Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АВСТРАЛИЯ, ОКЕАНИЯ И АНТАРКТИДА

ОСТРОВА ГАВАЙИ И МАУИ (Гавайский архипелаг)

Больше половины всей территории Гавайского архипелага приходится на долю его самого большого острова — Гавайи Его часто называют «Островом Вулканов», и для этого есть все основания, поскольку породили Гавайи целых пять огнедышащих гор, слившихся в единый массив.

Второе свое прозвище — «Остров Орхидей» — Гавайи получил за богатство и экзотический облик тропической растительности.

И, наконец, еще одно, тоже вполне заслуженное, наименование этого благодатного клочка суши в бескрайних просторах Тихого океана — «Остров Мечты». Действительно, мало какой уголок нашей планеты подарит путешественнику такое многообразие удивительных чудес живой и неживой природы. Аквалангисты найдут здесь поразительное богатство подводных коралловых чащ с их уникальным миром рыб, водорослей и моллюсков. Любители серфинга насладятся катанием на самых потрясающих волнах, какие только есть в океане. А у самого берега гребень прибойной волны запрокидывается так, что образуется настоящий голубовато-зеленый туннель — знаменитая «труба Банзай» — неповторимое чудо Гавайев и мечта серфингиста.

Необычны на острове Гавайи пляжи — они сложены черным песком, образовавшимся из перемолотых прибоем базальтовых лав. Такие пляжи особенно сильно нагреваются под жарким солнцем, доставляя массу удовольствия купальщикам. Еще большее наслаждение получают на острове любители живой природы.

Дующие здесь влажные океанские ветры — пассаты — приносят на восточные склоны острова обильные осадки, и в сочетании с тропическим климатом создают благодатные условия для флоры. Побережье острова покрыто удивительно красивыми лесами.

Главное в них — древовидные папоротники, самое характерное дерево архипелага. Один из уголков Национального парка Гавай так и называется: «Папоротниковые джунгли». Эти древние растения в изобилии встречаются в лесном поясе вулканических гор, достигая порой высоты в пятнадцать метров. Их толстые стволы, черные и мягкие, как губка, поднимаются вверх могучими колоннами, лишь наверху выбрасывая в стороны целый пук больших перистых листьев. Среди папоротников часто встречаются узкие и высокие зеленые свечи араукарий — единственного хвойного дерева на острове. Не редкость тут и ценное сандаловое дерево, безжалостно вырубавшееся раньше из-за пользовавшейся высоким спросом ароматной древесины. А в некоторых долинах можно увидеть оригинальные деревья, получившие у туристов шутливые названия: «Розовое великолепие» и «Золотое великолепие». Стволы их тонки, а ветки, унизанные цветами, клонятся книзу и напоминают цветочные гирлянды, которыми любят украшать себя гавайцы во время праздников.

Все деревья густо оплетены лианами и пестреют множеством орхидей и других экзотических цветов. На ветвях их нередко растут мелкие разновидности папоротников, создавая своими пышными зелеными сгустками впечатление больших птичьих гнезд. Нежно-малахитовые резные листья, образующие эти «гнезда», украшены сетью дивных по красоте фиолетовых прожилков. Земли почти не видно: она покрыта сплошным ковром из травы и пушистого мха.

Обилие влаги, кстати, благоприятствует не только развитию флоры.

Остров Гавайи славится и множеством водопадов, срывающихся со склонов вулканов прямо в море и выглядящих с палубы корабля сверкающими серебряными лентами, оживляющими однотонное зеленое покрывало склонов. Самый высокий из них — водопад Акака — падает с высоты в сто сорок метров! В лесах Гавайских островов можно ходить без опаски, так как в них не водится ни крупных, ни мелких хищников. Здесь нет также ни змей, ни пиявок, ни комаров и москитов, так отравляющих жизнь путешественникам в тропических районах. Животный мир архипелага вообще не богат видами. Но зато большинство здешних обитателей встречается только на этих островах. В основном это редкие птицы, такие как чудом спасенная от полного истребления гавайская казарка или крохотная гавайская цветочница, порхающая над орхидеями, подобно латиноамериканским колибри, и ловко добывающая нектар из цветов своим тонким изогнутым клювом.

Однако главное, ради чего приезжают на Гавайи туристы не только из Гонолулу, столицы архипелага, расположенной на острове Оаху, но и из Австралии, Японии и Северной Америки — это его огнедышащие горы, потрясающие, невероятные, непохожие на вулканы других районов мира.


