Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1939–1945)

КОНЕЦ ИУДЫ

(По материалам А. Калганова.)



После неудавшейся попытки в июле 1944 года покушения на фюрера и последовавших вслед за ней репрессий основным занятием ближайшего окружения Гитлера стала демонстрация личной преданности и готовности «умереть за фюрера». Отдельные высшие офицеры действительно воспринимали неизбежное поражение Германии как личный позор и трагедию. Другие, в основном партийные выдвиженцы, годами учившие немецкий народ быть верными заветам фюрера, начали судорожно искать на фоне общей гибели возможности для спасения собственной шкуры. Среди тех, кто не торопился пожертвовать собой ради идеи национал-социализма, оказался один из ближайших соратников Гитлера Генрих Гиммлер.

Под непосредственным руководством Гиммлера, с его ведома и по его приказу возводились концлагеря, уничтожались военнопленные и сжигались в печах тысячи евреев, проводились массовые карательные акции на территории оккупированных Германией стран. Сам Гиммлер являлся для своих подчиненных примером и символом безжалостного отношения к «расово-неполноценным» и «врагам рейха». Если Йозеф Геббельс являлся ярым пропагандистом человеконенавистнической идеологии фашизма, Генрих Гиммлер активно работал над ее претворением в жизнь и не мог не понимать, как ничтожны его шансы добиться прощения за совершенные преступления. Поэтому решился повести за спиной Гитлера опасную игру с целью спасения своей жизни.

Поздним вечером 27 апреля 1945 года Гитлеру доложили о сделанном Гиммлером западным союзникам СССР предложении о капитуляции Германии. Эта информация была получена из передачи радио Стокгольма. 28 апреля американские информационные агентства сообщили подробности о предательстве Гиммлера. 29 апреля Мартин Борман подготовил письмо генералу Венку с просьбой срочно выйти на связь со ставкой Гитлера. В нем стояло:



«Дорогой генерал Венк!

Если прилагаемые сообщения соответствуют действительности, рейхсфюрер СС Гиммлер сделал англо-американцам предложение, которое безоговорочно передает наш народ плутократии! Какой-либо поворот может быть проведен только самим фюрером. Только им! Предварительным условием является незамедлительное установление с нами связи армией Венка, чтобы тем самым дать фюреру внутри – и внешнеполитическую свободу действий. Хайль Гитлер!

Ваш (Кребс, начальник генштаба)

Ваш (М. Борман)».



К письму на имя генерала Венка прилагались полученные по радио сообщения следующего содержания на немецком языке:



«28.4.1945.

Сан-Франциско (Рейтер).

От Пола Скотта Ранкина, специального корреспондента в Сан-Франциско.

Гиммлер направил послание Великобритании и Соединенным Штатам, что Гитлер находится при смерти и проживет не более 48 часов после объявления о безоговорочной капитуляции.

Это было сообщено мне сегодня официальными участниками конференции в Сан-Франциско, которые подтвердили, что Гиммлер просил о заключении мира, и добавили, что это предложение было сделано по каналам в Стокгольме.

Официальные круги заявили, что Молотов, Стеттиниус и Иден были немедленно проинформированы.

Ответ союзников на предложение Гиммлера истолковывается здесь таким образом, что союзники примут его во внимание в том случае, если оно будет распространяться и на Россию, и речь идет о безоговорочной капитуляции.

Также здесь было разъяснено, что Гиммлер своими словами, что Гитлер умрет, имеет в виду, что тот является в настоящее время очень больным человеком и известие о капитуляции будет для него таким шоком, что вызовет как следствие его смерть.

Можно предположить, что сообщение о смерти Гитлера при сегодняшнем моральном состоянии в Германии привело бы к массовой капитуляции и прекращению боевых действий в Европе.

Здесь распространяется сообщение о том, что Гиммлеру дан срок до вторника, для того чтобы безоговорочно сдаться Англии, США и России».




«Нью-Йорк (Рейтер).

Корреспондент национальной радиовещательной корпорации Морген Бити заявил в своем радио выступлении из Вашингтона, что Великобритания и США дали Германии срок до ночи вторника ответить на их послание, что предложение Германии о безоговорочной капитуляции может быть принято при условии, что оно распространяется и на Россию».




Но столкновения между преданными Гитлеру войсками и частями, подчиненными Гиммлеру, так и не произошло. 30 апреля Адольф Гитлер совершил давно задуманное самоубийство, приняв цианистый калий. В оставленном завещании он назначил своим преемником гросс-адмирала Деница, рейхсканцлером – Йозефа Геббельса, министром по партийным делам – Мартина Бормана.

Сразу после смерти Гитлера Геббельс направил советскому командованию ноту с условиями перемирия. Парламентером был назначен генерал Кребс.

С этого времени ни одно из союзных государств не рассматривало Генриха Гиммлера в качестве кандидатуры для ведения переговоров о капитуляции Германии. Известность главного фашистского палача не позволяла ему надеяться на избежание ответственности за совершенные преступления. Сомнительная слава предателя лишила его авторитета в глазах большинства немцев.

