Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ОН СЛУЖИЛ РЕСПУБЛИКЕ ДО КОНЦА

Не имея возможности конституционным путем свергнуть правительство Народного фронта, пришедшее к власти в Испании в феврале 1936 года, испанские монархисты сделали ставку на вооруженное выступление. Генерал Франко, уличенный в подготовке мятежа, был переведен генерал-губернатором на Канарские острова, а его сообщники уволены с полными окладами.

Почему-то предполагалось, что этим республиканцы накажут Франко. На самом же деле у монархистов появилась прекрасная возможность заняться подготовкой вооруженного выступления за казенный счет.

В ночь с 17 на 18 июля 1936 года оно началось во всех гарнизонах Испании. Но если многие из сухопутных гарнизонов примкнули к Франко в полном составе, то на кораблях завязалось противоборство между матросами и офицерами-монархистами, занимавшими все основные командные должности. Из 19 испанских адмиралов на стороне Республики осталось только двое, а из 128 капитанов третьего ранга – лишь 13 человек. Одним из них был офицер-подводник Ремихио Вердиа.

Невысокого роста, крепко скроенный командир субмарины C-5 Вердиа оказался единственным на подводном флоте офицером старой закалки, не выступившим против мадридского правительства. Недаром он пользовался исключительным доверием команды своего корабля. Его спокойствие и уверенность в том, что он делает, передавались офицерам-новичкам, выбравшим карьеру подводника лишь в силу политических убеждений. Уроженец испанского Севера, Вердиа отличался немногословностью и рассудительностью, ничуть не напоминая экзальтированных южан, которые во времена Республики составляли костяк довольно мощного анархистского течения. Крикунам-анархистам, охочим до митингов, но не имевшим ни малейшего опыта ведения войны на море, командир флотилии Вердиа противопоставил свою железную волю и решительный приказ соблюдать воинскую дисциплину. Чуть позже здравомыслящие испанцы ужаснутся вопиющей небрежности анархистской по своему составу команды огромного линкора «Хайме I», затонувшего в гавани Картахены после случайного взрыва в пороховом погребе, произошедшего по вине матросов-курильщиков.

Военно-морской атташе и главный военно-морской советник при революционном командовании в Испании Николай Герасимович Кузнецов, будущий нарком и главнокомандующий ВМФ СССР, отвечал за кадры моряков, направленных в Испанию под видом добровольцев. В своих мемуарах «Накануне» он писал:

«Я знал Р. Вердия, командовавшего флотилией подводных лодок. Он был храбрым и решительным человеком. Командуя подводной лодкой C-5, он оказался единственным ее офицером, не втянутым в заговор. Вердия сумел повести за собой экипаж, так как пользовался полным доверием команды, и мятежники были быстро побеждены. Благодаря Вердия не только C-5, но и все другие подводные лодки остались на стороне правительства».

В первые же военные дни командир C-5 сделал все от него зависящее, чтобы подводный флот Испании остался на стороне республиканского правительства. Когда началась гражданская война, почти все субмарины оказались сосредоточенными на двух базах – в Картахене и на острове Менорка. Лишь одна-две лодки находились в открытом море. Это несколько облегчило задачу Вердиа, который возглавил борьбу экипажей подводных кораблей против собственных офицеров. Борьба эта увенчалась успехом – с самого начала боевых действий и до последних дней существования Республики практически весь подводный флот Испании действовал против кораблей франкистов.

Под началом Вердиа находилась небольшая флотилия всего из 13 подводных кораблей. Ее основу составляли подлодки типа «C», построенные на итальянских верфях еще в начале 1930-х годов. Боеготовность этих кораблей полностью зависела от возможностей военно-морского министерства закупить через третьи страны итальянские торпеды, которые производились в Фиуме. По инициативе республиканского правительства на судостроительных верфях Испании были заложены более современные подлодки типа «D», но боевые действия застали их на стапелях. Контрольные пакеты акций верфей в Картахене и Ферроле, где строились эти большие субмарины, принадлежали англичанам, которые заняли выжидательную позицию во время событий 1936 года. В результате техническое состояние подводной флотилии в разгар гражданской войны было довольно плачевным.

В конце лета 1936 года, после ввода в строй линкора «Эспанья» и крейсера «Сервера», у сторонников Франко появилась возможность блокировать северные провинции страны с моря. Большие корабли не только обстреливали побережье. Они создали реальную угрозу существованию водных коммуникаций, которые связывали центр страны с Басконией и Астурией, лояльными мадридскому правительству. Командование подводного флота немедленно отозвало на север большинство подводных лодок из района Гибралтара, где они с первых дней выступления генерала Франко активно поддерживали действия сухопутных войск республиканцев. В битвах против крупных кораблей обнаружилась слабость подводного флота Республики. В первую очередь противник уничтожил старые небольшие субмарины типа «B». Участие лодок этого типа в гражданской войне закончилось 19 сентября – в тот день, когда франкистский эсминец «Веласко» потопил последнюю из них вблизи Сантандера.

