Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ЭПОХА СТРАТЕГОВ И НАЧАЛО ТОТАЛЬНЫХ ВОЙН

СКОЛЬКО ВОИНОВ СРАЖАЛОСЬ В ОРШИНСКОЙ БИТВЕ?

Многие, возможно, не знают, что за сражение во время одной из русско-литовских войн произошло под белорусским городом Орша 8 сентября 1514 года. События, происходившие несколько веков тому назад, при желании всегда легко обелить или очернить. Однако попытаемся взглянуть непредвзято.

Укрепление Московского государства в XV–XVI веках привело к тому, что великий князь Иван III, продолжая политику объединения русских земель, отказался признавать власть Золотой Орды, присоединил Новгородскую землю, Псков, Тверское и Рязанское княжества. Территория Московского государства увеличилась в три раза. Естественной была попытка присоединить к Московскому государству русские земли, отошедшие к польско-литовской державе, на которых население исповедовало православие. Во многом это было обусловлено культурной изоляцией Московии, окруженной с востока и юга мусульманами, а с запада – католической Польшей и Ливонией.

В это время в Польско-Литовском государстве усилилась роль польских панов, возросло национальное и религиозное преследование украинского и белорусского населения. В связи с выходом Московии из-под власти Золотой Орды появляется тенденция перехода литовских князей вместе с землями в подданство московского государя. Обостряются противоречия между польской и литовской знатью.

Воспользовавшись ситуацией, московские войска в союзе с молдавским господарем и крымским ханом вступили в военные действия против Литвы и Ливонии. Первая война закончилась в 1503 года перемирием. В 1508 году стороны заключили «вечный мир», по которому к Москве отходили 19 русских городов, ранее попавших под власть Литвы.

В 1512 году война возобновилась. Многочисленное русское войско избрало объектом своего наступления Смоленщину – ключевой пункт на пути из Литвы на Москву. В 1514 году Смоленск был взят в осаду и через месяц капитулировал. Русские войска двинулись дальше на Оршу и в 100 километрах западнее Смоленска, на берегу Днепра, встретили литовское войско под командованием князя Острожского.

Армия, возглавляемая Константином Острожским, в отличие от московского войска, делала ставку на взаимодействие всех родов войск на поле боя. Предполагалось совместное действие тяжелой и легкой конницы, пехоты и полевой артиллерии. Под командованием гетмана князя Острожского было 30–35 тысяч человек (вероятно, несколько завышенные данные), и он смело стал напирать на противостоявшие ему московские войска, надеясь не на количество, а на выучку своей армии.

Русские войска под предводительством воевод Голицы и Челяднина состояли из 80 000 человек (абсолютно завышенная цифра). Старшим в войске был конюший Иван Андреевич Челяднин. После ряда стычек с литовским войском он велел отойти на левый берег Днепра и не мешать литовской армии переправляться. Видимо, он хотел заманить противника за Днепр, прижать к реке и раздавить массой, либо ударом с флангов отрезать от переправы, то есть Челяднин хотел повторить победу 1500 года не речке Ведроши, которая, в свою очередь, напоминала атаку засадного полка, решившего исход Куликовской битвы в 1380 году.

Ночью 8 сентября литовская конница переправилась через Днепр и прикрыла наводку мостов для пехоты и полевой артиллерии. Московские войска не препятствовали переправе. Утром все литовское войско было на левом берегу Днепра. С тыла у Острожского была река, правый фланг упирался в болотистую речку Крапивну. Свое войско он построил в две линии. В первой линии стояла конница. Польские латники составляли всего лишь четвертую часть ее и располагались в центре, являя собой его правую половину. Вторую половину центра и оба фланга составляла литовская конница. Во второй линии для устойчивости боевого порядка встала пехота, по флангам – полевая артиллерия.

Русское войско построилось в три линии для фронтального удара. Два больших конных отряда встали по флангам несколько в отдалении, чтобы охватить противника, прорваться ему в тыл и окружить.

Как свидетельствуют очевидцы, хитроумный Острожский сначала отвлекал Челяднина мирными переговорами, а затем внезапно напал. Однако первым начал сражение правофланговый русский отряд под командованием князя Михаила Ивановича Голицы-Булгакова-Патрикеева. Он атаковал левофланговую литовскую конницу. В случае успеха атаки и прорыва к переправам литовцы были бы зажаты в угол между Днепром и Крапивной и там перебиты в болоте. Но литовская конница оказала Голице серьезное сопротивление, а польская пехота выдвинулась из второй линии вперед и открыла огонь по русской коннице с фланга.

Русский летописец утверждает, что Челяднин из зависти не помог Голице. Поэтому русская конница была сбита, а Острожский сам с литовцами преследовал ее и даже врубился в основные русские силы. Далее, опять же по утверждениям летописи, Голица не помог Челяднину. Тем не менее основные силы московского войска устояли.

Левофланговый отряд московской конницы пошел в атаку и столкнулся с правым флангом литовской первой линии. Одни историки утверждают, что русские успешно опрокинули литовскую конницу и преследовали ее. Например, многие считают, что литовцы после упорного сопротивления намеренно обратились в бегство и подвели русских под свои пушки. Как бы то ни было, но залп литовской артиллерии смял преследующих, привел их в расстройство. То ли русская конница, уклоняясь от огня, взяла левее, то ли сыграл свою роль контрудар польских латников, но весь левофланговый конный отряд московского войска был прижат к болотам у Крапивны и там уничтожен. Река Крапивна была буквально запружена телами москвитян, которые в бегстве бросались в нее с крутых берегов.

