100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1939–1945)

ОПЕРАЦИЯ «КАВКАЗСКАЯ НЕФТЬ»

«Вопрос о нефти… и других осветительных веществах чересчур близок интересам России». Так писал великий русский ученый Д.И. Менделеев. И это не преувеличение, ибо особую стратегическую роль нефтепродуктов наглядно доказывают почти все крупные войны прошедшего XX столетия.

Что касается кавказской нефти, то в преддверии и во время Великой Отечественной она становилась объектом охоты не только со стороны нацистской Германии, но и со стороны будущих наших союзников по антигитлеровской коалиции. Кому-то может показаться невероятным, но в январе 1940 года Франция и Великобритания планировали операцию по ослаблению военной мощи Советского Союза, намереваясь уничтожить нефтяную промышленность СССР на Кавказе и пресечь нефтеперевозки по Черному морю. Подробности подготовки этой операции в исторической литературе почти отсутствуют, а на Западе о ней предпочитают не распространяться. У нас трофейные документы об операции «Кавказская нефть» почти 55 лет пролежали в спецхранах госбезопасности и Центрального госархива России.

Впервые эта идея была высказана премьер-министром Франции Эдуардом Даладье в записке от 19 января 1940 года, предназначенной для сведения членам правящего кабинета. Даладье предлагал двум высшим военным чинам – начальнику генштаба сухопутных войск армейскому генералу Морису Гамелену и начальнику морского генштаба адмиралу Жану Дарлану продумать и изложить соображения о «предполагаемой операции по вторжению в Россию с целью уничтожения нефтяных источников». Имелись в виду три возможных варианта действий: перехват в Черном море нефтеналивных судов, направляющихся в Германию, прямое вторжение на Кавказ или поддержка освободительного движения кавказских мусульманских народностей. Как видно из трофейных документов, намерения Даладье встретили активную поддержку и в британских правящих кругах. Даже англо-советские экономические контакты не мешали разработке этих планов. Речь шла фактически о развязывании агрессии против суверенного государства или, по крайней мере, о превращении северокавказского региона в очаг вооруженного мятежа.

В чем же были причины?

Формально, причин, побудивших Францию и Англию всерьез заняться разработкой плана, было много: договор о дружбе, заключенный Германией с Россией в 1939 году, открывший немцам доступ к советской нефти; ввод советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию 17 сентября того же года; советско-финская война, начатая Красной армией 30 ноября 1939 года. Кстати, именно боевые действия против Финляндии побудили Париж и Лондон выступить с угрожающими заявлениями. 14 декабря Лига Наций по требованию британского и французского представителей «за совершенную агрессию» исключила СССР из своих членов. К середине января 1940 года, когда Финляндия получила от Англии и Франции большое количество оружия и снаряжения, между Лондоном и Парижем была достигнута договоренность об отправке в феврале–марте на помощь финнам экспедиционного корпуса численностью до 150 000 человек. Обстановка создавалась взрывоопасная.

Однако планы по уничтожению кавказской нефти имели с конфликтом на севере Европы лишь относительную связь. На самом деле это была долгосрочная военная стратегия, подтверждаемая хотя бы тем фактом, что после прекращения советско-финской войны подготовка к нападению на СССР продолжала идти полным ходом.

Почему объектом агрессии становились именно Кавказ и Закавказье с их сырьевыми ресурсами? Дело в том, что нефтепродукты производили главным образом Азербайджан, Грозный и Батуми. На их изобилие Красная армия пожаловаться не могла – в канун войны производство, например, авиагорючего в СССР на две трети зависело от импортных высокооктановых компонентов. Хотя к тому времени у нас активно осваивались месторождения Урало-Волжского нефтяного района, возросла добыча нефти в Казахстане и на Сахалине, доля некавказских районов в том же 1940 году составляла всего 13,5 процента. Вывести из строя бакинские и грозненские нефтепромыслы, нефтеочистительные и нефтеперерабатывающие предприятия – значило «посадить на голодный паек» советскую авиацию и бронетехнику либо сделать их полностью зависимыми от Запада. В случае боевых действий потеря такого нефтяного региона могла оказаться для страны роковой.