Оставалась надежда на то, что лодки типа «C» окажутся более удачливыми. Субмарина C-5, которой лично командовал Вердиа, несла боевое дежурство у Кантабрика. Лодка долго искала противника и наконец нашла. Ее атаке подвергся курсировавший в этих водах линкор «Эспанья» – самый крупный корабль франкистов. Вердиа тщательно рассчитал угол торпедного залпа и, не отрываясь от перископа, вывел лодку на нужную позицию. После выстрела командир C-5 не стал уходить на глубину, а, оставаясь на поверхности, наблюдал за следом торпеды. Она попала в цель, но не взорвалась – очевидно, из-за неисправности взрывателя.

Снова слово Николаю Герасимовичу Кузнецову:

«В разговоре с Вердиа я спросил, уверен ли он, что торпеда действительно попала в линкор: находясь под водой, он вряд ли смог убедиться в этом.

– А мы не уходили на глубину, – спокойно ответил Вердиа. Оказывается, лодка после залпа была выброшена на поверхность, и ее командир смог наблюдать за движением торпеды.

– Вы видели ее след?

– Не только след. И торпеду видел.

Мне показалось странным: как мог Вердиа наблюдать за торпедой, шедшей на глубине трех–пяти метров? Двумя неделями позже, когда во время похода на север я стоял на мостике крейсера "Либертад", убедился, что это действительно возможно. Наш корабль атаковали дельфины. Они шли за нами на порядочной глубине, но видели мы их очень ясно.

– Торпедо! – тревожно вскрикивали тогда сигнальщики».

Вообще, случай показал, как сильно рискует командование националистов, посылая на операции крупные корабли без достойного противолодочного прикрытия. В результате нагрузка на эти единицы флота несколько снизилась, хотя их продолжали активно использовать. Что касается «Эспаньи», то она была вынуждена ночи проводить далеко в море.

Остальные подлодки флотилии Вердиа тоже старались действовать активно, но, как правило, их героические усилия пропадали даром – в основном из-за технических недостатков торпедного оружия. Большинство оставшихся на вооружении торпед было закуплено еще в 1928 году у итальянских производителей. С тех пор они лежали мертвым грузом и постепенно, утрачивали свои боевые качества. Из-за неспособности защитить себя в нужный момент лодки гибли одна за другой.

C-6 под командованием Вердиа воевала дольше других. Забегая вперед, скажем, что в июле 1937 года командование этой субмариной перешло к дону Матиссе – таков был боевой псевдоним советского морского офицера, Героя Советского Союза Н.П. Египко. В районе Астурии, северного порта, который республиканцы удерживали дольше всего, C-6 потопила канонерскую лодку противника. Почти сразу же после этого лодка попала под бомбежку. Повреждения оказались настолько серьезными, что она потеряла ход. Специально созданная по этому поводу правительственная комиссия приняла решение затопить подводный корабль. Во французском порту Сен-Назер дон Матисса подобрал себе другую лодку, отремонтировал ее и в июле 1938 году вернулся назад, в Средиземное море. Однако подводный флот Испании как таковой перестал существовать гораздо раньше. Несмотря на все усилия Вердиа, к октябрю 1936 года в составе подводной флотилии республиканцев осталось всего три субмарины типа «C».

Вклад Вердиа в борьбу со сторонниками генерала Франко был бы куда большим, если бы еще в 1936 году командующий флотилией не погиб в Малаге. Вердиа отправился туда для уточнения загадочных обстоятельств гибели подлодки C-3, которая, едва отойдя от берега, камнем пошла ко дну. Мощным взрывом на поверхность выбросило двух человек – штурмана и командира корабля. Штурман выжил, но ничего нового о причинах катастрофы от него узнать не удалось. Было понятно лишь, что на лодке произошла серьезная авария. Вместе с тем Вердиа не исключал возможности атаки субмарины итальянской подлодкой.

Расследование затянулось, и командующий подводной флотилией решил ненадолго остаться в Малаге. Это решение стало роковым для Вердиа – он погиб во время воздушной бомбежки.

Так оборвалась жизнь одного из немногих опытных испанских офицеров-подводников конца 1930-х годов и вместе с тем идеалиста, который зачастую был склонен переоценивать боеспособность своих кораблей и надежность их личного состава.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.