Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

БАЯЗИД I ЙЫЛДЫРИМ

1354 (1360) – 1404

Турецкий султан, прозванный «Молнией» (Йылдырим). Османский завоеватель балканских народов.



Баязид I вошел в историю как четвертый османский султан. Он был старшим сыном султана Мурада и вступил на отцовский престол в 1389 году. Достичь вершины власти ему удалось только после казни своего родного брата Якуба, который тоже боролся за право быть султаном. Он оказался единственным соперником Баязида.

Жестокость и кровопролитие при смене султанов были обычным явлением для Турецкой империи во все времена, причем в первую очередь безжалостно уничтожались самые ближайшие родственники по мужской линии. В противном случае они могли стать претендентами на султанский трон. В данном случае Баязид сумел опередить единокровного брата, который, в случае успеха, мог бы поступить с ним точно так же.

Получив власть и многочисленную и хорошо организованную армию, Баязид I решил продолжить отцовские завоевания на Балканах и в Азии. Благо ни одно из соседних государств не представляло угрозы. Византийская империя к тому времени пришла в совершенный упадок и уже не влияла на положение дел в Малой Азии.

Сперва султан Баязид I решил покорить Сербию, которая в то время не могла выставить многочисленное войско. В 1390 году огромная армия турок-османов вторглась в эту страну. Сербские властители не сумели объединить свои силы против турецкого воинства и покорились завоевателю, чего нельзя было сказать о простом народе.

Сербский поход показал отлаженность османской военной машины и ее возможности в будущем. В отличие от своих предшественников Баязид стремился уравновесить значение пехоты и конницы (которая делилась на легкую и тяжелую (сипахов), состоявшую из османских феодалов), не отдавая явного предпочтения ни одной из них.

Затем пришла очередь одряхлевшей Византийской империи, уже не способной защитить свои последние владения. К тому же она оказалась в полукольце территорий, завоеванных соседями — турками-османами. Султан Баязид решил воспользоваться распрей, возникшей между византийским императором Иоанном и его сыном Андроником, чтобы оправдать свое вмешательство в дела этого государства, и в итоге пришедшая окончательно в упадок Византийская империя оказалась в руках турок-османов.

Константинополь не спасло даже прибытие туда христианских военных отрядов (правда, многочисленных) из городов Северной Италии. Турки-османы осаждали древний город с небольшими перерывами с 1391 по 1399 год. Короткую передышку византийцам удалось получить благодаря маршалу Франции Жану Бусико, который во главе добровольческого отряда европейских воинов-христиан успешно отражал вражеские атаки с суши и с моря.

За стремительность нападений Баязид получил прозвище Молния, Молниеносный (Йылдырим).

После первых крупных успехов в Сербии и Византии турецкая армия совершила еще несколько походов. Баязид Йылдырим лично руководил войсками и не тяготился невзгодами походной жизни. Сперва турки опустошили Болгарию, положив начало многовековому османскому игу в этой стране.

Такая же участь постигла и соседнюю Македонию, которая пала под ударами турецкого войска, умевшего воевать в горах. Численное превосходство османской армии было козырной картой Баязида в походах на Балканском полуострове.

После завоевания Болгарии и Македонии султан обратил свое внимание на греческие территории. Сперва он вторгся в Фессалию и не встретил там упорного сопротивления. Затем его армия проникла в саму Грецию. Здесь завоеватели до основания разрушили город Аргос, чтобы преподать урок другим греческим городам, которые вздумали бы сопротивляться турецкому войску и самому султану.

Баязид I первым из турецких султанов начал создавать сильный военный флот, чтобы с его помощью совершать завоевательные походы на море. Правда, пока османы свое внимание обратили на просторы Эгейского моря, где находилось множество густонаселенных греческих островов. Однако островитяне отличались свободолюбием, а их города были защищены каменными стенами. К тому же греки были прирожденными мореходами, и одолеть их в морских сражениях оказалось делом многотрудным.

Воинственный османский султан избрал здесь иную тактику, вполне оправдав данное ему прозвище. Его флотилии с десантом на борту стали совершать грабительские набеги на острова греческого архипелага. Их селения и города подвергались внезапным нападениям с моря, а захваченные в плен жители продавались на невольничьих рынках, пополняя тем самым султанскую казну.

