Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА (1939–1945)

КАК МУССОЛИНИ ПРОВАЛИЛ «БАРБАРОССУ»

(По материалам Р. Картье.)



27 октября 1940 года Гитлер находился во Франции, в Монтуаре на Луаре. Он только что виделся с маршалом Петэном и с Лавалем. Несколько дней тому назад он был в Андэй, на свидании с Франко. Он вел войну с Англией и был целиком поглощен проектом занятия Гибралтара.

И вдруг из Рима пришло сенсационное сообщение: «Италия решила напасть на Грецию. Сведения надежные. Война неизбежна».

Эта новость была в высшей степени Гитлеру неприятна, поскольку его политика требовала в данный момент мира на Балканах. Он опасался даже вмешательства Турции, – был еще в той стадии благоразумия, когда боялся войны на два фронта.

Короткий приказ – и специальный поезд Гитлера, – подлинная подвижная крепость, уставленная пулеметами, – несется полной скоростью к Флоренции. Дуче вызван телеграммой.

Свидание состоялось утром 28 октября. Муссолини – с выпяченной грудью, с поднятой головой, имел очень самоуверенный вид. С первых же слов Гитлера он остановил его.

«Фюрер, слишком поздно. Дело уже в ходу. Наши войска вступили в Грецию сегодня в шесть часов утра».

Видя недовольство на лице собеседника, он добавил: «Не беспокойтесь, все будет кончено за несколько дней».

Эта сцена кажется невероятной, если бы ее не подтвердили три свидетеля: Геринг, Йодль и Кейтель.

Официально диктаторы обменялись клятвами дружбы и провозглашали стальную прочность Оси. Но, когда доходило до дела, то каждый работал сам на себя.

Гитлер питал глубокое недоверие не персонально к Муссолини, а к его военному и политическому окружению. По словам Кейтеля, он говорил: «То, что известно Муссолини, известно и Чиано, а что известно Чиано – известно в Лондоне».

Вот почему он открывал своему боевому товарищу ровно столько, сколько нельзя было от него утаить.

Гитлер уверял Муссолини, как и весь остальной свет, что он произведет высадку в Англии, тогда как он уже давно отказался от этой идеи; Муссолини предлагал ему в помощь свои войска и был оскорблен отказом Гитлера.

Позже, 21 января 1941 года, Гитлер утаил от Муссолини свои приготовления к войне против России. Дуче узнал о начале военных действий по радио, так как личное письмо, которым Гитлер извещал его о войне, пришло слишком поздно.

Муссолини со своей стороны тоже маскировал свою политику.

«Весьма вероятно, – свидетельствовал Йодль, – что итальянцы на несколько дней раньше срока начали свои операции, так как были уведомлены о том, что нам известны их планы и они боялись нашего сопротивления этим проектам».

Итак, поставленный перед совершившимся фактом Гитлер вернулся в Берлин. Дуче, провожая его, снова повторял, что в самое короткое время он вступит в Афины. Фюрер стоически принял роль, которую заставил его сыграть его союзник. Однако через две недели, когда дела у Муссолини стали принимать дурной оборот, Гитлер написал ему с тем, чтобы закрыть, наконец, все вопросы. Письмо это окончательно убеждает, что нападение на Грецию было полной неожиданностью для Германии.

Гитлер писал: «Дуче, когда я просил у Вас свидания во Флоренции, я предпринял путешествие в надежде, что я могу поделиться с Вами моими мыслями еще до начала конфликта с Грецией, о котором я имел лишь самые скудные сведения.

Я хотел просить Вас, прежде всего, отсрочить эту операцию, если возможно, до лучшего времени года и, во всяком случае, до президентских выборов в Америке.

По крайней мере я хотел просить Вас не предпринимать ничего до занятия острова Крита, и я рассчитывал предложить Вам воспользоваться германской дивизией парашютистов и дивизией воздушного десанта».

Но поезд прибыл во Флоренцию слишком поздно.

Через две недели после начала операции в Албании, храбрая итальянская армия попала в затруднительное положение. Два месяца спустя она оказалась в критическом положении и еще через несколько месяцев – в безнадежном.

Гитлер очень скоро понял, что ему не удастся избежать вмешательства.

Италия напала на Грецию 28 октября, а директива Гитлера от 12 ноября уже предлагала главнокомандующему германской армии иметь в виду интервенцию в Греции и занятие страны к северу от Эгейского моря. Зубцы германской агрессии захватывали Балканы.

В январе 1941 года генерал Гуццони, начальник итальянского главного штаба, изложил ситуацию Гитлеру и его офицерам. Он заявил, что Италия держит в Албании двадцать одну дивизию, что она туда посылает еще три и намерена произвести удар с севера силами десяти дивизий в направлении Корицы. Комментарии к протоколу этого совещания обнаруживают скептическое отношение немцев к этой операции.

Гуццони высказал, кроме того, просьбу о германской поддержке в Албании. В длинной речи, произнесенной на последнем заседании совещания, Гитлер ответил генералу, что это неудобно. «Если соединения, которые мы вам могли бы послать, останутся в тылу, то зрелище немцев, смотрящих со скрещенными руками на то, как итальянцы изнемогают в битвах, оказало бы плохое действие на мораль итальянских войск. Если же наши войска примут участие в боях, то Германия может быть преждевременно вовлечена в войну на юго-востоке. Было бы крайне неприятно, если бы Турция объявила себя солидарной с Англией и предоставила ей свои аэродромы».

На полях протокола – заметка карандашом, быть может, рукой Гитлера: «Константинополь – Констанца – 380 километров». Мысль о румынской нефти, по-видимому, не выходила из головы фюрера. Она не давала ему покоя в течение всей войны.

