Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ СОКРОВИЩ

СОКРОВИЩА "НЕПОБЕДИМОЙ АРМАДЫ"

Специалисты утверждают, что на дне морей и океанов покоится почти восьмая часть золота и серебра, добытых в мире за последние пятьсот лет. Получается, что под толщей воды покоятся сокровища, которые не снились даже самому Али-Бабе. И одним их них являются богатства кораблей "Непобедимой армады", слухи о которых после ее гибели взбудоражили умы многих кладоискателей. Известный исследователь Лев Скрягин считает одним из самых больших кораблей "Великой армады" корабль, который получил название "Тоберморский галион", утонувший после взрыва почти со всем своим экипажем в заливе Тобермори. В Англии и Шотландии существует несколько вариантов легенды о "Тоберморском галионе", и самый распространенный среди них в пересказе Л. Скрягина выглядит следующим образом. Уходя от преследования англичан, "Флоренция" (казначейский корабль "Армады", битком набитый сокровищами) попала в шторм и нашла убежище в заливе Тобермори.

В это время в Шотландии шла кровопролитная война между'' двумя кланами - Макдональдсе и Маклинов. Занятые своими местными распрями, шотландцы на этот раз не тронули испанский корабль, хотя до этого жестоко расправлялись с экипажами кораблей "Армады".

Капитан "Флоренции" Перейра послал предводителю Макдональдсе довольно грубое письмо, требуя для своего экипажа воды и провизии. Назвав испанца "наглым нищим", Макдональд вернул ему письмо и вызвал на поединок.

Но Лохлан Мор, предводитель Маклинов, оказался хитрее. Он снабдил экипаж "Флоренции" водой и бараниной, а за это попросил у капитана Перейры на несколько дней сто солдат. Пополнив, таким образом, свое войско вооруженными испанцами, Лохлан наголову разбил Макдональдса.

Перед самым отплытием "Флоренции" Лохлан узнал, что на корабле находятся несметные сокровища, и стал требовать у испанцев золото. Отпустив на корабль взятых "взаймы" солдат, он оставил у себя заложниками трех испанских офицеров. За выкупом он послал на "Флоренцию" своего родственника Дэвида Гласа Маклина, но испанцы захватили его и посадили в трюм.

Пленному Маклину испанцы разрешили в последний раз бросить с палубы взгляд на родную землю. Когда он вернулся в трюм, то поджег пороховой погреб, и "Флоренция" взорвалась, переломившись надвое. Вместе с кораблем погибли и сокровища, стоимость которых оценивалась в 30 000 000 золотых дукатов.

Далее Л. Скрягин отмечает, что историки до сих пор не установили подлинное название "Тоберморского галиона", так как список кораблей, составлявших "Непобедимую армаду", до наших дней не дошел. Сведения о том, что "Флоренция" была казначейским судном, тоже лишь предположение, так как в то время каждое судно имело собственную казну. Однако рассказывают, что на "Флоренции" находилась королевская корона, вся усыпанная бриллиантами. В случае победы испанцев эта корона предназначалась для коронации Филиппа II на английский престол.

Погибшие сокровища с испанского галиона не давали покоя многим. Сначала им заинтересовался английский король Карл I.

По его приказу в 1641 году герцог Арджилла, потомок шотландскоfo рода Маклинов, должен был заняться поисками золота в заливе Тобермори, но найти тогда ничего не удалось.

Через 25 лет Арджиллы заключили с английским мастером по изготовлению водолазных костюмов Джейсом Молдом договор на три года. По этому договору мастер имел право заниматься поисками золота, оставляя себе пятую часть найденного.

Однако водолазный колокол Джейса Молда работал очень плохо, его часто приходилось ремонтировать, и за три месяца работ удалось поднять только три бронзовые пушки. Лишь в 1730 году с "Тоберморского галиона" достали несколько золотых и серебряные монет.

Впоследствии интерес к сокровищам "Непобедимой армады то вспыхивал, то затухал, а после Первой мировой войны к поискам их вернулись только в 1922 году. На этот раз галион привлек внимание английского капитана Джона Айрона, и это была уже пятидесятая попытка добраться до сокровищ. За ней последовал другие, но результат у всех практически был один: пушки, ядра старинные кремневые ружья, в лучшем случае серебряный под свечник да десяток-другой золотых монет.

