Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АВСТРАЛИЯ, ОКЕАНИЯ И АНТАРКТИДА

ШЕЛЬФОВЫЙ ЛЕДНИК РОССА (Антарктида)

Как известно, великому мореплавателю Куку так и не удалось добраться до берегов Антарктиды. Лишь почти через полвека после его плавания корабли российской экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева сумели в двух местах подойти к побережью южного континента. А еще через двадцать лет, в 1840 году, знаменитый полярный исследователь, первооткрыватель Северного магнитного полюса Джеймс Кларк Росс направился в Антарктиду, чтобы попытаться открыть на этот раз и его южный аналог.

И хотя на Южном магнитном полюсе ему побывать не удалось, отважный капитан сделал множество важнейших географических открытий, и теперь его имя по праву украшает карту Антарктиды, и притом не единожды.

Росс первым прошел так далеко на юг, добравшись через опасные плавучие льды почти до восьмидесятого градуса южной широты. Он открыл самый большой и активный действующий вулкан Антарктиды — Эребус, положил на карту море и остров, названные позже его именем, а потом попытался пройти еще южнее. Но путь ему преградила обрывавшаяся отвесно в море исполинская ледяная стена высотой с двадцатиэтажный дом.

«Сразиться с этой преградой — все равно, что пытаться проплыть сквозь скалы Дувра», — записал в своем дневнике Росс.

Это был край самого большого в Антарктиде шельфового ледника, который тоже носит теперь имя отважного английского мореплавателя.

Ледяную преграду, вставшую на его пути, капитан назвал Барьером Виктории, в честь своей королевы. (Теперь, впрочем, история восстановила справедливость и на картах он значится как Ледяной Барьер Росса.) Ледник Росса почти полностью заполняет всю южную часть моря Росса. С востока на запад он тянется на восемьсот километров, а в глубь Антарктиды врезается почти на тысячу. По площади он равен острову Мадагаскар и превышает территорию Швеции, Испании или Франции.

Толщина треугольной ледяной плиты постепенно уменьшается с юга на север. У берега Антарктиды она составляет более километра, а близ океана, там, где ее внешний край обрывается Ледяным Барьером Росса, лед имеет в толщину примерно двести метров.

Шельфовые ледники образуются там, где материковые ледниковые потоки спускаются с берегов Антарктиды в заливы океана. При этом они продолжают двигаться по дну материковой отмели — шельфа — до глубины примерно триста метров. Затем ледяной язык всплывает, сливаясь с соседними ледниковыми выступами в единый массив, и вся эта масса льда продолжает двигаться, пока не заполняет весь залив.

Выйдя за его пределы, ледник лишается защиты берегов, и волны, раскачивающие огромное ледяное поле, начинают обламывать его края.

Так образуются столовые айсберги — плавучие ледяные острова Антарктиды. Такие айсберги намного превышают размерами ледяные горы, отрывающиеся от ледников Шпицбергена или Гренландии. Иной раз их величина просто поражает. Например, зимой 2000 года новозеландские моряки заметили к югу от своих берегов ледяную громаду величиной с остров Ямайка! А самый большой столовый айсберг имел площадь более тридцати тысяч квадратных километров, то есть был больше Сицилии. Такие ледяные острова обычно возвышаются над водой на тридцать—сорок метров, а в глубину уходят на двести метров и более.

Шельфовый ледник Росса питается ледниками, стекающими со склонов гор Земли королевы Мод и с Трансантарктического хребта. Эти могучие горные системы, поднимающиеся на четыре километра над уровнем моря, дают начало нескольким ледниковым потокам, сливаю- щимся на побережье моря Росса в единое ледяное поле. Оно медленно, но неуклонно двигается в сторону открытого моря со скоростью до километра в год.

По мере продвижения лед подтаивает снизу, и образуются холодные придонные течения, направленные на север, к океану.

Внешний край ледника, тот самый Барьер Росса, действительно отдаленно напоминает меловые утесы Дувра, столь близкие сердцу английских моряков. Именно здесь под действием штормов происходит растрескивание двухсотметровой толщи ледника и откалывание ледяных островов-айсбергов. Количество их в Антарктике, по сравнению с арктическими водами, огромно. Иной раз с палубы корабля видно одновременно до тысячи плавучих ледяных глыб.

Однако образование трещин и отрыв кусков ледяного поля характерны лишь для краевой зоны ледника. В целом же на шельфовых ледниках трещин нет, и двигаться по ним намного легче, чем по материковым льдам Антарктиды. Не случайно именно из моря Росса начиналось большинство экспедиций к Южному полюсу.

Район этот привлекал исследователей еще и тем, что здесь сосредоточен целый букет достопримечательностей, заслуживающих внимания ученых, в частности, действующий вулкан Эребус, отсветы огня над которым превратили его в своеобразный маяк для всех, кто плавает в море Росса. А неподалеку, на Земле Виктории, располагался еще недавно Южный магнитный полюс. Сейчас его местоположение сместилось севернее, и точка полюса находится в океане, рядом с берегом Антарктиды.