Из пяти вулканов острова два — Мауна-Кеа и Кохала — давно затихли и ничем не проявляют свой когда-то буйный нрав. Мауна-Кеа, высочайшая гора в Океании, достигает высоты в четыре тысячи двести метров над уровнем моря. Ее пологая вершина почти всегда увенчана снежной шапкой, за что гора и получила свое название. (Мауна-Кеа пополинезийски — «Белая гора».) Еще один вулкан острова, Хуалалаи, тоже считался потухшим, но в 1801 году внезапно ожил ненадолго, как бы предупредив, что его рано списывать со счетов, после чего опять успокоился и спит вот уже два века.

Зато два оставшихся «окна в недра» — вулканы Мауна-Лоа и Килауэа — с лихвой компенсируют сонливость и вялый характер своих собратьев. Более активной вулканической пары не встретишь больше нигде на земном шаре. Мауна-Лоа извергается в среднем один раз в три с половиной года, а Килауэа — еще чаще. За последние десять лет произошло пятьдесят его извержений, причем однажды он бушевал, не переставая, два с половиной года.

Мауна-Лоа всего на сорок метров ниже, чем Мауна-Кеа, но по объему намного превосходит своего соседа. Недаром ее название переводится как «Великая гора». Лава гавайских вулканов очень жидкая и легко растекается в стороны, поэтому своим силуэтом Мауна-Лоа напоминает не высокий остроконечный конус, подобно Фудзияме или Этне, а скорее исполинский хлебный каравай. Основание этого пологого купола на уровне моря достигает ста километров в диаметре, а на дне океана, на более чем шестикилометровой глубине, его поперечник составляет четыреста километров! Перенесенный в Европу, Мауна-Лоа занял бы всю Швейцарию.

Строго говоря, Мауна-Лоа и Мауна-Кеа — высочайшие горы мира, так как их высота, считая от морского дна, превышает десять километров. А лавы, из которой состоит исполинская махина острова Гавайи, хватило бы, чтобы покрыть всю Канаду или Китай слоем толщиной в пять метров.

Гавайский архипелаг протянулся на три тысячи километров с юговостока на северо-запад в северной части Тихого океана. Здесь, в центре Тихоокеанской литосферной плиты, находится так называемая горячая точка, над которой магма, проникающая из верхней мантии, воздвигает вулканический остров. Сама плита движется на северо-запад со скоростью пятнадцать сантиметров в год, а «горячая точка» остается на месте. Поэтому образовавшийся вулканический клочок суши скоро оказывается в стороне от нее, и тогда выходящий из глубин расплав начинает формировать новый остров рядом с ним. Так за десять миллионов лет образовалась грандиозная вулканическая гряда, у которой самые древние, давно потухшие вулканы «отъехали» от «горячей точки» на тысячи километров, а самый молодой остров — Гавайи — продолжает расти и в наши дни. И главный его строитель — Мауна-Лоа.

На вершине этого вулкана в огромном кратере площадью в десять квадратных километров и глубиной в двести метров во время извержений образуется лавовое озеро, уровень которого постепенно растет. Наконец, лава достигает краев кратера и огненной рекой льется вниз. Жидкая расплавленная горная порода течет по склонам с большой скоростью, иногда до пятидесяти километров в час, сжигая все на своем пути и образуя на крутых уступах потрясающие воображение огненные водопады, или, точнее говоря, «лавопады». Часто поток лавы достигает берега океана, и тогда побережье окутывается густыми облаками пара, а остров немного вырастает за счет образовавшейся лавовой террасы. Так, во время извержения Мауна-Лоа в 1980 году площадь острова Гавайи увеличилась на два квадратных километра.

Высота Килауэа — всего тысяча двести метров. Он расположен на восточном склоне Мауна-Лоа и раньше считался его боковым кратером.

Потом выяснилось, что у Килауэа — своя система подводящих лаву каналов, да и состав этой лавы отличается от извергаемой Мауна-Лоа.

Десятки лет в главном кратере Килауэа, носящем красивое полинезийское имя Халемаумау, то есть «Дом Огня», кипело озеро жидкой лавы. Порой лишь тридцать метров отделяли поверхность расплава от кромки кратера. Но в 1924 году уровень огненного озера вдруг понизился до глубины в двести метров. А поверхность его покрылась коркой застывшей лавы шестиметровой толщины, по которой можно было ходить, словно по льду.

Сейчас такие прогулки являются главной целью всех, прибывающих на Гавайи. Однако они возможны лишь в перерывах между извержениями и только по специально проложенным дорожкам, иначе туристам грозит опасность вернуться с прогоревшими подошвами (а то и вовсе не вернуться).

