боролся против кровавой диктатуры герцога Альбы. Когда на севере страны началось народное восстание, встал на сторону освободительной революции. Был признан Штатами Голландии и Зеландии статхаудером (наместником) этих провинций и получил диктаторские полномочия. Вильгельм, правитель Брабанта (современная Бельгия), был убит подосланным испанцами убийцей.

Отец своими делами и целью жизни во многом предопределил будущее сына и его военную карьеру, верность борьбе за освобождение Нидерландских провинций от испанского правления. Мориц получил в наследство обширные земельные владения, среди которых было и княжество Оранж во Франции. Родовитость и личное богатство делало его одним из первых лиц среди нидерландской аристократии, давало возможность набирать наемные отряды солдат-протестантов.

Мориц рано приобщился к военной службе, воюя против испанцев под знаменами Вильгельма I Оранского в рядах революционных войск нидерландцев. У отца, искусного полководца, он научился командованию войсками, умению вести политику объединения сил антииспанской оппозиции и вербовать иностранных военных профессионалов-наемников. В то время они составляли главную силу армий большинства стран Европы.

Принц Нассауский, которому в скором времени предстояло стать принцем Оранским (после убийства Вильгельма Молчаливого в 1584 году), познавал не только военное искусство. Он получил прекрасное образование для своего времени: учился в школе в немецком городе Гейдельберге, а потом изучал математику и классические языки в Лейденском, университете. Мориц относился к числу наиболее образованнейших аристократов Нидерландов.

Гибель любимого отца от руки подосланного испанцами убийцы сразу же изменила жизнь 17-летнего Морица, еще не успевшего получить полного университетского образования, как того хотел его отец. В силу наследственных традиций сын великого отца становится правителем — статхаудером Соединенных провинций (Нидерландов), среди которых значились Голландия, Зеландия, Западная Фрисландия и ряд других. Должность статхаудера давала Морицу Оранскому огромные полномочия в управлении Соединенными провинциями, которые можно было сравнить только с диктаторскими. Помимо этого принц получил также звания генерал-капитана и генерал-адмирала — то есть стал главнокомандующим сухопутных войск и большого флота нидерландцев, которые долго боролись за свою национальную независимость от сильной в военном отношении королевской Испании.

Официально главнокомандующим вооруженными силами Республики Соединенных провинций принц Мориц Оранский стал в 1590 году. К этому времени он уже имел ясное представление о путях военных преобразований на своей родине, чтобы суметь противостоять Испании. Молодой статхаудер провел ряд военных реформ, которые основательно изменили нидерландскую армию.

Изучая военный опыт Древнего Рима, Мориц Оранский натолкнулся на мысль о создании небольших воинских подразделений, наподобие современных батальонов. Именно они стали основой реорганизованной армии Соединенных провинций. Новая структура войск повлекла за собой большие изменения в военном деле и в военном искусстве.

Мориц Оранский стал размещать копьеносцев в центре боевого построения своих подразделений, а мушкетеров (аркебузеров) — по их флангам. Раньше в европейских армиях господствовал строй для боя в несколько линий, которые в наступлении следовали один за другим. Шедшие сзади солдаты вступали в схватку только тогда, когда стоявший перед ним в переднем ряду солдат падал убитым или получал тяжелое ранение. Поэтому в сражениях, особенно в их начальной фазе, участвовала только часть войск, причем не самая большая.

В новой реорганизованной нидерландской армии пехотинцев строили так, чтобы с началом боя биться мог каждый. Административной единицей в нидерландской пехоте становился полк, небольшой по численности — 800–1000 человек. Он состоял из 10–16 рот по 70–100 человек в каждой. В полку находилось равное количество пикинеров и мушкетеров. В бою тактической единицей являлся полуполк (250 пикинеров и 250 стрелков).

Благодаря этому ударная сила небольшого воинского отряда заметно возрастала. Теперь противнику, который придерживался начинавшей устаревать линейной тактики, было трудно противостоять такому боевому построению войск принца Морица Оранского. Он постоянно отрабатывал на учениях действия относительно небольшой по численности армии нидерландцев, что позволяло ей на поле битвы не раз удивлять испанских военачальников и их опытных в войнах солдат.

Нидерландский генерал-капитан понял и другое — сила армии заключается и в маневренности. Под маневренностью он понимал умение совершать быстрые переходы, чтобы появляться перед противником там и тогда, когда тот этого не ожидает и потому не бдителен.

Статхаудер, имея большие финансовые возможности, позаботился о перевооружении армии нидерландских провинций. Его солдаты получили легкие мушкеты, которые оказались значительно легче стрелкового оружия испанских войск. Теперь мушкеты (бывшие аркебузы) имели не прямое ружейное деревянное ложе, а искривленное, более удобное для прицельной стрельбы. Появился колесцовый замок, который стал вытеснять ружейные фитили.

Нидерландская артиллерия получила орудия стандартных калибров — 48-, 24-, 12- и 6-фунтовые, что позволило избежать постоянной неразберихи с калибрами пушечных боеприпасов как в сухопутной армии, так и на флоте. Для крепостной артиллерии широко использовались мортиры и гаубицы. Эти виды орудий в большом числе использовались и при осаде каменных крепостей. Артиллеристы в войсках Морица Оранского проходили систематическое обучение и были хорошими профессионалами своего дела.