«Военные действия против нефтяных районов Кавказа должны быть направлены против основных, наиболее важных центров нефтяной промышленности. Это – центры добычи, хранения и вывоза нефти, сосредоточенные в трех пунктах: Баку, Грозный, Батуми…» Так писал 22 марта 1940 года генерал Гамелен, ставший главнокомандующим сухопутными войсками союзников, в докладной записке Полю Рейно, сменившему Даладье на посту премьер-министра в марте того же года. Вывод из строя бакинских и грозненских нефтепромыслов, указывал генерал, представляет «большой интерес для союзников», ибо «поставит Советы в критическое положение, так как для обеспечения горючим советских моторизованных частей и сельскохозяйственной техники Москве нужна почти вся добываемая сейчас нефть».

Второй довод Гамелена – «Германия предстанет перед фактом прекращения поступления нефти с Востока и вынуждена будет довольствоваться тем, что она получает из скандинавских и балканских стран». Однако объем поставок нефтепродуктов из СССР в рейх был не столь велик, чтобы они играли стратегически важную роль, и генерал не мог не знать об этом. За 17 месяцев с конца 39-го по июнь 41-го года Германия получила из СССР 865 тысяч тонн нефти. В то же время объем нефтепотребления в рейхе только за один 1940 год составил 7,5 миллионов тонн. Гитлер получал от Сталина ровно столько кавказской нефти, сколько советский лидер считал нужным ему предоставить, и ни тонной больше. Удивительно, но Гамелен рассуждал в своем проекте о ее значимости для Германии в таких выражениях, как будто она уже находилась в безраздельном распоряжении фюрера.

Почему? Может быть, потому, что французский генерал, глядя в будущее, пытался выдать желаемое за действительное?.. Вплоть до 10 мая – начала немецкого наступления на страны Бенилюкса и Францию – в Западной Европе тешили себя надеждой, что Гитлер после Польши попытается все же наброситься на Советский Союз. Уничтожить бакинские и грозненские нефтепромыслы, чтобы они не оказались потом в руках у немцев, когда те двинутся на Кавказ, – вот какая мысль не давала покоя западным стратегам. Возможно, существовал и другой расчет: помогая Гитлеру подорвать советскую военную мощь перед его вторжением в Советский Союз, в Париже и Лондоне ожидали действительных гарантий ненападения на их страны.

Вот еще выдержки из плана Гамелена: «Воздушное нападение на Баку и Грозный должно быть проведено либо с территории Турции (район Диярбакыр – Ван – Эрзурум), либо с территории Ирана, либо с территории Сирии и Ирака (Джизре и район Мосула)». В этом месте на документе есть пометка лица, подробно ознакомившегося с документом. Возможно, это был сам премьер Рейно, написавший: «В настоящее время операция ориентирована на Сирию».

Находившаяся в то время под французским мандатом Сирия имела несколько авиабаз, с которых можно было лететь в какую угодно сторону со всяким грузом, не ставя в известность местную администрацию. Сложнее обстояло дело с независимыми Турцией и Ираном: сначала требовалось получить согласие правительств этих стран на постройку авиабазы либо перелет через их воздушное пространство.

Гамелен: «…бомбардировка Баку должна быть проведена современными тяжелыми бомбардировщиками дальнего действия в количестве от 6 до 8 групп. В связи с нехваткой у нас в настоящее время самолетов такого типа основную их часть должны поставить англичане…» Снова чья-то ремарка на полях: «Это неточно, в настоящее время мы можем поставить больше самолетов, чем Англия».

Так или иначе, но план Гамелена был одобрен государственным руководством обеих стран. В дальнейшем начали работать координационные группы английских и французских военных чинов для выработки конкретных параметров операции, получившей название «Кавказская нефть».

28 марта во время очередного обсуждения вопроса о бомбардировке Баку Англия и Франция вдруг разошлись во мнениях: французы настаивали на ускорении акции, англичане заняли более уклончивую позицию, опасаясь советско-германского союза. Но все это продолжалось недолго.

В протоколе совместных заседаний 4–5 апреля 1940 года зафиксировано, что воздушные действия франко-британских сил будут направлены «против нефтеочистительных заводов и портовых сооружений городов Батуми, Поти, Грозный, Баку». В качестве возможного объекта атак назван и порт Одесса. «В течение первых 6 дней будет уничтожено от 30 до 35 процентов всех нефтеочистительных заводов Кавказа и портовых сооружений… Для проведения операции будет использовано от 90 до 100 самолетов в составе шести французских групп и трех британских эскадрилий. Французские группы… будут укомплектованы двумя группами «фарманов-221» и четырьмя группами "гленн-мартинов", оборудованных дополнительными резервуарами для горючего; за каждый вылет они смогут сбросить в общей сложности максимум 70 тонн бомб на сотню нефтеочистительных заводов».

