Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

КОНЕЦ «ЛОУРЕНСА СОВЕТСКОГО»

(По материалам А. Пронина.)



15 апреля 1929 года советско-афганскую границу пересек странный на вид отряд. Две тысячи всадников, одетых в афганскую военную форму, но общавшихся между собой на русском языке, отлично вооруженных и экипированных, с запасом провианта, переправились через полноводную Амударью и вступили на афганскую территорию.

Отряд имел 4 горных орудия, 12 станковых и 12 ручных пулеметов, мощную радиостанцию. Командовал отрядом человек, называвшийся «турецким офицером Рагиб-беем». На самом деле это был герой Гражданской войны, атаман Червоного казачества Украины Виталий Маркович Примаков, с 1927 года занимавший пост советского военного атташе в Афганистане.

Начальником штаба отряда являлся афганский кадровый офицер Гулам Хайдар, вместе с которым в отряде находились еще несколько офицеров афганской армии. И Рагиб-бей, и все остальные формально подчинялись генералу Гуламу Наби-хану Чархи – послу Афганистана в СССР. В марте 1929 года Чархи вместе с министром иностранных дел своей страны Гуламом Сидик-ханом имел сугубо конфиденциальную встречу с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным. Речь шла о политической ситуации в Афганистане и о мерах, которые могло бы предпринять советское руководство для оказания помощи законному правительству Амануллы-хана, свергнутого мятежниками. Возможность таких шагов предполагалась советско-афганским договором 1921 года о дружбе. После посещения генсека афганскими «товарищами» из Москвы в Ташкент немедленно последовало указание: срочно сформировать особый отряд из коммунистов и комсомольцев для отправки в Афганистан.

Авантюрист Бачаи Сакао, – его имя дословно переводится как «сын водоноса», – свергнувший в конце 1928 года Амануллу-хана, был английским ставленником, фактически агентом британского супершпиона полковника Лоуренса. Как инструкторы ЦРУ США вместе с пакистанской разведкой выпестовали террориста № 1, рассчитывая использовать бен Ладена и его собратьев для ликвидации «прокремлевского» режима Наджибуллы в конце 1980-х, так и шестью десятилетиями ранее ас английской МИ-6 Вильям Лоуренс пытался с помощью полуграмотного «сына водоноса» очистить кабульский трон от не устраивавшего Лондон монарха, заигрывавшего с большевиками.

Вероятно, у Москвы и представителей Амануллы был какой-то согласованный план его возвращения к власти путем захвата столицы ударом с двух сторон, потому что рейд отряда Рагиб-бея совпал с начатым в марте 1929 года продвижением оставшихся верными прежнему эмиру войск (14 000 человек) от Кандагара на Кабул. Любопытно, что вскоре вся мировая печать, исключая советскую, окрестит военного атташе СССР в Кабуле, «турецкого офицера Рагиб-бея» ни много, ни мало «советским Лоуренсом».

15 апреля 1929 года советский отряд начал боевые действия на афганском берегу Амударьи с внезапной атаки афганского погранпоста Пата Кисар. Пост был уничтожен, из занимавших его 50 афганских солдат в живых осталось двое. За этим последовал встречный бой отряда Примакова с подкреплением, подошедшим с соседнего афганского погранпоста Сиях-Герд. Оно также было разгромлено, и экспедиция продолжила движение в сторону Мазари-Шарифа – одного из главных политических и экономических центров афганского Туркестана.

На другой день спецназ Рагиб-бея оказался под стенами города Келиф. Гарнизон отказался выполнить ультиматум Примакова – сложить оружие и разойтись по домам. Но после нескольких орудийных выстрелов и пулеметных очередей афганцы в панике разбежались. Моментальная победа над необученным полурегулярным формированием не могла не заронить надежду, что рейд на Кабул будет легкой прогулкой.

17 апреля примаковцы вступили в город Ханабад, защитники которого бежали в Мазари-Шариф. Однако все трудности были еще впереди.

Английский ставленник Бачаи Сакао, провозгласивший себя новым эмиром Афганистана, с опозданием получил известие о вторжении отряда пришельцев в афганской форме на север страны. Ни минуты не сомневаясь, кто в эту форму одет и с какой целью вторгся в его страну, он Дал поручение своему уполномоченному в Мазари-Шарифе Мирзе Мухаммаду Касим-хану созвать на совет глав администраций, военачальников и ученых-исламистов. Было решено объявить джихад, собрать ополчение и под зеленым знаменем пророка выступить навстречу «неверным».