По нескольку раз в год в недрах Килауэа слышится глухой шум, после чего в лавовой корке кратерного озера разверзаются трещины километровой длины, змеящиеся огненными зигзагами, словно молнии, пробегающие по земле. Чаша кратера наполняется вулканическим расплавом, и над поверхностью этого пылающего озера вздымаются фантастические огненные фонтаны жидкой лавы, иногда высотой до трехсот метров.

Характерной для такого типа вулканизма (вулканологи называют его «гавайским») была картина, наблюдавшаяся при извержении в 1959 году бокового кратера вулкана, носящего название Килауэа-Ики («Малого Килауэа»). 14 ноября в двадцать часов напор сжатых газов вызвал первый взрыв, разрушивший корку лавы в кратере. Гребень кратера, девяносто лет не проявлявшего активности, тоже раскололся сразу в десяти местах. Из щелей и отверстий, образовавшихся в кратере, фонтанами била жидкая лава.

Когда избыточное давление газов спало, все, кроме двух, отверстия и трещины закрылись. Из оставшихся «окон» лава фонтанировала, взлетая на высоту шестидесяти метров. Затем закрылась еще одна отдушина.

Но из последней фонтан бил теперь вверх на двести метров. К концу недели высота фонтана достигла четырехсот метров, после чего выброс лавы прекратился.

Через двенадцать дней после первой активной фазы произошло следующее извержение Килауэа-Ики. На этот раз фонтан поднялся на высоту трехсот с лишним метров. В самом кратере образовалось лавовое озеро глубиной в сто тридцать метров.

29 ноября вверх взметнулся на шестьсот метров новый грохочущий столб пламени и жидкой лавы. То был самый высокий фонтан, наблюдавшийся за всю вековую историю изучения гавайских вулканов.

Этот могучий всплеск ознаменовал конец извержения Килауэа-Ики.

Жидкая лава озера втянулась в недра огненным водоворотом, а часть ее застыла, снова образовав корку на дне кратера.

Затем вдоль зоны трещин на юго-востоке острова началось новое извержение, сопровождавшееся излиянием лавы и образованием лавовых потоков на склонах Килауэа. Устремившись вниз, они сжигали плантации сахарного тростника на побережье, рощи папайи и апельсинов, посадки орхидей. С огненными реками боролись, возводя бульдозерами на их пути земляные валы и отклоняя поток в сторону от возделанных земель.

Вдоль зоны трещин протянулась цепочка маленьких кратеров, которые выбрасывали пар, газы и лаву в воздух над жерлами. Капли лавы, застывшие в воздухе, падали на землю в виде длинных игл, так называемых волос Пеле, по имени полинезийского бога огня.

Понятно, что подобное зрелище никого не может оставить равнодушным. И, что весьма существенно, наблюдать лавовые фонтаны и потоки огненных рек на Килауэа можно, во-первых, довольно регулярно, а во-вторых, в сравнительно безопасной обстановке.

Путешественник, попавший на остров Гавайи, может при желании подняться к кратеру Килауэа даже на автобусе, так как сюда проложена асфальтированная дорога. Но интереснее подняться к вулкану пешком по тропе, проложенной через леса сандалового дерева и древовидных папоротников. Всего через несколько часов пути можно достичь гребня Килауэа-Ики.

Картина, открывающаяся взору, захватывает дух. Вдали курится пар над основным кратером Халемаумау, а прямо под ногами — темно-серая гладь кратерного озера, прорезанная алыми трещинами и окутанная серными испарениями. Величие и грозная сила, которой дышит все окружающее, не поддаются описанию. Особенно впечатляет это зрелище ночью.

Тем же путешественникам, которые интересуются не только геологией, стоит совершить восхождение по склону Мауна-Лоа. В горных лесах здесь водится множество уникальных птиц, и, конечно же, упоминавшаяся выше гавайская казарка, которую уже к середине XIX века практически полностью истребили на большинстве островов архипелага.

Однако зоологи сумели организовать разведение редких птиц в зоопарках, а затем в 1960-е годы вновь заселить ими склоны Мауна-Лоа. Встречаются здесь и редкие гавайские утки-кряквы, гавайские вороны и единственная на островах хищная птица — гавайский канюк. Изредка можно увидеть также крохотного и очень красивого медососа или мелькающих над лугом, подобно бабочкам, гавайских цветочниц. Все они не водятся больше нигде, кроме Гавайского архипелага.