Аналогичной работой занималось британское командование. В штабе британских королевских ВВС был разработан собственный план, закодированный аббревиатурой «MA-6», согласно которому удары по объектам на Кавказе и Черноморском побережье осуществляли девять групп английских бомбардировщиков. На разрушение Баку отводилось 15 дней, Грозного – 12, Батуми – всего 1,5 дня.

Правда, аналитики предупреждали, что «эффективность операции может значительно снизиться» в случае «возможного появления немецких истребителей». Получается, что англичане и французы не исключали, что люфтваффе возьмут под защиту кавказские нефтепромыслы и черноморские порты!

Если бы этот абсурдный план реализовался, последствия могли бы быть роковыми, и в первую очередь для Франции и Англии. Гитлеру такая акция оказалась бы только на руку. Сталин, скорее всего, попытался бы нанести ответный удар. Не исключено, что действительно в союзе с Германией. Однако, все это догадки.

Хотя в Москве и не знали всех деталей подготовки англо-французской агрессии на Кавказе, имевшаяся информация позволяла отметить нарастание угрозы южным границам СССР. 29 марта, выступая на заседании Верховного Совета, Молотов заявил, что «всякие попытки такого рода вызвали бы с нашей стороны ответные меры против агрессоров, причем опасность такой игры с огнем должна быть совершенно очевидна для враждебных СССР держав и для тех наших соседей, кто окажется орудием этой агрессивной политики против СССР». Кроме этих серьезных предупреждений, Сталин принял и конкретные военные меры. Еще 31 декабря 1939 года нарком обороны приказал усилить войска Закавказского военного округа путем призыва резервистов сверх штатов мирного времени. 10 января 1940 года в Баку была переброшена 31-я стрелковая дивизия из Северо-Кавказского военного округа, а с 20 февраля командование советских ВВС занималось выработкой мер по усилению ПВО Баку. В начале апреля в Закавказье стали прибывать войска с финского фронта.

9 и 11 апреля командующий ВВС приказал дальнебомбардировочным авиаполкам Закавказского и Одесского военных округов «приступить к изучению Ближневосточного ТВД, обратив особое внимание на следующие объекты»: Александрия, Бейрут, Хайфа, Александрета, Порт-Саид, Никосия, Ларнака, Фамагуста, Алеппо, Суэцкий канал, Стамбул, Измир, Синоп, Самсун, Трапезонд, Мудания, Смирна, Галлиполи, Анкара, Кырыкале, проливы Босфор и Дарданеллы. Следовало в строгой тайне проработать возможные маршруты, бомбовую нагрузку и провести по 2 учебных полета над своей территорией с дальностью и навигационными условиями, соответствующими Ближневосточному ТВД, включая бомбометание и воздушные бои с встречающими истребителями. Штатная численность войск Закавказского военного округа возросла с 15 февраля по 1 июля 1940 года в 3,2 раза.

Тем временем англичане произвели аэрофотосъемку Баку, на основе которой были составлены полетные карты для обозначения целей.

17 апреля главнокомандующий французскими войсками в Восточном Средиземноморье армейский генерал Максим Вейган доложил Гамелену о том, что срок завершения подготовки операции лучше перенести на конец июня – начало июля, «поскольку подготовка аэродромов в Леванте, начатая переброска сюда бомбардировщиков, оснащение их дополнительными топливными баками, аэрофотосъемка объектов бомбометания, подготовка пилотов, доставка по железной дороге горючего, боеприпасов, снаряжения должны были занять от 2,5 до 3 месяцев».

Но история, как всегда, распорядилась по-своему, жестоко наказав незадачливых политиков и генералов за их близорукость. 10 мая начался гитлеровский блицкриг на Западном фронте, а к концу июня независимое государство Франция перестало существовать.

Когда пал Париж, ведомства Риббентропа и Геббельса довели содержание оказавшихся в руках победителей франко-британских документов о планах в отношении кавказских нефтепромыслов до сведения широкой общественности. В 1945 году эти материалы в качестве советских трофеев были вывезены из Германии в СССР.

Когда англичане едва унесли ноги из Дюнкерка, они, похоже, забыли о своих агрессивных планах в отношении СССР, а после нападения Германии на Советский Союз объединились с ним в антигитлеровскую коалицию.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.