Артиллерийские снаряды постоянно совершенствовались, что позволяло усиливать мощь пушечного огня. Использовались бомбы, каркасные снаряды, каменные ядра. Бомбы были сферической и продолговатой формы. Перед выстрелом бомбардир сперва зажигал трубку бомбы, а только потом пороховой заряд, то есть пушка, стреляла «двумя огнями».

Теперь новые армейские подразделения батальонного типа получали легкие артиллерийские батареи, которые отличались подвижностью, и военных инженеров-саперов. Первое новшество позволяло заметно усилить огневую мощь, второе давало значительные возможности при маневрировании в местности, которая изобиловала всевозможными преградами — лесными дорогами, реками и каналами.

Единственным родом войск, который не подвергся серьезной реформации, оказалась нидерландская кавалерия. Она была немногочисленной и сражалась по тем же правилам, что и кавалеристы других стран Европы. Но для своей конницы генерал-капитан ввел обязательную военную подготовку, стремясь сделать ее более маневренной на поле боя.

Но и в кавалерийском деле великий военный реформатор XVI столетия ввел принципиальное новшество. Он создал новый вид кавалерии — рейтаров (получивших впоследствии название кирасир). Она формировалась преимущественно из германских наемников. Рейтар вооружался мечом, длинным пистолетом и имел защитное снаряжение в виде стального шлема и нагрудника. В бою рейтарская кавалерия строилась в пять шеренг. Схватки с противником рейтары начинали с нестройного пистолетного залпа, после чего начиналась рубка.

Принц Мориц Оранский много сделал и для того, чтобы поднять статус своих офицеров и солдат среди соотечественников на более высокий уровень. В отличие от отца, Вильгельма I Оранского Молчаливого, он перестал делать ставку на вербовку наемников-ландскнехтов в протестантских странах, прежде всего в немецких землях, таким образом в корне изменив сам принцип комплектования национальной армии, хотя она продолжала оставаться полностью наемной.

Новый статхаудер Республики Соединеных провинций стал набирать в армию прежде всего местных жителей. В ней вводилась строгая дисциплина и интенсивное профессиональное обучение. Причем солдаты и офицеры знали цели и задачи национальной армии Республики и видели противника прежде всего в лице католической Испании, войска которой не раз заливали кровью нидерландские, особенно северные, провинции. Подобное духовное воспитание нидерландских воинов давало им большой перевес над испанскими наемниками.

Своих офицеров, прежде всего младших командиров, начинающих военную карьеру, Мориц Оранский заставлял посещать местные университеты. Более того, опережая свое время, он пошел еще дальше в деле профессиональной подготовки офицерских кадров. В начале 1590-х годов он основал первую в мире академию для подготовки офицеров. Нидерландский военный реформатор и полководец считал, что боеспособность реорганизованной им армии во многом зависит от большого числа профессионально подготовленных командиров.

На одну роту нидерландской армии, численность которой не превышала 100 солдат, приходилось 28 младших военных начальников: капитан, лейтенант, прапорщик, два-три сержанта, три капрала, три ландпассата, один оружейный голова, один капрал из благородных или ефрейторов, один писец, один профос (священник), десять младших ефрейторов и два барабанщика.

Командный состав роты получал почти столько же денег за службу, сколько солдаты всей роты. Экономическое благополучие Республики Соединенных провинций позволяло статхаудеру аккуратно выплачивать жалованье своей наемной армии, что было для Европы редким явлением. Более того, было установлено правило, согласно которому выплата солдатского и офицерского жалованья не задерживалась даже на один час.

Принц Мориц Оранский сумел в короткие сроки создать первоклассную по тому времени наемную армию. В мирное время она состояла примерно из 30 тысяч пехотинцев и 3 тысяч кавалеристов. Теперь нидерландский главнокомандующий мог возобновить освободительную войну против Испанского королевства.

Началу эскалации военных действий в нидерландских провинциях способствовали два фактора. Во-первых, гибель испанской «Непобедимой армады» короля Филиппа II позволила голландским мореходам установить полное господство в прибрежных водах провинций. И во-вторых, многочисленная испанская армия оказалась рассредоточенной в крепостных гарнизонах.

В 1590 году принц Мориц Оранский во главе наемной нидерландской армии успешно повел войну за независимость своего отечества против испанских войск. Он овладел целым рядом сильных крепостей: в первый год войны — Бредой и Штеенбергом, в 1591-м — Нимвегеном и Девентером, в 1592-м — Стенвиком и Кеверденом, в 1594-м — Гронингеном и рядом других.

При осаде Стенвика испанцы смеялись над солдатами принца Оранского, называя их «мужиками и землекопами». Однако те, привычно действуя лопатами, под пушечным огнем столь быстро возвели осадные укрепления и поставили артиллерийские батареи, что неприятельский гарнизон пришел в смятение еще до начала бомбардировки крепости.

