Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ СОКРОВИЩ

ПЕТРОВСКИЙ КУБОК

"Весьма драгоценная золотая кружка... снаружи покрыта золотой финифтью и везде равномерно, как и крышка; обложена прекраснейшими каменьями или выпуклыми на разных драгоценных камнях головками, одинаковыми фигурами древними и новейшими. Из сей драгоценной кружки, говорят, король Дацкий однажды за столом пил за здравие Петра Великого в Копенгагене и потом оную бывшей с ним Императрице Екатерине поднес "в подарок для памяти". Так писал академик Якоб Штелин в своих "Сказаниях о Петре Великом".

В июле 1716 года в Копенгагене, во время второго заграничного путешествия Петра I, датский король Христиан VI действительно преподнес царственной чете из России роскошный дар - золотой кубок, усеянный множеством резных камней. После смерти Петра I этот кубок поступил в Кунсткамеру, где его и увидел академик Я. Штелин.

Драгоценный кубок был описан и в двухтомном издании (на латинском языке) "Императорского Петербургского музея": "Застольная золотая чаша с крышкой, покрытая голубой эмалью, стоящая на трех ножках, изображающих дельфинов, украшена древними и новыми геммами различной формы и величины из агата, оникса, сардоникса и т.п. Дар короля Датского. 1716 г.".

В 1747 году в здании Академии наук, где тогда располагалась и Кунсткамера, произошел такой сильный пожар, что в огне погибли даже медные доски. Что уж было говорить о коллекциях Кунсткамеры! Но "петровский кубок" не погиб в огне. В середине XVIII века английский резчик по камню Л. Наттер отметил эту реликвию как самое интересное из того, что он видел в Петербурге. В Лондоне Л. Наттер издал свой "Трактат о резьбе на камнях", в котором есть и такие строки: "В Копенгагене показывают большой золотой ку-, бок, весь покрытый античными камеями, и похожий есть в Петербурге, но в том и другом хорошее и плохое смешано вместе... Это и все, что я мог открыть во время моего петербургского путешествия".' Заграничные путешественники, посещавшие Россию в годы правления Екатерины II, единодушно хвалили "петровский кубок", который им показывали в Кунсткамере. Кавалер Карберон, секретарь французского посольства, в феврале 1776 года так писал в Париж о своем посещении Петербургской Академии наук: "Среди этих редкостей имеется великолепный кубок, подаренный жене Петра I королевой Дании. Этот кубок из тонкого золота, инкрустированный прекрасными антиками и резными геммами".

На всей поверхности кубка, высота которого составляла примерно 32 сантиметра, располагалось около 2320 резных камней.

Самые ранние из них относились к XVI веку - к работам итальянских и французских мастерских эпохи Возрождения; самые поздние по времени были близки времени изготовления самого кубка - XVIII веку.

В 1785 году кубок был взят из Кунсткамеры "в комнату ее величества императрицы Екатерины II". Страстная собирательница "антиков" (так тогда называли камеи), Екатерина II не устояла перед соблазном увеличить свою коллекцию: 1 января 1785 года кубок был "изъят" из Кунсткамеры, а взамен него туда поступил "пожалованный Императрицей минеральный кабинет профессора Лаксмана". Инициатором этого "изъятия" была Е.Р. Дашкова, назначенная Президентом Академии наук, которую негласно называли "Екатериной Малой".

К сожалению, великолепный дар датского короля до наших дней не сохранился. Пережив пожар 1747 года, он был испорчен людьми и лишился своего богатого украшения. Варварское уничтожение "петровского кубка" было не только личным капризом русской императрицы: к тому времени отношение к геммам резко изменилось, и их стали воспринимать как самоценные произведения искусства... И бесценный кубок перестал существовать.

Сейчас его можно увидеть только в Отделе гравюр Эрмитажа, на чудом уцелевшей акварели О. Эллинера и на гравюре, выполненной для задумывавшегося (но неосуществленного) каталога Кунсткамеры. Эти изображения и позволили сотрудникам Эрмитажа найти в коллекции глиптики геммы, некогда украшавшие лицевую сторону "петровской реликвии".

Камея с портретом французского короля Франциска I, некогда располагавшаяся на крышке кубка, была выполнена Маттео дель Нассаро - мастером из Вероны; камея "Падение Икара" была изготовлена в Италии и восходит к рисунку Перино дель Вага, ученика Рафаэля. Великолепны также крупные камеи "Вакханки" и "Минервы", украшавшие центральную часть "петровского кубка", как и многофигурные геммы "Актеон" и "Суд Париса".





100 ВЕЛИКИХ СОКРОВИЩ
НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА ИОНИНА