100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1939–1945)

ОПЕРАЦИЯ «ШАМИЛЬ» – ГОРЦЫ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

(По рассекреченным данным Центрального архива ФСБ РФ.)



23 февраля 1944 года – трагическая дата в исторической памяти чеченцев и ингушей, многих других народов Северного Кавказа, которых волей Сталина в несколько дней выселили в морозные степи Казахстана и Сибири. Сотни тысяч горцев, в основном женщин, детей, стариков, половина из которых погибла в пути и на местах ссылки.

По поводу этой трагической, сложной и болезненной темы, надолго отравившей межнациональные отношения и в бывшем СССР, и в нынешней России, существуют два полярных мнения: «Нечего было восстание в тылу поднимать…», «Это геноцид народа, который нельзя оправдать ничем…»

Невозможно примирить враждующие стороны, однако существуют архивные документы, гриф секретности с которых был снят совсем недавно и изучение которых, возможно, внесет некую объективность в оценку происшедшего тогда и происходящего сегодня.

За 1921–1940 годы на территории Горской, а затем Чечено-Ингушской АССР произошло не менее шести крупных повстанческих антисоветских выступлений. Несмотря на все усилия и репрессии НКВД и даже регулярной армии, Советской власти так и не удалось «советизировать» или хотя бы установить твердый государственный порядок в чеченских аулах, особенно горных. Население продолжало придерживаться родоплеменного, «тейпового» уклада, находясь под сильным влиянием мусульманского духовенства – шейхов – и законспирированных подпольных националистических организаций, тайно храня большое количество оружия.

Перед началом Великой Отечественной войны в Чечне усилились бандповстанческая активность, антисоветская агитация, пропаганда объединения мусульман Кавказа под протекторатом Турции. Продолжалась агитация среди молодежи против службы в Красной армии и учебы в школах ФЗО.

Об этом говорят данные из архивных справок «О размахе бандповстанческого движения на территории Чечено-Ингушской АССР в годы Великой Отечественной войны» и «Об уклонении от призыва в РККА в Чечено-Ингушской АССР в годы Великой Отечественной войны».

Только в 1940 году административными органами ЧИАССР было арестовано 1055 бандитов и их пособников, изъято 839 винтовок и револьверов, много боеприпасов, предано суду 846 дезертиров. В то же время, по ориентировочным данным, из школ фабрично-заводского обучения бежало около 1500 набранных туда подростков.

В том же году была выявлена повстанческая организация шейха Магомет-Хаджи Курбанова, в январе 1941 года локализовано вооруженное выступление в Итум-Калинском районе под руководством Идриса Магомадова. Начало войны повлекло за собой серию бандитских вылазок в Шатойском, Галанчожском и Чеберлоевском районах. За август–ноябрь 1941 года в них приняло участие до 800 бандитов. Их основной организатор и идеолог – Хасан Исраилов – центральная фигура повстанческого движения в Чечено-Ингушетии в период войны. Представитель национальной интеллигенции, партработник, а затем адвокат, Исраилов с началом войны перешел на нелегальное положение и создал так называемую «Национал-социалистическую партию кавказских братьев» (НСПКБ). Он вовлек в эту партию значительное количество враждебных Советской власти лиц и руководил деятельностью образованных из числа повстанческих отрядов вплоть до 1944 года.

Не менее известную роль играл в организации вооруженных выступлений и Майрбек Шерипов, кстати, брат известного чеченского революционера, героя Гражданской войны Асланбека Шерипова. В октябре 1941 года Майрбек Шерипов также перешел на нелегальное положение, основал свою профашистскую партию – «Чечено-Горскую национал-социалистическую подпольную организацию» (ЧГНСПО), сколотил ряд бандгрупп, в которых собрал множество дезертиров и преступных элементов. «Партийные ячейки» и бандгруппы были созданы в подавляющем большинстве сел горной Чечни и Ингушетии, Исраилов и Шерипов установили связь с немецким командованием…

Банды пополнялись главным образом за счет дезертиров из рядов РККА. По первой массовой мобилизации в республике в августе–сентябре 1941 года из подлежащих призыву в строительные батальоны уклонилось от явки на призывные пункты 269 и дезертировало в пути следования 450 человек. Из 8000 мобилизованных в армию в Ростове оказалось только 2500 человек. По дополнительной мобилизации лиц 1922 года рождения в октябре 1941 года уклонилось от явки 362 призывника из 4733. Из сформированной решением ГКО в декабре–январе в ЧИАССР 114-й национальной дивизии на март 1942 года дезертировало 850 человек.

Сорвана была и вторая массовая мобилизация в марте 1942 года. Несмотря на то, что ее продлили до апреля, вместо 14 577 человек мобилизовано было только около 10 тысяч. Уклонялись от призыва даже члены ВКП(б), ВЛКСМ, ответственные работники, председатели и парторги колхозов. 23 марта 1942 года со станции Моздок сбежал депутат Верховного Совета ЧИАССР Дага Дадаев, и с ним, поддавшись его агитации, бежало еще 22 человека.

