Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕННЫХ ТАЙН

ЛЕД «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» И СОВРЕМЕННЫЕ КОНФЛИКТЫ

ГЕНЕРАЛЬНАЯ РЕПЕТИЦИЯ АПОКАЛИПСИСА

(По материалам А. Железнякова.)



6 августа 1991 года военно-морские силы СССР провели уникальную операцию под названием «Бегемот-2», достойную книги военных рекордов. Советская атомная субмарина «Новомосковск» успешно произвела залп шестнадцатью баллистическими ракетами, чего до сих пор не может повторить ни одна армия мира. Военные между собой шепотом называли это единственное в своем роде событие «генеральной репетицией Апокалипсиса». В самом деле, значение операции трудно переоценить!

Через много лет бывший начальник штаба Северного флота адмирал Иннокентий Нелегов прокомментировал операцию так:

«Действительно, практические стрельбы нашего подводного ракетного крейсера К-407 уникальны не только в плане истории советского Военно-морского флота, но и в фактической демонстрации возможностей морских стратегических ядерных сил, пуска всех 16 ракет. Заметьте, не на тренажерах или в электронном варианте, как это делается повсеместно. Успешное выполнение столь сложной боевой задачи осуществимо только при высокой профессиональной подготовке военных моряков.

Да, залповый пуск такого порядка был произведен впервые и, к сожалению, больше не повторялся. Почему "к сожалению"? Потому что без подобных учений невозможно точно определить фактический потенциал боевого корабля, установленного на нем оружия и качество боевой подготовки личного состава. Такие эксперименты необходимы и сейчас. Только по недомыслию можно предположить, что подобным образом наш Военно-морской флот создает на море угрозу другим государствам. Хотя, конечно же, подтверждение мощи российского ВМФ является одним из элементов сдерживания в противостоянии ядерных держав».

А теперь о том, как это было.

Во второй половине 1980-х годов шли интенсивные советско-американские переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений. Камнем преткновения стал вопрос о том, какие именно средства – стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты или баллистические ракеты на подводных лодках – сокращать и в каких количествах. Так же, как и в Америке, в СССР каждый из родов войск, которых это касалось, отстаивал свои интересы и стремился доказать, что именно его вооружение должно остаться в неприкосновенности.

Военно-морской флот не обладал опытом проведения ракетных стрельб полным боекомплектом, хотя сценарий гипотетического мирового конфликта подразумевал и такое. Самым большим достижением подводного флота к тому моменту был пуск осенью 1969 года восьми ракет – двумя сериями по четыре штуки в каждой с небольшим интервалом – с борта подводного ракетоносца К-140, находившегося под командованием капитана второго ранга Юрия Бекетова.

В перестроечную эпоху многие в советском военном ведомстве полагали, что тот восьмиракетный пуск был случайностью и что на самом деле лодка может отстрелить две, ну в лучшем случае три ракеты. А коли так, то и надо сокращать подводный флот.

В этой непростой обстановке и родилась идея проведения операции с кодовым наименованием «Бегемот». Осуществить задуманное попытались в 1989 году, но попытка закончилась неудачей. Во время старта одной из ракет произошла авария, и дальнейшие пуски были тут же отменены. К счастью, обошлось без жертв, но имеются сведения, что пострадала экология Баренцева моря. Возможно, имелись и другие последствия, но пока материалы тех событий остаются засекреченными.

Ко второй попытке готовились два года. В качестве «стартовой» площадки был выбран новенький ракетный крейсер проекта 667БДРМ, имевший тогда совершенно секретный тактический номер К-407, который присваивался до закладки корабля. Позже ракетоносец, которым командовал капитан 2 ранга Сергей Егоров, стали называть «Новомосковском».

Многомесячные изнурительные тренировки экипажа дали со временем свои плоды: многие в выполнении операций добились полного автоматизма. Иначе было нельзя – на карту были поставлены не только карьера офицеров, но и перспективы всего флота.

Последнюю проверку подводной лодки проводил прибывший из Москвы начальник отдела боевой подготовки подводных сил ВМФ контр-адмирал Юрий Федоров. Он имел негласные полномочия не допустить проведения стрельб – слишком уж памятна была первая неудача, а в верхах не очень-то верили в успех. Однако контр-адмирал убедился в обратном – экипаж готов, и как никогда велика вероятность благоприятного исхода эксперимента. После ушедшей в Москву шифрограммы «Проверил и допускаю» ничто не держало корабль в гавани. Операция «Бегемот-2» могла начинаться.

В начале августа 1991 года субмарина вышла в море. Вместе с экипажем на борту корабля находились и контр-адмирал Леонид Сальников, и генеральный конструктор корабля Сергей Ковалев, чтобы собственными глазами увидеть то, что еще не удавалось никому в мире.

В 21 час 9 минут по московскому времени с глубины 50 метров ввысь взмыла первая ракета Р-29РМ (SS-N-23 «Skif» по классификации НАТО). Через несколько секунд вторая, затем третья… И так все шестнадцать ракет были выпущены всего за пару с небольшим минут. Ни одна страна в мире еще не смогла повторить ничего подобного, что явилось доказательством мощи подводного оружия не только в представлении обывателей. Подумать только: такой залп в условиях войны одним ударом мог бы накрыть целое государство!

Свидетелей этого исторического события было немного. Залповый пуск могли видеть только экипаж сторожевого катера, дрейфовавшего поблизости, да операторы служб контроля за пусками баллистических ракет, следившими за уникальным зрелищем на экранах локаторов.

Совсем гладко не получилось. За полчаса до начала неожиданно пропала связь с надводным кораблем, который наблюдал за стрельбами. На подлодке «сторожевик» слышали, но на поверхности воды были в полном неведении происходящего на глубине. По инструкции в такой ситуации вести стрельбу нельзя – все-таки мирное время, когда любой неосторожный чих может привести к непредсказуемым последствиям. Тем не менее контр-адмирал Леонид Сальников полностью взял ответственность на себя и разрешил стрельбу.

Проведение подобных уникальных и ответственных экспериментов сопровождалось – да и сейчас сопровождается – градом правительственных наград. Ушли документы и в тот раз, но развалился Советский Союз, советские награды канули в историю. В результате моряки довольствовались только очередными звездочками на погонах, что было несоизмеримо с тем, что они совершили.

Что касается самого подводного крейсера «Новомосковск», то ему еще не раз пришлось оказаться в центре общественного внимания. Через два года после оглушительного в прямом и переносном смыслах успеха в акватории Баренцева моря ракетоносец столкнулся с американской атомной субмариной «Грейлинг». К счастью, обошлось без человеческих жертв. Российская лодка получила повреждения легкого корпуса и вскоре была отремонтирована. Но если бы столкновение двух субмарин произошло на 20 секунд позже, американская лодка протаранила бы ракетный отсек российской, повредив шахты и ракеты. Последствия были бы катастрофическими…

Подводный атомный ракетный крейсер «Новомосковск» до сих пор базируется на Северном флоте, являясь важным компонентом морских стратегических ядерных сил России. А его уникальный залп шестнадцатью баллистическими ракетами до сих пор не может повторить ни одна армия мира.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Книга содержит ровно сто очерков, расположенных в хронологическом порядке и посвященных различным военным событиям – переломным, знаменитым, малоизвестным или совсем неизвестным. Все они в той или иной степени окутаны завесой тайны и до сих пор не имеют однозначной оценки, столь свойственной массовому сознанию.