100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ПРИБАЛТИЙСКО-СКАНДИНАВСКИЙ АЛЬЯНС ПРОТИВ СОВЕТОВ

(По материалам Я. Лескинена, И. Амосова и А. Почтарева.)



Почти 60 лет тема военного сотрудничества Финляндии и Эстонии в период между двумя мировыми войнами была окутана завесой строгой секретности. Лишь совсем недавно финский историк Яри Лескинен обнаружил в рассекреченных фондах государственного архива Эстонии новые документы, проливающие свет на тайные связи военных ведомств двух государств, направленные против СССР. Документы ранее секретных архивов бывшего Советского Союза тоже дают сведения о серьезном отношении в стране к направленному против нее финско-эстонскому альянсу, целью которого было запереть советский флот в Финском заливе. Финское военное руководство считало, что тесное военное сотрудничество с Эстонией значительно укрепит безопасность Финляндии перед восточной великой державой.

Военные ведомства обоих прибалтийских государств никогда не верили, что Советский Союз когда-либо примирится с заключенным в 1920 году в Тарту мирным договором, на который Советскую Россию вынудили сложившиеся не в ее пользу обстоятельства. Исходя из посылки, что СССР якобы никогда не сможет смириться с потерей Финляндии и стран Балтии, некогда принадлежавших Российской империи, генеральные штабы как Эстонии, так и Финляндии составляли общие планы обороны от Красной армии. Поворотным пунктом в оборонной политике Финляндии стал 1925 год, когда молодые, обученные в Германии егерские офицеры оттеснили от руководства вооруженными силами служивших ранее в России офицеров старшего поколения. Во времена последних военные планы Финляндии по своему характеру были преимущественно оборонительными, однако вставшие у руля в генштабе молодые егерские офицеры под руководством нового начальника генштаба полковника Курта Мартти Валлениуса первым делом принялись составлять новые планы с упором на наступление.

Для отражения этих воображаемых угроз в генштабе Финляндии было запланировано масштабное наступление через Карельский перешеек на Ленинград и главную базу советского Балтийского флота Кронштадт, если бы Советский Союз напал одновременно на Финляндию и Эстонию. В памятной записке, подготовленной и конце 1930 года оперативным отделом генштаба, отмечалось, что «как военно-политическая, так и стратегическая обстановка требует в этом случае взаимодействия с пограничными государствами. Любое ухудшение положения здесь ослабит также и стратегическое положение в Финляндии… Нам следует стараться вести военные действия так, чтобы облегчить положение на южной стороне Финского залива. Это требует мощного наступления из Финляндии на Ленинград и базу Балтийского флота. Лишь таким образом, возможно, удастся помочь бедственному положению Эстонии и Латвии. В наихудшем случае едва ли какая-либо другая помощь поспеет вовремя… Задачей Финляндии, с военно-политической точки зрения, будет помощь Эстонии и Латвии посредством связывания как можно больших русских сил».

В той же памятной записке предлагалось, чтобы финские войска «смело сконцентрировали все силы, которые только возможно выделить, на решающем направлении и попытались прорваться к Петербургу, что приведет либо к овладению Петербургом и уничтожению Балтийского флота, либо, более вероятно, к перегруппировке сил русских, при этом положение на южной стороне Финского залива можно будет спасти хотя бы на краткое время».

В Финляндии считали, что планы облегчения военного положения Эстонии предполагали наличие точных данных о военных ресурсах страны. Примечательно, что военное руководство Эстонии передало финнам все запрошенные совершенно секретные сведения о готовности страны к обороне. Начальники генштабов Финляндии и Эстонии, а также ведущие офицеры двух стран, отвечавшие за оперативное планирование, регулярно встречались между собой на уединенном острове в Финском заливе либо на корабле флота, чтобы сохранить все в тайне от журналистов и прочих посторонних наблюдателей.

На секретных февральских переговорах 1930 года в Таллине начальник оперативного отдела генштаба Финляндии подполковник Вяйне Карикоски предложил сотрудничество морских сил двух стран для заграждения Финского залива, одобренное командующим военно-морскими силами Эстонии контр-адмиралом Германом Сальца.