К концу марта 1942 года общая численность дезертиров и уклонившихся от мобилизации достигала 13 500 человек. Характерно, что в очередном донесении на имя немецкого командования от 4 июля 1942 года Хасан Исраилов сообщал, что возглавляемая им организация насчитывает на 1 июня 1942 года 15 672 бойца.

В таких условиях в апреле 1942 года был издан приказ наркомата обороны об отмене призыва в армию чеченцев и ингушей.

Провалился и дополнительный набор добровольцев, объявленный в республике по просьбе Чечено-Ингушского обкома. По плану НКО в январе–феврале 1943 года должно было быть призвано 3 тысячи человек, однако из так называемого «добровольного призыва» дезертировало до 7 марта 1943 года 1872 военнообязанных. Среди сбежавших в пути следования «добровольцев» были представители партийно-советского актива: секретарь Гудермесского райкома Арсанукаев, завотделом Веденского райкома Магомаев, секретарь обкома ВЛКСМ по военной работе Мартазалиев, второй секретарь Гудермесского РК ВЛКСМ Таймасханов, председатель Галанчожского райисполкома Хаяури.

Факты – упрямая вещь, однако не должно возникать ошибочное впечатление, что чуть ли не все чеченцы и ингуши уклонились от защиты СССР в Великой Отечественной войне. Республика трудилась для победы на полях и пастбищах, нефтепромыслах и заводах, строила оборонительные сооружения, принимала эвакуированных. Тысячи чеченцев и ингушей отдали свои жизни на фронте, были отмечены за воинские подвиги орденами и медалями. Подводник Северного флота Магомед Гаджиев и пулеметчик Ханпаша Нурадилов были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза. До Эльбы дошел чечено-ингушский кавалерийский полк под командой майора Висаитова. Хотя звание Героя, к которому он был представлен, ему было присвоено только в 1989 году… Следует заметить: военнослужащие – чеченцы и ингуши, представители других репрессированных в 1944 году народов – отзывались с фронта в трудовые армии, а по окончании войны они, «солдаты-победители», отправлялись в ссылку.

И тем не менее в горах Чечни, в тылу Северо-Кавказского фронта, долго не затихали перестрелки…

С началом войны немецкое Главное управление имперской безопасности (РСХА) совместно с министерством по делам оккупированных территорий Третьего рейха активно инициировало сепаратистские движения в национальных республиках СССР. В Берлине был образован ряд «национальных комитетов», в том числе и Северо-Кавказский, во главе которых были поставлены эмигранты и перешедшие к немцам изменники. Из военнопленных в январе–феврале 1942 года было начато формирование национальных «восточных легионов». В сентябре в местечке Весоле под Варшавой были сформированы три первых батальона Северо-Кавказского национального легиона (СКНЛ) – 800-й (одна рота из чеченцев), 801-й и 802-й (две роты).

Уже в конце 1942 года 800-й батальон был направлен на фронт в район Туапсе в состав 125-й пехотной дивизии, а 802-й – под Моздок в распоряжение 3-й танковой дивизии вермахта, остановленной к тому времени Красной армией всего в 100 километрах от грозненских нефтепромыслов.

После того как эти батальоны были разбиты при отступлении немцев с Кавказа, их, пополнив, перевели во Францию, где они после высадки союзников были уничтожены или пленены в крепостях «Атлантического вала».

В сентябре 1942 года в Миргороде Полтавской области было начато формирование 842-го, 834-го и 844-го батальонов СКНЛ, в феврале 1943 года отправленных в Ленинградскую область для борьбы с партизанами. Чеченской ротой 842-го батальона командовал уроженец села Ачхой-Мартан Алаудин Устарханов.

В том же Весоле формируется батальон 836-А, первой чеченской ротой которого командовал Ады Умаров, после войны скрывшийся в США. А возглавил батальон опытный головорез абвера капитан Ланге, летом–осенью 1942 года выполнявший в Чечне специальные задания по организации диверсий и восстаний местного населения в тылу Красной армии. Практически это были легионеры-каратели, оставившие за собой длинный кровавый след в Кировоградской, Киевской областях и во Франции…

10 мая 1945 года остатки батальона были пленены англичанами в Дании. Боясь возмездия, легионеры попросили британского подданства и… получили согласие. Но вскоре по требованию советской стороны они были выданы. Из 214 чеченцев 1-й роты 97 были привлечены к уголовной ответственности. По данным КГБ, 40 человек из числа отбывших наказание проживали в 1987 году в Чечено-Ингушской АССР.

Некоторое количество чеченцев и ингушей находились в составе Кавказского соединения войск СС в Северной Италии. Наиболее боеспособные остатки отступивших из Франции кавказских батальонов весной 1945 года немцы свели в 12-ю истребительно-противотанковую группу, оборонявшую Берлин. Следует отметить: боевые качества северокавказских частей их хозяева отмечали как довольно высокие. Однако слухи о так называемой целой чеченской дивизии, воевавшей на стороне врага, безосновательны: всех уроженцев республик Северного Кавказа в формированиях изменников числилось не более 30 тысяч.