Под Гертруиденборгом нидерландская армия, несмотря на болотистую почву, возвела две линии осадных укреплений — циркумвалационную и контрвалационную. Подошедшие крупные силы испанских войск попытались было выручить осажденный королевский гарнизон, но потерпели неудачу.

Испанцы терпели поражения не только при защите укрепленных городов, но и в полевых сражениях, как это было при Торнгуте в 1597 году и Ньюпорте в 1600 году. В первом случае Мориц Оранский, воспользовавшись непогодой, во главе немногочисленного отряда неожиданно напал на испанский лагерь и разгромил противника. Испанские потери составили две с половиной тысячи человек, что в три раза превышало количество напавших на них нидерландцев.

После одержанных побед в северных провинциях нидерландский главнокомандующий перенес боевые действия на юг, во Фландрию. Здесь и произошло самое крупное сражение с его участием. Под его командованием находилась армия численностью около 20 тысяч человек. Вдоль берега следовал нидерландский флот, оказавший неоценимые услуги при осаде приморских крепостей. Летом 1600 года Мориц Оранский осадил город Ньюпорт.

Осада этой крепости началась по всем законам военно-инженерного искусства того времени. Однако на сей раз испанское командование решило во что бы то ни стало разблокировать свою цитадель. Из Антверпена выступил испанский полководец, австрийский эрцгерцог Альберт, во главе 10 тысяч пехотинцев и полутора тысяч всадников.

Нидерландцы имели небольшое численное превосходство и 8 орудий полевой артиллерии, которой испанцы не имели. Однако под осажденным Ньюпортом австрийский эрцгерцог застал нидерландцев врасплох в неудобной для полевого боя позиции. Более того, осажденный испанский гарнизон мог во время сражения выйти за крепостные ворота и ударить противнику в тыл.

Сражение при Ньюпорте произошло 2 июля 1600 года. В тот день Мориц Оранский, узнав о приближении королевской армии, снял осаду с крепости и через гавань, имевшую вид канала, двинулся к городу Остенде, который находился в руках его войск. Рано утром он выслал навстречу противнику 19 рот пехоты (два полка), четыре корнета (кавалерийских отряда) и два орудия. Эти силы должны были задержать эрцгерцога Альберта на переправе у Лессингена. Однако испанцы разгромили эти войска нидерландцев.

Но зато таким образом Мориц Оранский выиграл время. В момент отлива его армия переправилась через гавань и развернулась в боевой порядок на узкой прибрежной полосе, защищенной со стороны моря песчаными дюнами.

Эрцгерцог Альберт построил свою армию в три линии. Сражение началось с ружейной перестрелки. После этого испанцы попытались предпринять атаку, идя по песчаным дюнам, но здесь неожиданно для себя попали под орудийный огонь нидерландских кораблей, подошедших близко к берегу. Плотный строй отрядов (терций) пехоты оказался прекрасной мишенью.

После этого начался бой авангардных сил противников. Мориц Оранский первым нанес удар, воспользовавшись отходом испанцев от морского берега на вершины песчаных дюн. Однако испанская кавалерия заставила противника отступить на противоположном, удаленном от моря фланге. В битве наступали кризисные минуты, которые заставили принца Морица Оранского послать под прикрытием артиллерийского огня в атаку все свои немалые резервы. Такого удара испанцы не выдержали, они сперва начали отступать, а потом обратились в беспорядочное бегство. В сражении при Ньюпорте испанская армия потеряла 4 тысячи человек убитыми и одну тысячу человек ранеными. Победители потеряли 2,5 тысячи человек.

После сражения при Ньюпорте испанские сухопутные войска и флот потерпели в Нидерландах еще несколько поражений. В итоге в 1609 году испанский король был вынужден заключить с Республикой Соединенных провинций перемирие на 12 лет — то есть фактически признавалась ее независимость. Однако Южные Нидерланды (современная Бельгия) оставались под испанским правлением.

В 1621 году статхаудер Мориц Оранский не пожелал продлить перемирие с Испанией и начал боевые действия. Однако на сей раз он не одержал крупных побед. Скончался великий нидерландский военный реформатор и полководец в городе Гааге от болезни печени, находясь в расцвете сил.

Мориц Оранский стал одним из крупнейших деятелей в истории Республики Соединенных провинций (Нидерландов). Он проводил политику всемерного укрепления централизованной государственной власти и личной власти как главы Республики. Современники считали его одним из самых передовых военных деятелей своей эпохи.реди прочих реформаторских заслуг принца Морица Оранского отмечается введение воинских уставов, регламентировавших всю армейскую жизнь. Его уставы были известны по всей Европе, в том числе и в Русском царстве. Нидерландская наемная армия при нем являла собой образец организованности и дисциплинированности — ничего похожего не было ни в одной другой наемной европейской армии.

Тому есть любопытное свидетельство венецианского посла, писавшего в 1620 году в донесении своему правительству: «Просто поразительно, когда города спорят между собой о размещении у них гарнизонов, а горожане — о помещении у них на квартире солдат, — так как они рассчитывают нажиться на них». Действительно, в начале XVII столетия мирные граждане нидерландских городов и деревень не боялись солдат-наемников армии собственной страны.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.