Когда распространилось известие о самоубийстве Гитлера, Гиммлер с облегчением направился в ставку гросс-адмирала Деница и некоторое время находился там, изучая возможность своего участия в качестве представителя Германии в переговорном процессе со странами-победительницами. Но Дениц всячески игнорировал его претензии на вхождение в состав нового правительства, стараясь поскорей избавиться от присутствия в своем окружении рейхсфюрера СС с дурной славой кровавого убийцы. В конце концов Гиммлеру пришлось спасаться в одиночку, и скоро он исчез в неизвестном направлении…

21 мая 1945 года двое бывших военнопленных – рядовые Иван Сидоров и Василий Губарев, находившиеся до отправки на родину в сборно-пересылочном пункте, заступили в совместный патруль с шестью военнослужащими английской армии в местечке Мейнштадт. Наши солдаты увидели, как на дорогу вышли три немца с намерением пересечь ее и уйти в лес. На крики «Halt!» они не реагировали. Только когда Губарев выстрелил в воздух, и оба солдата взяли немцев на мушку, те остановились. У одного из немцев был завязан глаз, он держал в руке костыль и показывал знаками, что болен и ранен в левую ногу. Подоспевшие англичане во главе с капралом, проверив у немцев документы, начали говорить, что задержанные больны и надо их отпустить. Советские же солдаты, испытавшие на себе, что такое фашистские концлагеря, настояли на необходимости доставить немцев на гауптвахту, где сдали задержанных британскому дежурному офицеру.

Трех немцев доставили в лагерь 30-го корпуса и поместили в камеру. Наутро тот, у которого была повязка на глазу, заявил, что он Генрих Гиммлер и добровольно сдается представителям английской армии. Повязка, костыль и жалобы на болезнь после ранения были не более чем уловкой. Для дополнительной маскировки Гиммлер сбрил себе усы. Вызванный караулом офицер не поверил, что перед ним главный эсэсовец, но все же позвонил дежурному по отделу военной разведки Второй британской армии и сообщил о странном задержанном.

Прибывший разведчик на основании имевшейся у него разыскной карточки с личными данными Гиммлера (дата рождения, личные партийный, эсэсовский номера и т. п.) убедился, что перед ним не самозванец, и вызвал офицеров контрразведки для дальнейшего допроса задержанного. На всякий случай Гиммлера заставили раздеться и провели его личный досмотр, проверив, не спрятано ли что-нибудь в одежде.

Когда личность Гиммлера была установлена, он посчитал, что теперь будет удостоен особого обхождения. В то время как в лагерь добирались контрразведчики, Гиммлер начал подробно рассказывать о своей роли во внешней и внутренней политике Германии, оправдывать как вынужденную меру создание концлагерей, говорить о своих планах заключения мира с западными союзниками, о своей популярности среди немецкого народа и на тому подобные темы, которые, в общем-то, не вызывали интереса у присутствовавших английских офицеров.

Приехавшие контрразведчики приказали Гиммлеру раздеться и надеть другой костюм. Во время дискуссии, продолжавшейся около десяти минут, Гиммлер требовал к себе обращения как к старшему офицеру, говоря, что он уже раздевался и был обыскан. На это британский полковник заявил, что либо тот сам переоденется, либо его переоденут силой, и дал две минуты на исполнение приказания. Гиммлер был страшно подавлен и заявил, что теперь он не скажет ни слова из того, о чем хотел рассказать.

После доставки Гиммлера в отдел контрразведки его обследование было приказано провести капитану медицинской службы Уэллсу, рапорт которого приводится ниже:



«Рапорт капитана С. Дж. Уэллса

23 мая около 23.00 в штабе контрразведки Второй армии в Люнебург в связи с приказом полковника Мерфи я проводил телесное обследование лица, которым, как сообщил мне полковник Мерфи, являлся Генрих Гиммлер.

Мне было приказано полковником Мерфи провести это обследование с целью убедиться, что на теле или в отверстиях тела Гиммлера ничего не спрятано.

После завершения обследования туловища и конечностей я приступил к обследованию его рта и зубов. Оттягивая его щеки в стороны, я на мгновение увидел маленький предмет с синим кончиком, находившийся в полости между левой щекой и нижней челюстью. Я немедленно попытался удалить этот предмет из его рта своим пальцем, но было невозможно помешать ему тотчас же поместить этот предмет между зубов и раскусить его.

Немедленно распространился сильный запах цианистого калия. Гиммлер тотчас был схвачен и положен на пол лицом вниз, его челюсти разжали и рот промыли водой. Затем ему около пятнадцати минут делали искусственное дыхание, но все попытки вернуть его к жизни были бесполезны.

С.Дж. Уэллс, капитан медслужбы, начальник санслужбы Второй армии».




25 и 26 мая 1945 года известие о смерти Генриха Гиммлера было широко опубликовано в мировой печати. Во всех публикациях его награждали эпитетами «мясник», «палач тысяч безвинных людей», «один из самых опасных военных преступников».





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.