Германия колебалась: ей не хотелось ввязываться в балканскую авантюру. Но она понимала, что война, которой к ее досаде так добивался Муссолини, будет иметь последствием возвращение англичан на континент, и она готовилась к интервенции, ибо чувствовала ее неизбежность.

В декабре 1940 года Гитлер издал директиву № 20, которая начиналась следующими словами:

«Цель битвы за Албанию еще не достигнута. Вследствие опасной ситуации, сложившейся в Албании, является вдвойне необходимым парализовать попытки англичан создать базы под защитой балканского фронта, что было бы в высшей степени опасно как для Италии, так и для нефтяных промыслов Румынии».

Болгария также участвовала в заговоре. Она предложила свою территорию как базу для нападения на Грецию. 8 февраля немецкий фельдмаршал Лист и представитель болгарского главного штаба выработали программу совместных действий.

Через Венгрию и Румынию, которые также участвовали в заговоре, германские войска должны были незаметно проскользнуть на Балканы.

Начало весны было для итальянцев неудачным. В течение зимы грязь и непогода мешали военным действиям; но когда небо прояснилось и земля подсохла, греки двинулись вперед и заняли Албанию. Этот народ, насчитывающий всего шесть миллионов, в борьбе с 45-миллионной Италией нанес ей почти полное поражение. Вообще говоря, Италия как союзник не имела большой цены для Германии. Она оставалась верна своей национальной традиции, согласно которой была неопасным врагом и опасным союзником. Однако она занимала стратегические позиции, и Германия волей-неволей вынуждена была ее спасать.

В Югославии тем временем произошел переворот. Германофильское правительство Стоядиновича, которое только что заключило пакт с Германией, было свергнуто. Это событие явилось следствием итальянской авантюры в Греции. С того момента, как Муссолини потерпел поражение, антигерманские силы в Европе воспрянули. А предстоящее возвращение Англии на континент всем придавало веры и бодрости.

«Я не стану ожидать, – скажет Гитлер на большой конференции генерального штаба 27 марта, – изъявления лояльности от нового правительства Югославии. Никаких дипломатических шагов, никаких ультиматумов! Югославские уверения не будут приняты во внимание. Наступление начнется немедленно после того, как войска и необходимые материалы будут сосредоточены на местах. Политические соображения требуют, чтобы война велась жестоко и безжалостно и чтобы военный разгром Югославии произошел с быстротой молнии».

Переворот в Югославии был предлогом или, если угодно, случаем.

«Но, – сказал Кейтель, – подлинной причиной нашей интервенции на Балканах была необходимость спасти Италию от военного разгрома, перед которым она стояла». Муссолини был взят за горло.

Геринг со своей стороны заявил: «Переворот в Югославии, ухудшивший и так уже скверное положение Италии, сделал нашу интервенцию необходимой».

Как бы то ни было, развитие событий на Балканах в 1940–1941 годах началось с агрессии, которую Муссолини подготовил и начал без ведома Гитлера.

Тем не менее кампания на Балканах принесла фюреру удовлетворение. Его танкисты, подкрепляемые химическими препаратами, которые позволяли им в течение двух недель обходиться без сна, завоевали полуостров, буквально не смыкая глаз. Югославская армия была разгромлена, а Греция – раздавлена. Английские войска, спешно высаженные на континенте, пережили в Пирее второй Дюнкерк. Крит был захвачен с тем же воодушевлением, с каким германские дивизии переходили через Дунай. Восточная часть Средиземного моря оказалась полностью под контролем германской авиации. Александрия была очередной целью, и морские пути, ведущие к Суэцу, стали небезопасны. Германия одним ударом значительно улучшила свое стратегическое положение, и германская армия производила впечатление непобедимой. Можно сказать даже, что никогда Гитлер не был на такой высоте, как в тот момент!

Однако следствием всего этого стало одно обстоятельство, которое в конце концов похоронит фюрера и весь его рейх. Дело в том, что теперь Гитлер откладывает реализацию плана «Барбаросса» на шесть недель.

План «Барбаросса» – план войны с Советским Союзом, которая намечалась на 1 апреля 1941 года, потом должна была начаться 15 мая, а в итоге началась только 22 июня.

Войска фельдмаршала Листа, завоевавшие Балканы, были первоначально предназначены для правого фланга германской армии. Они должны были двинуться из Румынии, однако все изменилось. Пока дивизии Листа двигались последовательно на Белград, Салоники, Афины и Ханью, группы фельдмаршалов фон Лееба, фон Бока и фон Рундштедта, готовящиеся к войне с СССР, должны были выжидать.

«Наступление на Россию, – свидетельствовал Кейтель, – состоялось бы гораздо раньше, не будь нашей интервенции на Балканах. Это обстоятельство значительно ухудшило наши шансы. Было бы несравненно выгоднее начать наступление, как только позволяла погода, – самое позднее в первых числах июня. Военные были того мнения, что, раз уже война неизбежна, надо начинать ее как можно раньше, то есть не позднее мая. В 1917 году я был в качестве офицера Главного штаба на севере России и там в начале мая еще лежал снег. Наоборот, в Крыму, в Донецком бассейне и на всем юге России благоприятное время начинается уже в феврале или марте».

Любители исторических параллелей воображали, что Гитлер выжидал, чтобы перейти Неман в тот самый день, что и Наполеон. Но это было вовсе не так. Гитлер, наоборот, хорошо понимал, что кампания против России должна начаться как можно раньше, чтобы земля просохла и стала пригодной для танков. Он учитывал далекие расстояния и качество дорог в России. Но все его расчеты были опрокинуты событиями, вызванными на Балканах поступком Муссолини.

Чем все закончилось – хорошо известно.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.