Согласно летописи, Голица вновь подвергся нападению, и «Челяднин опять выдал последнего». Скорее всего, Голица продолжал сопротивляться со своим отрядом, а Челяднин тянул время, готовясь к общей атаке всеми своими тремя линиями. Может быть, он решал, куда ударить: прямо перед собой – а польские латники как раз подставили ему фланг, загнав русских в Крапивну, – или идти на помощь Голице.

В итоге польские латники повторили свою атаку, но теперь ударили по главным русским силам. Московское войско дрогнуло и побежало.

Король Сигизмунд, с радостью извещая магистра Ливонского ордена об Оршинской победе, писал, что в плен взяты 8 верховных воевод, 37 второстепенных начальников и 1500 дворян. Всего убито было якобы 30 000 из 80-тысячного войска. Более точные польские источники сообщают, что всего в войне было захвачено 611 пленных. Что касается убитых, то гибель левофлангового конного отряда русских сомнений не вызывает, но вряд ли он состоял из 30 000 человек. А остальное московское войско, преимущественно конное, после удара польских латников, скорее всего, рассеялось, понеся минимальные потери. Впрочем, последствия сражения признавали страшными и московские источники.

Естественно, про победу Острожского над Москвой узнала вся Европа. Ее праздновал папа римский, а император Максимилиан стал защитником интересов Великого Княжества Литовского на Западе. В 1518 году, убеждая магистра немецкого Ордена не помогать Москве вести захватнические войны, он написал: «Цельность Литвы… полезна для всей Европы, могущество Московии – опасно». В европейские хрестоматии по военной истории Оршинская битва вошла как образец победы малочисленного войска над численно превосходящим врагом. А в Беларуси, которая тогда входила в состав Великого Княжества Литовского, Оршинскую битву воспевала историческая народная песня, прославляли летописцы…

И все-таки надо попытаться разобраться.

Отвоевав у Литвы Смоленск, Василий III для развития успеха двинул войска на запад. Сражение 8 сентября – одно из немногих в той войне, где одержало верх Великое Княжество Литовское. Письменные свидетельства современников о битве противоречивы, но позволяют все же представить ее ход.

Еще раз о силах сторон. Источники сходятся в одном – польско-литовское войско насчитывало 30–35 тысяч человек, хотя, возможно, и эта цифра несколько завышена. Силы московских воевод польский король и великий князь литовский Сигизмунд I в письме, извещавшем ливонского магистра об оршинской победе, определяет в 80 тысяч человек. Эту же цифру он называет в послании папе Льву X, изданном в Риме в том же 1514 году.

В действительности 80-тысячного московского войска быть тогда просто не могло. Историки справедливо считают такую цифру сильно завышенной в устах монарха-победителя.

В тот год русские войска действовали на нескольких направлениях, готовились отразить вторжение конницы крымского хана на южных границах. Кроме того, часть войск находилась в ставке Василия III в городе Дорогобуже и стояла гарнизоном в Смоленске. Польско-литовским войском командовал князь Константин Острожский, едва ли не самый прославленный полководец Литвы после Витовта, которого еще в дореволюционной энциклопедии под редакцией С.Н. Южакова справедливо называли «защитником православия южнорусской народности». В свое время под его знаменами крымскому хану были нанесены три поражения. И с московским войском Острожский также уже встречался в 1500 году на реке Ведрошь, где он проиграл сражение равному по численности московскому войску. А сам оказался плену и в 1506 году дал обещание перейти на службу к… Москве. Правда, получив чин боярина и назначение командовать несколькими пограничными отрядами на юге, через год бежал.

При Орше московским войском по традиции командовало двое – Михаил Голица-Булгаков и Иван Челяднин. Оба имели немалый военный опыт, но… враждовали между собой. Или, как говорили в то время, «местничали». Потому у русского войска в этом сражении не оказалось единого командования и, что самое главное, не было согласованности в действиях обеих частей. После проигранной битвы по указанию Василия III был произведен разбор обстоятельств этого поражения. Подробный рассказ о происшедших событиях был документирован в Устюжском летописном своде. Другие свидетельства лишь в деталях расходятся с этой летописью.

Как считают историки, число в 30 000 потерь сомнительно, поскольку в те времена число погибших простых воинов никто не считал. Тогда как знатных воинов летописи поминали поименно и самым тщательным образом. А вот действительную цифру попавших в плен можно выяснить довольно просто по литовским же источникам того времени.

Из литовского поименного перечисления, называемого «Кенигсбергскими актами», легко узнается, что всех пленных, как взятых в Оршинской битве, так и в других местах войны, шедшей к тому времени уже три года, было только 611 человек. По московским источникам, под Оршей в плен попало 380 «детей боярских».

После одержанной победы Острожский двинулся на Смоленск, чтобы возвратить его Литве. Но подошел туда только с 6-тысячным войском. Напрашивается естественный вопрос: куда же делись остальные силы из 30–35-тысячной армии? Не оказались ли те 24–29 тысяч воинов-победителей в числе убитых и раненых 8 сентября? Или его войско еще до Орши было другим?

Естественно, польско-литовское войско взять Смоленск штурмом просто не могло, и ему пришлось отступать. На этом военные действия между Москвой и Литвой надолго прекращаются. В той войне русская сторона добилась главной цели – возвращения Смоленска.

Кстати, Оршинская битва – один из первых успешных примеров применения артиллерии в бою. А вообще, это наиболее яркий, но, к сожалению, не единственный пример, когда из-за спеси, чванства, нежелания уступать друг другу русские полководцы терпели жестокие поражения.

Оршинская победа не дала Сигизмунду I каких-либо заметных результатов, хотя московские полки прекратили продвижение вглубь Великого Княжества Литовского. И в том же 1514 году установилась граница России с Литвой, которая просуществовала с небольшими временными изменениями на протяжении всего века.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.