Открытие и изучение магнитного полюса на Южном материке связано с именем знаменитого австралийского полярника Моусона, участника английской антарктической экспедиции Шеклтона. Он побывал там, пока Шеклтон с тремя спутниками пытался штурмовать Южный полюс. Попытка англичанина не увенчалась успехом, и полюс покорился людям лишь четыре года спустя, когда его достигли норвежец Амундсен и шотландец Скотг. Моусон же в отсутствие руководителя экспедиции не терял времени даром и сумел вместе с двумя другими исследователями побывать в точке, со времен Росса уже полвека манившей ученых. Тот же Моусон с двумя спутниками первым покорил и грозный вулкан Эребус, возвышающийся на четыре километра над вечными льдами Антарктиды.

Это случилось в 1908 году. Ученые за три дня поднялись к вершине огнедышащей горы и осмотрели все три ее кратера. Самый большой из них имел триста метров в глубину и восемьсот метров в диаметре. На дне его из нескольких отверстий вырывались лава, огонь и дым и находилось жидкое лавовое озеро. В сочетании с сильным морозом и ветром это делало пребывание на вершине «не самым комфортным занятием», по признанию Моусона.

Следует заметить, что лавовое озеро Эребуса, существующее и сегодня — редчайшее явление в мире вулканов. Кроме антарктического гиганта, долговременно живущие озера жидкой лавы отмечены только еще в кратере вулкана Килауэа на Гавайских островах и в кратере НьиРагонго в Африке. Однако огненное озеро среди вечных снегов и льдов производит, без сомнения, более сильное впечатление.

Хватает работы в море Росса не только геологам и магнитологам.

Биологи также считают этот район одним из интереснейших в Антарктиде. Несмотря на суровый климат, у края шельфового ледника кипит жизнь. Холодные течения, несущие богатую кислородом воду, способствуют развитию морских микроорганизмов и водорослей, в свою очередь, привлекающих сюда многочисленные стаи крохотных креветок и разнообразных рыб. За креветками приплывают в море Росса усатые киты. А рыбы — желанная пища для тюленей и морских птиц. Кстати, именно Росс открыл здесь в свое время новый, четвертый вид антарктических тюленей. Он получил название тюленя Росса.

Однако птицы намного превосходят числом китов и ластоногих. На скалах у краев ледяного барьера гнездятся десятки тысяч чаек, буревестников, морских ласточек и поморников. Последние залетают нередко и в глубь континента. Американские зимовщики наблюдали их даже на Южном полюсе.

Но наиболее многочисленные обитатели Антарктиды — конечно, пингвины. Численность населения их колоний достигает нескольких сотен тысяч птиц. Пингвинов, как и тюленей, здесь водится несколько видов: маленькие пингвины Ад ели, более крупные — королевские и самые большие — императорские. Особенно интересны живущие лишь в двух местах Антарктиды императорские пингвины. Эти крупные птицы весят порой до восьмидесяти килограммов и обладают огромной силой. Был случай, когда пять моряков не могли удержать одного такого «императора».

Единственное яйцо самка пингвина откладывает прямо на лед, после чего заботу о нем принимает на себя отец семейства. Он укладывает яйцо себе на лапы и накрывает жировой складкой, свисающей внизу туловища. После этого самец три месяца не сходит с места и не ест, высиживая потомство, а самка это время восстанавливает силы, занимаясь ловлей рыбы в прибрежных водах. Затем родители меняются ролями.

Пингвины прекрасно приспособились к жизни в суровых условиях района моря Росса, где у них лишь один опасный враг — морской леопард. Но этих хищных тюленей в антарктических водах относительно немного, и пингвиньи колонии процветают, невзирая на неласковый климат Антарктиды.

Любознательность и дружелюбный нрав этих необычных птиц изрядно скрашивают жизнь полярников на ледяном континенте. Любопытство пингвинов не знает предела. Достаточно, например, включить магнитофон, как десяток пернатых «меломанов» собирается вокруг человека, чтобы послушать музыку.

В свое время Ледяной Барьер Росса не пропускал к югу парусные корабли, да и сейчас его стена «не по зубам» даже современным ледоколам. Однако, с другой стороны, именно отсюда, из Китовой бухты (единственного места на барьере, где его высота снижается до семи метров), начинал свой победный поход к полюсу Амудсен. Здесь побывали в свое время экспедиции прославленных полярных исследователей Шеклтона, Моусона, Шарко, Дригальского и других. Да и сейчас тут работает американская полярная станция Мак-Мердо.

И если говорить о наиболее изученном участке Антарктиды, самого южного континента, то, без сомнения, это район моря Росса — огромного, протянувшегося почти до полюса водного пространства, укрытого белым панцирем самого обширного ледника Земли — шельфового ледника Росса.





100 великих чудес природы