К сожалению, завезенные на Гавайи и одичавшие здесь козы и свиньи нанесли большой урон островной фауне пернатых. Некоторые виды птиц исчезли совсем, и лишь создание Национального парка дало возможность выжить остальным. Тем не менее любители живой природы найдут в зеленых чащах, покрывающих нижнюю часть гигантского вулканического массива, немало интересного. Да и на побережье можно встретить уникальных животных, таких как гавайский тюлень-монах.

Так что прибывшим на остров туристам есть на что посмотреть и чему подивиться. Однако чарующие картины зеленого тропического рая и роскошь океанских пляжей не могут, конечно, затмить впечатление от грандиозного зрелища пылающих красными молниями трещин, огненных лавопадов и фонтанов жидкой лавы, взлетающих на высоту Останкинской телебашни.

По-видимому, это единственное место на Земле, где так близко и так непосредственно можно заглянуть в недра нашей планеты и услышать их грозное дыхание.

А совсем рядом с островом Гавайи путешественников ожидает другая природная жемчужина вулканического архипелага — удивительный, овеянный легендами остров Мауи.

Откуда ни подплываешь к этому острову: с запада, от острова Молокаи, с востока, от берегов острова Гавайи, или с севера, со стороны открытого океана — каждый раз его еще издалека встречает могучий силуэт поднимающегося над островом на три километра величественного горного сооружения — кратера Халеакала.

Подняться на него нелегко— склоны вулкана покрыты густыми зарослями тропической растительности и россыпями черных базальтовых глыб, так "то восхождение займет не меньше двух дней. Но даже тот, кто предпочитает современный комфорт и поднимется к вершине на автомобиле по извилистой двадцатикилометровой дороге, надолго запомнит миг, когда под его ногами неожиданно откроется бескрайняя чаша одного из самых больших вулканических кратеров мира.

Кратер Халекаала был открыт в 1778 году великим мореплавателем Куком. Он нанес вулкан на карту под его полинезийским названием, которое в переводе означает «Дом Солнца».

Жители Гавайских островов рассказывают легенду, согласно которой здесь когда-то сумел поймать Солнце бог Мауи, именем которого назван остров. Случилось это, как говорит легенда, из-за того, что наше дневное светило стало очень спешить. Оно пробегало по небу слишком быстро, и день укоротился настолько, что однажды богиня Хину, мать Мауи, даже не успела просушить вытканное ею в это утро покрывало.

Рассердившись на Солнце, она приказала сыну изловить его и покончить с неуместной торопливостью небесного светила.

Мауи сплел веревку из волокон кокосовой пальмы и спрятался на вершине вулкана. И как только первые лучи Солнца показались из-за скал, он привязал их веревкой и поймал светило. Плененное Солнце вынуждено было дать слово никогда больше не нарушать привычного темпа движения, и с тех пор день на Гавайских островах больше не укорачивался. Правда, жители острова Мауи, зная непостоянство богов, ежегодно приносили им жертвы, бросая в кратер вкусные яства и кокосовые орехи. Считалось, что вкусившие даров Мауи и Хина будут строже следить за легкомысленным светилом.

В отличие от своих пылающих жаром соседей: вулканов Мауна-Лоа и Килауэа на соседнем острове Гавайи, Халеакала считается сейчас потухшим, хотя, возможно, он просто ненадолго уснул. В последний раз вулкан извергался в 1790 году. За два века, прошедших с тех пор, на дне гигантского кратера, площадь которого достигает пятидесяти квадратных километров, кое-где выросли леса, а по склонам проложили себе путь ручьи, образовавшие внизу небольшое озеро. Крутые базальтовые обрывы поднимаются почти на километр над дном вулканической впадины, словно крепостные стены.

В северной части кратера на зеленых лугах местные жители пасут скот, а на юго-западе его раскинулись песчаные пустыни, цвет которых меняется от светло-бежевого до темно-коричневого и даже багровокрасного. Среди этого зловещего пейзажа тут и там поднимаются на двести—триста метров над багровеющей равниной разноцветные конусы вторичных вулканчиков, создавая своеобразный марсианский ландшафт.

Сам кратер не круглый, а вытянут на двенадцать километров с запада на восток; его ширина с севера на юг — четыре километра. Когда-то вулкан был на триста метров выше, но верхушка его была снесена во время последнего извержения.

Склоны Халеакала, в отличие от большинства вулканических кратеров, не выглядят идеально правильными. Они частично разрушены и рассечены глубокими ущельями. На востоке и на севере в кромке кратера зияют два огромных пролома' «ворота» Каупо и Кулау. По этим грандиозным коридорам внутрь вулканической впадины врываются океанские ветры, приносящие облака и дожди.