Такая тактика привела к тому, что довольно скоро немало греческих островов стали владениями турок-османов, а островитяне со временем пополнили экипажи многочисленного парусного и гребного флота Оттоманской империи.

Чтобы успешно продолжать завоевания, султан постоянно заботился о своей армии. Ее воины получали после одержанных побед награду в виде богатой военной добычи и всевозможные привилегии. Ослушников, не явившихся по первому султанскому зову на новую войну, ожидал праведный гнев османского властелина, и расправа обычно была короткой: либо человеку сносили саблей голову, либо его прилюдно сажали на кол.

Основу султанской армии составляла прекрасно обученная и дисциплинированная янычарская пехота и тяжелая конница феодалов-сипахов. Янычары набирались, как правило, из рабов-христиан, которые еще мальчиками отдавались на воспитание в семьи мусульман-турок. Затем они проходили серьезное воинское обучение, жили в специально построенных для этого казармах и хорошо владели оружием, прежде всего огнестрельным. Сипахи же были профессиональными конными воинами, обладавшими земельными наделами, и потому легко поднимались в поход, вооружаясь и снаряжаясь на войну за свой счет.

Укрепившись на Балканах, Баязид I стал угрожать войной Семиградской области (Трансильвании) и Венгрии, обладавшей немалой военной силой. Венгерские рыцари славились во всей Европе как отличные воины. К тому же эти страны могли рассчитывать на военную помощь других европейских христианских государств, исторически противостоявших мусульманскому Востоку.

В 1396 году огромная османская армия под командованием Баязида I вновь выступила в поход и осадила византийскую столицу Константинополь. Город был защищен мощными крепостными стенами, но охранявший его гарнизон был довольно слабым.

Известие об осаде Константинополя турками вызвало отклик в Европе. Король венгерский и чешский Сигизмунд (Зигмунд) с помощью римского папы Бонифация IX организовал в 1396 году Крестовый поход против османов. Собравшееся с пол-Европы войско, в котором преобладали французские рыцари со своими пажами и вооруженными слугами, двинулось вдоль берега Дуная вниз по течению реки. За войском тянулась большая речная флотилия, перевозившая воинское снаряжение и продовольствие.

Город Видин сдался крестоносцам без сопротивления, а Рахов они взяли после пяти дней осады. Однако хорошо укрепленный Никополь с сильным гарнизоном оказал сильное сопротивление. Засевшие в нем турки надеялись на скорую помощь своего султана, который находился под Константинополем. Узнав о приходе крестоносцев в завоеванную им Болгарию, Баязид I снял осаду с Константинополя и поспешил к Дунаю.

Подойдя к осажденному Никополю, турецкое войско разбило походный лагерь в 5–6 километрах от осадного лагеря крестоносцев. Янычарская пехота укрепилась на вершинах холмов. Впереди на поле рассредоточились конные лучники. Многотысячная тяжеловооруженная конница сипахов, которой командовал сам султан, встала за холмами.

В ночь на 25 сентября король венгерский и чешский Сигизмунд собрал военный совет, на котором начальники рыцарских отрядов долго и безрезультатно спорили о том, кто из них больше достоин первым начать сражение с османами. Рано утром французское рыцарство во главе с бесстрашным до безрассудства герцогом де Невером вышло из осадного лагеря и, не дожидаясь других отрядов крестоносцев, двинулось на позиции османов.

Силы противоборствующих сторон были неравны. Баязид I привел с собой 200-тысячную армию, набравшуюся военного опыта в предшествующих завоевательных походах. Король венгерский и чешский Сигизмунд имел под своим началом всего 50 тысяч воинов. Правда, некоторые источники сообщают о гораздо меньшей численности сразившихся сторон.

Французские рыцари под командованием герцога де Невера легко прорвали строй турецких конных лучников, но, начав их преследовать, попали под обстрел лучников-янычар с ближайших холмов. Вышедшая с флангов конница сипахов окружила французских крестоносцев и разгромила их. Только в эти минуты на поле битвы показались другие отряды крестоносного воинства, которые были разбиты вслед за отрядом герцога де Невера. Сам король Сигизмунд вместе с остатками своей армии едва спасся бегством.

Итак, успешная атака французских рыцарей в самом начале битвы (было убито 1500 человек легкоконных турецких лучников) не дала результатов. Французы ринулись в бой, когда их союзники только начинали выстраиваться в боевую линию, поэтому своевременной помощи они не получили.