22 апреля разгорелся серьезный бой за Мазари-Шариф. Примаковские подразделения ворвались на окраину города и встретили здесь упорное сопротивление ополченцев. Жестокая борьба шла целый день. Успех принес умелый маневр огнем. Пулеметчики Примакова буквально сметали густые контратакующие цепи противника. Вскоре радист отряда послал в Ташкент сообщение о взятии крупнейшего центра Северного Афганистана.

В Москву была передана депеша следующего содержания: «Мазар занят отрядом Витмара». Так зашифровали Виталия Марковича.

После боя за Мазари-Шариф примаковцы убедились, что идеи «мировой революции» глубоко чужды жителям афганской провинции. Когда выступали в поход, Гулам Наби-хан уверял, что стоит только оказаться на афганской земле, как к экспедиции на Кабул присоединятся тысячи дехкан, представителей других сословий, горящих желанием идти в бой за свержение «ставленника англичан» Бачаи Сакао и восстановление власти дружественного Советскому Союзу Амануллы. Но за неделю пополнение не превысило и 500 человек, из которых сформировали один батальон. Подавляющее большинство населения относилось к пришельцам или нейтрально, или откровенно враждебно.

Через день гарнизон соседней крепости Дейдади предпринял попытку выбить примаковцев из Мазари-Шарифа. С религиозными песнопениями солдаты и ополченцы густыми цепями шли под косящий орудийно-пулеметный огонь. Несмотря на огромные потери, такие лобовые атаки повторялись несколько раз. Радист Примакова отбил первую шифрограмму в Ташкент с просьбой оказать помощь.

Через Амударью перешел срочно направленный эскадрон с пулеметами, но встретив превосходящие силы афганского ополчения, уже перерезавшего коммуникации в тылу отряда Примакова, вынужден был возвратиться на советскую территорию. Все же 26 апреля аэропланами в Мазари были доставлены 10 пулеметов и 200 снарядов.

После нескольких дней безуспешных попыток овладеть столицей Северного Афганистана штурмом военачальники Бачаи Сакао перешли к осаде. Чтобы заставить Рагиб-бея сдаться, они прибегли к допотопному, но эффективному способу – перегородив арыки, оставили Мазари-Шариф без воды.

В афганском батальоне начался ропот, грозивший перейти в вооруженный бунт. Встревоженный Примаков радировал в Ташкент: «Окончательное решение задачи лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен, если бы я получил 200 газовых гранат к орудиям. Кроме того, необходимо сделать отряд более маневроспособным. Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади».

На этот раз отряду Примакова было оказано более серьезное содействие. 6 мая советская авиация несколько раз нанесла бомбо-штурмовые удары по боевым порядкам противника под Мазари-Шарифом. Днем раньше через границу все-таки переправился второй отряд, сформированный только из красноармейцев в составе 400 человек. Афганская пограничная застава, пытавшаяся оказать отряду сопротивление, была буквально сметена огнем артиллерии и пулеметов.

После стремительного двухдневного марша отряд под руководством Зелим-хана вышел к Мазари-Шарифу. Кто из советских военачальников скрывался под этим псевдонимом, до сих пор точно не известно. Возможно, это был Иван Петров. До рейда он был командиром 8-й кавбригады САВО, с 1937 года возглавлял Ташкентское пехотное училище, в Великую Отечественную командовал армиями и фронтами, стал генералом армии и Героем Советского Союза. Согласованным с осажденными примаковцами ударом Зелим-хан отбросил афганцев от Мазари и загнал гарнизон Дейдади обратно в крепость.

8 мая после артиллерийского обстрела Дейдади из всех орудий гарнизон оставил цитадель. Советский отряд захватил здесь богатые трофеи: 50 орудий, 20 пулеметов, много стрелкового оружия и боеприпасов. Отдохнув, сводный отряд двинулся дальше на юг. На этом пути экспедиция встретила трехтысячный кавалерийский отряд Ибрагим-бека, подошедший с востока.