Эстонский контр-адмирал также добавил, что Советский Союз, очевидно, в случае войны станет минировать фарватеры между Порккала и Таллином, в самом узком месте Финского залива. Для предотвращения минирования Сальца, со своей стороны, предложил, чтобы финны построили на Порккала батарею береговой артиллерии большой мощности. Действуя со стороны Финляндии, батарея могла бы совместно с береговой артиллерией, расположенной на подступах к Таллину, общими усилиями заградительным огнем ограничить или даже пресечь продвижение советского флота из конца Финского залива в Балтийское море. Далее Сальца указал, что силы флотов обоих государств могли бы поставить широкое минное поле между Порккала и Таллином для усиления артиллерийского заграждения. Таким образом, финны и эстонцы могли бы создать систему обороны, подобную той, что имела на Балтике Российская империя еще в начале XX века для защиты Санкт-Петербурга.

Позже, когда в первой половине 1930-х годов на острове, расположенном перед полуостровом Порккала, строился форт Мякилуото, сотрудничество финнов и эстонцев было особенно тесным. Эстония предоставляла Финляндии чертежи батарей большой мощности и прочую необходимую для строительства документацию. Финские и эстонские старшие офицеры командировались для ознакомления с подразделениями береговой артиллерии другой стороны. Целью командировок было достижение тесного, нацеленного на обеспечение артиллерийского заграждения, взаимодействия между финской и эстонской береговой артиллерией.

Уже во второй половине 1930-х годов, когда форт Мякилуото был построен, ежегодно проводились строго секретные совместные учения финской и эстонской береговой артиллерии.

Проведенные в сентябре 1936 года первые совместные учения береговой артиллерии и флота, а также многие другие состоявшиеся перед войной СССР с Финляндией (1939–1940) секретные совместные учения морских сил двух не состоящих в союзе стран, были уникальными как в истории Финляндии и Эстонии, так и в международном плане. Финляндия за все время своей независимости не проводила совместных военных учений – да еще и многократных – ни с каким другим государством, кроме Эстонии! То же самое можно сказать и об Эстонии. Последние совместные финско-эстонские заградительные стрельбы были организованы уже летом 1939 года. Их результатом стали совместные решения об усовершенствовании артиллерийского заграждения. Финской артиллерией заграждения теперь можно было управлять с эстонского побережья и наоборот.

Во время войны все это означало бы, что при хорошей видимости Балтийский флот Советского Союза не смог бы выбраться без больших потерь из огненного шквала, устроенного силами одной лишь артиллерии.

В дополнение к артиллерийскому заграждению Финляндия и Эстония уделяли внимание и сотрудничеству флотов во время войны. В 1933 году Эстонии пришлось продать два своих эсминца, чтобы флот страны смог обзавестись подводными лодками. В 1937 году флот Эстонии получил две подводные лодки, которые были построены в соответствии с пожеланиями финнов. Так, на эстонских подводных лодках могли применяться такие же торпеды и мины, что и на финских. В рамках сотрудничества флотов эстонские флотские офицеры обучались на финских подводных лодках.

Как и между флотами Финляндии и Эстонии, в начале 1930-х годов была установлена прямая двусторонняя и телеграфная связь между их генеральными штабами. Она также осуществлялась по подводному кабелю, что позволяло сторонам обмениваться секретной информацией, касающейся Советского Союза и планов обороны государств, без какого-либо посредничества. К тому же обмен мнениями по оперативному планированию и оборонной политике в отношении СССР проходил всякий раз в ходе официальных и неофициальных визитов начальников генштабов. Совместная разведывательная деятельность финских и эстонских военных была очень обширной.

Военные руководители Финляндии и Эстонии договорились о том, что тайное сотрудничество будет частично осуществляться и в том случае, когда лишь одна из сторон будет в состоянии войны с Советским Союзом, а другая официально будет нейтральной. Одновременно военное ведомство финнов приняло ряд мер по привлечению Эстонии к противодействию СССР на внешнеполитическом уровне. После секретных взаимных консультаций между генштабами финнов и поляков в Варшаве в мае 1931 года была выработана единая позиция по поведению сторон на международной конференции по разоружению, которая должна была состояться в начале 1932 года. К ней пригласили присоединиться латышей и эстонцев. Главными оппонентами для них на конференции были представители Советского Союза.

Официальная же внешняя политика скандинавских и прибалтийских государств, особенно во второй половине 1930-х годов, всячески скрывала наличие тайных договоренностей о совместных военных действиях на случай войны.