Столкнувшись с хорошо укрепившимися на холмах янычарами, французские рыцари, основательно подуставшие в лихой атаке, не смогли прорвать их позиции. Под удар тяжеловооруженной конницы сипахов попал уже выдохшийся противник, и это облегчило их задачу. Османы перебили несколько тысяч французских крестоносцев, а остальным пришлось сдаться в плен в надежде избежать этим неминуемой гибели.

Празднуя победу по обычаям восточных правителей, Баязид I приказал перебить всех французских пленников — 4 тысячи человек. Избежать гибели удалось только 25 человекам: султан повелел сохранить жизнь только самым знатным пленникам, рассчитывая получить за них богатый выкуп.

Полное поражение короля Венгрии и Чехии Сигизмунда под Никополем позволило туркам-османам без всякого противодействия венгерских войск подчинить себе горную Боснию. Она стала своеобразным плацдармом, откуда не раз совершались большие походы турецкой армии в Европу. Босния как бы нависала над сербскими и черногорскими землями и над территорией Хорватии, являвшейся владением Священной Римской империи, а затем Австрийской империи.

Босния стала предпоследней страницей в полководческой биографии Баязида I. Вторжение Тимура (Тамерлана) в Малую Азию остановило дальнейшие турецкие завоевания в Европе. В его лице султан получил достойного противника и повел свои войска ему навстречу. Решающее и единственное сражение между противниками произошло 20 июня 1402 года в центральной части Анатолии.

Это сражение относится к числу крупнейших в мировой военной истории. По разным оценкам, в нем участвовали от одного до двух миллионов человек. Сообщается, что у Тимура было, по меньшей мере, 800 тысяч воинов. Вероятнее всего, что эти цифры сильно преувеличены, поскольку восточные, не европейские источники называют гораздо меньшие цифры: от 250 до 350 тысяч воинов и 32 боевых слона у Тимура и 120–200 тысяч воинов у султана Баязида I. Но в любом случае число участников битвы близ Ангоры было очень велико.

Местом сражения Ангора стала не случайно: к ней сходились все пути-дороги Анатолии. Перед битвой турецкий султан прислал в город Сивас к Тимуру послов для переговоров. Тот в их присутствии провел смотр своей армии, продемонстрировав османам ее мощь.

Засланные во вражеский стан лазутчики установили, что наемная татарская конница давно не получала от османского владыки обещанного жалованья и была этим очень недовольна. Татары согласились в начале сражения перейти на сторону Тимура, при условии, что тот выплатит султанские долги.

Султан Баязид I выстроил свою армию, поставив в центре янычарскую пехоту, а перед ней боевых слонов. Тимур же, наоборот, значительно усилил свои фланги. Его конница всей своей массой обрушилась на левый неприятельский фланг, где стояли отряды сербов. На другом фланге на сторону Тимура перешло 18 тысяч конных татар.

Султанские войска, особенно янычарская пехота, сражались яростно, но одолеть противника не смогли. К тому же Тимур явно превзошел своего соперника в искусстве ведения большой битвы. Он сумел окружить армию Баязида. Турки были наголову разбиты и рассеяны по окрестностям Ангоры. Воины Тимура уничтожили почти всех янычар.

Сам Баязид Йылдырим с одним из сыновей попал в плен, другой его сын погиб в битве. Тимур необычайно мягко обошелся с побежденным турецким султаном и даже приблизил его к себе. Но когда тот оказался замешанным в заговоре против властителя, Баязида стали строже охранять и к ночи заковывать в кандалы. Теперь он превратился в настоящего пленника, жизнь которого зависела от прихоти победителя.

Во время последующих завоевательных походов по Азии Тимур не расставался с султаном, который всюду следовал за ним в носилках, заделанных железной решеткой. Это породило предание о том, будто бы Баязид был заключен жестоким Тимуром в клетку.

Османский султан так и не получил желанную свободу. Баязид I бесславно умер в плену, но в истории Турецкой империи прославился как великий завоеватель Сербии, остатков Византийской империи, Болгарии, Македонии, Фессалии, Боснии и греческих земель. Благодаря ему Оттоманская Порта почти три столетия властвовала над этими странами.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.