Этот бой Абдулла Валишев, взводный командир из отряда Примакова, описывает следующим образом: «По отработанной схеме восемь орудий поставили на главное направление, по два станковых пулемета в 200 м от дороги. С приближением басмачей на 500 м орудия открыли частый огонь: три из них били в голову колонны, три – в хвост, а два – в середину. Заработали и спрятанные пулеметы. Противник бросился врассыпную. Конники лихо орудовали клинками и даже пиками. Через полчаса после начала боя дозор обнаружил еще 1500 басмачей, прискакавших на сей раз с запада. Ими командовал Сеид Хусейн, военный советник Бачаи Сакао. Два часа длился страшный бой… Басмачи отчаянно сопротивлялись. Выиграть бой помогла военная смекалка Ивана Петрова. По его распоряжению к противнику отправили трех пленных, захваченных у бека, чтобы сообщить главарю второй банды о результатах предыдущего боя – 2500 убито, 176 в плену и лишь трем сотням вояк удалось спастись бегством. Предупреждение подействовало: басмачи сложили оружие. Конечно, если бы оба отряда появились одновременно с противоположных сторон, то, имея 10–12-кратное превосходство в живой силе, они смогли бы смять отряд».

12 мая Рагиб-бей овладел городом Балх, на следующий день – крупным центром Ташкурган. В этот момент Примакова вызвали в Москву.

18 мая специально присланным за ним самолетом он вылетел в Ташкент. Командование отрядом принял Али Авзаль-хан – Александр Иванович Черепанов, служивший в Красной армии со дня ее создания, выросший в Гражданскую войну до командира бригады, в 1938–1939 годах выполнявший особое задание Разведуправления Красной армии в Китае, а в 41-м командовавший 23-й армией, что обороняла Ленинград Карельском перешейке.

Следуя инструкциям Рагиб-бея, Али Авзаль-хан продолжил движение вглубь Афганистана. Но 23 мая вдруг пришло известие, что афганская дивизия Сеид Хусейна внезапным ударом овладела Ташкурганом перерезав коммуникации советского отряда. В стане Гулама Наби-хана, следовавшего на Кабул вместе с «шурави», началась паника, его чиновники разбежались кто куда. Черепанов вынужден был развернуть отряд и возвращаться, чтобы отбить Ташкурган.

Утром 25 мая, после артиллерийской подготовки и авиационной бомбардировки вызванными по рации самолетами, красноармейцы снова ворвались в Ташкурган. Жестокий бой продолжался два дня. Город трижды переходил из рук в руки, и в итоге афганцы отступили. Несмотря на одержанную победу, шансы на успешное завершение операции становились все призрачней. В ходе боев за Ташкурган артиллерия Черепанова израсходовала почти все снаряды, более половины орудий и пулеметов вышли из строя. Отряд потерял 10 красноармейцев убитыми и 30 ранеными, афганские сторонники Амануллы – 74 убитыми и 117 ранеными. Но главное препятствие заключалось в нараставшей враждебности местного населения.

В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан вдруг решил прекратить вооруженную борьбу против Бачаи Сакао вместе с родственниками. Захватив изрядную сумму государственных средств в иностранной валюте, золото, драгоценности, он бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад, где умер в Швейцарии в 1960 году. В этой ситуации продолжение экспедиции становилось бессмысленным и даже вредным, поскольку приобретало отпечаток агрессии против суверенной страны. Сталин приказал отозвать отряд Али Авзаль-хана. Вместе с советскими войсками в таджикский Термез возвратились и чиновники Гулам Наби-хана. Их дорожные сумки, по свидетельству очевидца, ломились от товаров, «реквизированных» у купцов Северного Афганистана. Из страны была вывезена и казна Мазари-Шарифа…

В 1937 году Виталий Примаков оказался в числе других репрессированных по ложным обвинениям и уничтоженных советских военачальников. Истязавшие его чекисты выколачивали признание, что поход в Афганистан он совершил по заданию германской и британской разведок, чтобы спровоцировать втягивание СССР в большую войну на Востоке. Попытки Виталия Марковича убедить своих мучителей, что он выполнял поручение самого Сталина, были встречены хохотом…

Карьера занявшего кабульский трон под именем Хабибуллы «сына водоноса» оборвалась внезапно, и события вокруг него развертывались столь же стремительно, как ныне вокруг бен Ладена. В октябре 1930 года родственник бежавшего из Афганистана Амануллы-хана генерал Мухаммад Надир-хан при поддержке британских властей Индии, очевидно, осознавших опасность заигрываний с религиозным фанатиком Хабибуллой, развернул мощное наступление на Кабул и сверг Бачаи Сакао. Захваченный в плен, «сын водоноса» вскоре был казнен.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.