Заграждением Финского залива весьма интересовалось также и военное руководство Швеции. До прихода Гитлера к власти Советский Союз считался наиболее вероятным противником Швеции, и потому шведы считали, что страну нужно оборонять уже на восточной границе Финляндии. Естественно, это устраивало финнов – таким образом Швеция ради собственной безопасности послала бы на помощь Финляндии свои воинские контингенты.

Еще в конце января 1930 года – на две недели раньше финнов – военное руководство Швеции послало своих представителей в Таллинн с тем, чтобы предложить военному руководству Эстонии идею заграждения Финского залива в самом узком месте. Заграждение, стало быть, осуществлялось бы только силами Финляндии и Эстонии. Швеция, таким образом, в мирное время не стала бы участвовать в сооружении заграждения, но военное руководство страны действовало бы исключительно из-за кулис. Если бы Советский Союз выступил против Финляндии и Эстонии, Швеция послала бы в помощь финнам и эстонцам войска и оружие. А для обеспечения переброски военной помощи по морю флот СССР должен быть заперт в Финском заливе, иначе он смог бы пройти в Балтийское море и Ботнический залив и топить транспорты, перевозящие шведские войска.

Естественно, военное значение совместных операций Финляндии и Эстонии не прошло мимо внимания других держав. Германское военно-морское командование отмечало в своих планах относительно Балтики, что лучшим местом для действий против советского флота является как раз узость Финского залива, чтобы не дать ему выйти в Балтийское море. Подобным же образом и военные атташе Франции и Великобритании проявляли интерес к финляндско-эстонскому сотрудничеству.

В СССР благодаря эффективной агентурной разведке о планах Финляндии и Эстонии было известно. Не учитывать этот фактор в контексте начавшейся Второй мировой войны в Европе и открывшихся возможностей отодвинуть угрозу нападения Германии и ее сателлитов на собственную территорию в Москве, естественно, не могли.

Документы только что открытых архивов бывшего Советского Союза ясно говорят о том, что СССР относился к планам Финляндии и Эстонии очень серьезно. До прихода Гитлера к власти в Германии советское военное командование полагало, что вероятным противником СССР будет альянс между Британией, Францией, Польшей, Финляндией, Эстонией и Латвией. После захвата власти Гитлером эти оценки изменились, и место Британии и Франции заняла Германия. Но, так или иначе, в СССР не сомневались, что Финляндия, Эстония, Латвия и Польша рано или поздно примут участие в войне против Советского Союза. Командование Красной армии было почти уверено, что если Германия нападет на СССР, Финляндия и Эстония станут на сторону Германии.

У нас хорошо знали стратегию заграждений в Финском заливе, ибо изначально этот замысел исходил в свое время от Генерального штаба царской России. Зная о стратегическом значении заградительной системы, Советский Союз должен был ликвидировать вражескую и создать свою. Осенью 1939 года, когда назревала война с Финляндией, Сталин не преминул обратиться к прежним планам царской власти перекрыть Финский залив и ясно осознавал, во имя чего он это делает.

К осени 1939 года вся система заграждения Финского залива была многократно отработана как в теории, так и на практике. Когда в сентябре 1939 года Эстония предоставила базы Красной армии и заключила договор о взаимопомощи с Советским Союзом, военное руководство Эстонии пошло на союз с СССР. К большому разочарованию финнов, почти десятилетие планировавшаяся и отрабатывавшаяся совместная блокада залива так никогда и не была испытана в деле. Однако проделанная работа не пропала даром.

В начале войны финны рьяно принялись осуществлять план запирания советского флота в Финском заливе – точно так, как это отрабатывалось вместе с эстонцами в предшествовавшее десятилетие. Но теперь партнерами финнов по совместной работе вместо эстонцев были вышедшие на южное побережье Финского залива немцы.

Благодаря заграждению, осуществленному вместе с Германией и построенному на линии полуостров Порккала – Найссаар, Финляндия смогла продолжать затянувшуюся войну. Ведь именно оно обеспечивало перевозки морем из Германии продовольствия и другого снабжения, необходимого как для ведения войны, так и для гражданского населения. Правда, несмотря на основательность подготовки, система заграждений не всегда срабатывала, о чем говорят неоднократные прорывы советских подводных лодок в Балтийское море.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.