Кстати, благодаря такому строению кратера здесь можно наблюдать любопытное оптическое явление, описанное ранее в немецких горах Гарца — так называемого Брокенского призрака. Тень человека, стоящего на кромке вершины, проецируется в увеличенном виде на серую пелену облаков, заполняющих кратер у его ног, создавая впечатление, что там движется какой-то великан. В свое время в Гарце такие «призраки», появлявшиеся близ горы Броккен, вызывали суеверный страх у местных жителей, считавших, что на горе собираются на свой шабаш ведьмы со всей округи.

В 1960 году Халеакала был объявлен Национальным парком, и теперь все живописные и необычные уголки исполинского кратера соединяет сеть специальных дорожек, по которым туристы могут добраться до самых отдаленных мест этого удивительного замкнутого мира и насладиться зрелищем его многочисленных природных чудес.

Путешественник увидит в гигантской вулканической чаше застывшие лавовые реки и вспучившиеся коническими каменными вигвамами иссиня-багровые вторичные вулканы. Он сможет полюбоваться переливающимися красно-коричнево-черной гаммой оттенков вкраплениями вулканического стекла-обсидиана в темных высоких обрывах, сложенных из серого слоистого пепла.

А самое главное — открыть для себя удивительное растение, встречающееся только в кратере Халеакала и носящее поэтичное название «серебряный клинок». Это редкостное ботаническое чудо напоминает поседевшего серебристого дикобраза или какой-то ощетинившийся острыми длинными перьями шар, из середины которого возносится вверх толстый мясистый ствол-цветоложе, покрывающийся один раз за всю жизнь растения букетом пурпурных цветков.

«Серебряный клинок» живет всего около двадцати лет, достигая за это время трехметровой высоты. Затем он на некоторое время зацветает, поражая зрителей размерами, и красками, и ароматами. Затем растение умирает, и его узкие серебряного цвета саблевидные листья, за которые оно и получило свое название, вянут и опадают.

Дикая красота пейзажей, открывающаяся с гребня Халеакала, не раз вдохновляла художников и писателей.

Они посвятили вулкану немало произведений. Среди посетивших это чудо природы на далеком тихоокеанском архипелаге были такие замечательные художники слова, как Марк Твен и Джек Лондон.

Марк Твен, побывавший на Мауи в 1866 году, описал свое восхождение на вулкан в книге воспоминаний о странствиях своей молодости. Веселая компания молодых жизнерадостных любителей приключений два дня карабкалась по склонам Халеакала, чтобы добраться до вершины.

(Тогда ведь еще не было не только автодороги наверх, но даже сносной тропы, не говоря уже о том, что первая карта вулкана была составлена три года спустя после их визита.) Рис. 187. «Серебряный клинок» Проведя ночь у костра (температура при подъеме на вулкан снижается на пятнадцать градусов), замерзшие путники выбрались, наконец, на кромку кратера и долго стояли, потрясенные открывшимся видом.

Потом молодой энтузиазм взыграл в их жилах, и чтобы согреться, они стали подкатывать к обрыву и сбрасывать вниз здоровенные базальтовые глыбы величиной с бочонок виски.

Размявшись таким образом и показав вулкану свою удаль, Марк Твен и его спутники двинулись в обратный путь.

Сейчас туристы поднимаются на вершину по извилистой тропе, проходящей по зеленым лугам и эвкалиптовым рощам. Как правило, они не удовлетворяются зрелищем с расположенной наверху обзорной площадки Калахаку, а спускаются вниз, желая оставить свои следы и на лесных тропинках у кратерного озера, и на вулканическом песке пустынных южных районов кратера. Кроме того, конечно, невозможно уйти из Халеакала, не увидев своими глазами легендарный «серебряный клинок».

Многие путешественники остаются в кратере на ночь, чтобы полюбоваться самым впечатляющим зрелищем, которое может подарить своим гостям Халеакала — восходом солнца над кромкой кратера в обрамлении причудливо клубящихся облаков и черных силуэтов лавовых останцов на гребне.

Редкое сочетание суровости и красочности вулканического ландшафта Халеакала никого не оставляет равнодушным. Но колдовское очарование «Дома Солнца» невозможно передать словами — его нужно испытать самому. В свое время это точно подметил Джек Лондон, написавший после возвращения с острова Мауи: «Халеакала несет особое послание душе человека, послание такой красоты и чудодейственной силы, что из вторых рук его получить невозможно».





100 великих чудес природы