Самой яркой фигурой среди кладоискателей, ищущих сокровища "Непобедимой армады", является Роберт Стенюи, потому что он был бессребреником. Сам он впоследствии говорил, что "клад понятие относительное. Для археолога медная пуговица или мушеетная пуля подчас важнее сундука с монетами. Отыскав реликвии я меньше всего думаю об их рыночной стоимости". Профессиональным водолазом Роберт Стенюи стал вопреки воле родителей и сразу же начал самостоятельные исторические изыскания. Он завел у себя картотеку, в которую заносил все сведений о погибших и затонувших кораблях. Вскоре успехи новоиспеченного водолаза и его страсть к кладоискательству сделали Р. Стенюи столь заметной фигурой, что с 1954 года его стали приглашать ні поиски затонувших сокровищ в испанской бухте Виго. Примерно в эти же годы у Роберта Стенюи появилось новое серьезное увлечение - подводная археология. Его все больше начали привлекать корабли, которые могли бы рассказать о малоизвестных страницах истории, и, конечно же, корабли "Непобедимой армады".

Изучив не одну сотню страниц старинных рукописей, множество отчетов и банковских счетов, Р. Стенюи пришел к выводу, что никакого золота на "Флоренции" не было. Чтобы подтвердить свою догадку, он обратился к испанским историкам, и те, проведя собственные исследования, пришли к тому же выводу. Легенды о несметных богатствах, якобы находившихся на "Флоренции", сплошной вымысел. Она не могла быть казначейским на корабле" "Непобедимой армады", ибо в то время (как указывалось выше) каждое судно имело собственную казну.

А вот "Хирона", разбившаяся в ночь на 27 октября 1588 года о скалы, - другое дело. На "Хироне" находилось больше людей, чем на каком-либо другом судне, многие из них принадлежали к высшему свету Испании.

Уже при первом погружении на глубину всего десять метров Р. Стенюи нашел свинцовую чушку, какие на кораблях "Армады" применялись в качестве балласта. Тут же, почти рядом с чушкой, лежала бронзовая пушка, далее вторая, а рядом со второй - ядро.

А вот и монета! Р. Стенюи не скрывал своей радости, а радоваться было чему: не многие музеи мира могли похвастаться даже ржавым гвоздем, принадлежавшим некогда "Армаде". А тут при первом же погружении - и сразу такое богатство! Все трудности, которые пришлось пережить Р. Стенюи и его команде за три года работы в бухте Порт-на-Спанья, окупились сторицей. Всего было найдено более 12 000 предметов, и среди них осколки мальтийского креста с сохранившимися остатками белой эмали на червленом золоте. Кроме того, было найдено триста золотых и шестьсот серебряных монет.

Но об одной из находок Р. Стенюи впоследствии вспоминал с особой теплотой и нежностью. Это было во время одного из многочисленных погружений, когда вдруг между камнями мелькнула искорка, оказавшаяся золотым кольцом тончайшей работы. "Мне пришлось, - писал впоследствии исследователь, - снять перчатку, чтобы достать его, но я даже не почувствовал холода. Мы подняли его наверх, в лодку, и кольцо мягко заблестело в лучах ирландского солнца. Из всех сокровищ "Армады" эта была самая прекрасная и трогательная находка. Должно быть, молодая испанка специально заказала кольцо у самого лучшего ювелира города. И тот старательно выгравировал изящную ручку, держащую сердце, расстегнутую пряжку пояса и слова: "Большего я дать тебе не могу".

Захлебываясь в соленой воде, молодой испанский гранд наверняка в последние свои минуты мысленно прощался с невестой... И она, провожая его в дальний путь на завоевание Англии, надела ему на палец кольцо, чтобы оно всегда напоминало ему о ней.

Тело несчастного влюбленного стало добычей крабов, а драгоценный подарок, соскользнувший в расщелину, ждал четыреста лет, как ждут своего первооткрывателя и другие сокровища".





100 ВЕЛИКИХ СОКРОВИЩ
НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА ИОНИНА