Когда в августе 1942 года фронт вплотную приблизился к границам Чечено-Ингушетии, засевшие в горах лидеры чеченских «национал-социалистов» отреагировали воззваниями о скором «освобождении». Надо сказать, что немцы делали на повстанцев серьезную ставку. Кстати, не стоит забывать, что северокавказские горцы пользовались особым расположением нацистов: фюрер придерживался теории, что именно Кавказ являлся прародиной арийцев.

Летом–осенью 1942 года абверкоманда «Бранденбург-800» в рамках операции «Шамиль» забросила на территорию ЧИАССР пять парашютных групп с задачей захвата грозненских нефтепромыслов и организации восстаний среди местного населения. В их составе были и чеченцы из 2-й роты батальона специального назначения «Бергман» («Горец»). Батальоном диверсантов, сформированным зимой 1941–1942 годов в Нойхаммере и прошедшим горную подготовку в Баварии, командовал… профессор Кенигсбергского университета и известный знаток «восточного вопроса» обер-лейтенант Оберлендер. Солдаты и офицеры – 300 немцев и 900 кавказцев – носили на своих егерских кепи особую эмблему в виде кинжала.

Первая группа лейтенанта Прохазки в составе 10 немцев и 15 чеченцев высадилась близ Грозного. Хотя попытка прорыва немецких танков к объектам нефтедобычи провалилась, диверсанты не только вышли к своим, но и привели с собой несколько сотен дезертировавших из Красной армии грузин и азербайджанцев, пополнивших ряды батальона.

Позже «Бергман» боролся с партизанами у Минвод, после чего был отправлен на передовую. К концу года за счет военнопленных и местных жителей батальон был развернут в полк.

Заброшенные к повстанцам в горную Чечню абверовцы вошли в контакт с их главарями – лидером Национал-социалистической партии кавказских братьев Хасаном Исраиловым и лидером Чечено-Горской национал-социалистической организации Майрбеком Шериповым. В августе 1942 года Шерипов поднял вооруженное восстание, в ходе которого был разгромлен центр Шароевского района село Химохк. При попытке захватить райцентр Итум-Кале бандиты проиграли бой с гарнизоном и отступили. В ноябре Шерипов был убит своими же соратниками, а его люди примкнули к Исраилову, рассеялись по мелким группам или сдались властям.

Группа капитана Ланге, командира формирований «Шамиля», была сброшена в Атагинском районе. А группа лейтенанта Реккерта совместно с главарем банды Расулом Сахатовым в октябре спровоцировала массовый мятеж в селах Таузен и Махкеты Веденского района, на локализацию которого были брошены немалые силы Красной армии. Немецкой авиацией повстанцам было переброшено около 500 единиц стрелкового оружия, 10 пулеметов, много патронов и гранат. Только за сентябрь–октябрь 1942 года в республике была ликвидирована 41 бандгруппа численностью свыше 400 «стволов», 30 групп локализованы, 11 обезврежены, захвачены и сдались 60 бандитов-одиночек. На 1 ноября выявлены 35 групп в 245 «стволов» и 43 одиночки. А на февраль 1943 года только в 20 аулах Чечни численность бандитов составляла 6540 человек.

Несмотря на неудачи, немецкое командование положительно оценивало помощь бандповстанцев Чечни и, судя по документам, рассчитывало на нее и после того, как немцев погнали с Северного Кавказа. В августе 1943 года абвер забросил в республику еще три группы. Всего за войну в Чечне десантировались 8 групп общей численностью 77 человек, большей частью – изменники-чеченцы. Половина из них была уничтожена, остальным удалось вернуться с помощью местных проводников.

Есть данные и о том, что враг намеревался использовать чеченских бандитов при проведении намечавшейся на весну 1944 года десантной операции «Римская цифра II». Авантюрный план абвера предусматривал высадку в калмыцких и ногайских степях 36 эскадронов калмыцкого корпуса генерала Долля с целью отрезать от центра страны источники нефтедобычи…

Стремление обезопасить свой тыл стало причиной жестокого репрессивного решения советского руководства по отношению к целым народам. 23 февраля 1944 года Чечено-Ингушская АССР была упразднена, а полмиллиона ее жителей депортированы. Что, впрочем, не ликвидировало бандитизм: на 1 января 1945 года здесь действовало свыше 80 бандгрупп, пополненных бежавшими в горы. Возникали банды и на местах депортации – в степях Казахстана.

Вся эта информация взята из справок «О размахе бандповстанческого движения на территории Чечено-Ингушской АССР» и «Об участии изменников Родины из числа чеченцев в созданных гитлеровским командованием воинских частях и карательных формированиях» Центрального архива ФСБ России.

В Великую Отечественную чеченский и ингушский народы потеряли половину своей численности. Из них на фронте – только 2300 человек. Как и сегодня, за грехи бандитов расплатились мирные жители.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.