Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АМЕРИКА

ПАТАГОНИЯ (Аргентина)

Аргентина — вторая по величине после Бразилии страна в Южной Америке. Большую часть ее занимает пампа — привольная высокотравная степь, подобная украинской или канадской. Но к югу от реки РиоКолорадо начинается своеобразный, ни на что в мире не похожий и чарующий своей дикой и суровой красотой край — Патагония.

Огромная территория ее занимает треть Аргентины, однако до сих пор она почти безлюдна, а немногие городки жмутся к атлантическому побережью либо к предгорьям Анд. Своеобразие Патагонии определяется в первую очередь климатом, уникальным для умеренного пояса. С запада, откуда преимущественно дуют здесь ветры, ее защищают высочайшие хребты Анд, на которых остается влага, принесенная ими с Тихого океана, так что Патагония оказывается в своего рода «дождевой тени».

Зато ветры с юга приносят сюда ледяное дыхание Антарктиды. Поэтому тут царствует холодная полупустыня, где осадков выпадает меньше, чем в Калахари, а температура летом (в январе) не превышает пятнадцати градусов тепла. Зимой, правда, она держится на уровне плюс пяти и лишь на высоких плоскогорьях падает ниже нуля.

Основную часть Патагонии занимают ровные сухие плато, рассеченные глубокими каньонами речных долин. Плоские возвышенности гигантскими ступенями поднимаются от Атлантики к Андам. Все патагонские реки начинаются высоко в горах из снежников и ледников и пересекают плато глубокими крутостенными ущельями, почти не принимая здесь притоков. Кое-где в расширениях каньонов лепятся по берегам жиденькие ивовые рощицы — единственный вид лесов в этих краях.

А на поверхности пустынных, продутых ветрами плоскогорий растут редкие травы да низкие островки кустарников, похожие на плотные серо-зеленые подушки. Все пространство между ними занимает сплошной покров из валунов и гальки — «пустынная мостовая», образующаяся в результате выдувания сильными ветрами мелких частиц почвы.

Лишь в предгорьях заснеженных Анд пейзаж оживляется. Бегущие по склонам реки и ручьи, а также синеющие в ложбинах ледниковые озера окружены обширными лесами из могучих дубов и буков, достигающих сорока метров в высоту и двух метров в диаметре. Под ними пышно разрастается фуксия. Здесь это не привычный нам цветок в горшке на подоконнике, а солидное трех-четырехметровое дерево. Упругие ветки фуксии индейцы издавна использовали для строительства каркасов своих шалашей. Встречаются в подлеске также папоротники и бамбук.

Леса патагонских Анд всегда шумные и оживленные. На верхних этажах его хозяйничают самые крупные представители царства пернатых: орел, магелланов филин, черный красноголовый дятел и кричаще пестрые попугаи с зеленовато-бронзовыми крыльями и оранжево-красными хвостами. А на первом этаже, в подлеске, копошится, что-то клюет и заливается громкими трелями множество мелких птиц, похожих на малиновок, крапивников и канареек.

Зимой здесь обитает горделивый красавец — андийский олень, летом он уходит высоко в горы, на альпийские луга. Повсюду попадаются норы крупного грызуна — вискачи. Когда-то в этих лесах нетрудно было встретить грациозную родственницу ламы — викунью, горного тапира и осторожного ягуара, но, будучи желанными трофеями для охотников, они стали ныне исключительной редкостью и встречаются только в Национальных парках Аргентины и Чили. Зато нутрия — коренной обитатель андских лесов — водится тут во множестве, и нет реки, где не встретился бы путешественнику этот смышленый миролюбивый зверек.

Но и на засушливых плато Патагонии, как ни удивительно, можно увидеть немало самых разнообразных животных. В норах под подушками кустарников живут шустрые мелкие грызуны с забавным названием туко-туко и деловитые броненосцы. Порой встречается здесь и знаменитая своим нежным серебристым мехом шиншилла, а из копытных — дикая лама гуанако и быстроногий пампасный олень.

Хищники равнинной Патагонии тоже не похожи на привычных нам зверей северного полушария. Это магелланова собака и пампасная кошка, нападающие на грызунов, а при случае — и на броненосца или нутрию. Но самый хищный зверь Патагонии — конечно, пума. Этот «американский лев» не имеет соперников в здешних местах и является грозным врагом для беспечных гуанако и пасущихся вместе с ними нанду — американских родственников страуса. Нанду — самые маленькие из этого семейства нелетающих птиц, но по скорости бега они успешно соперничают с лошадью, и охотникам нелегко бывает ее догнать.

Другой характерный обитатель Патагонии живет в ее горной части.

Это знаменитый кондор — самая большая хищная птица нашей планеты. Размах крыльев кондора достигает трех метров! К Патагонии обычно относят и самый южный архипелаг Америки — Огненную Землю. Эта открытая четыреста лет назад Магелланом малонаселенная группа островов долго оставалась неисследованной учеными.

Лишь три века спустя после великого испанского мореплавателя ее посетил и изучил знаменитый Дарвин во время своего кругосветного плавания на корабле «Бигль».

Путешественник, ожидающий увидеть здесь, в преддверии Антарктики, скудные безжизненные равнины и голые скалистые пики, бывает приятно поражен, столкнувшись на этих островах с роскошными вечнозелеными лесами. После пустынных патагонских плато, раскинувшихся к северу от Магелланова пролива, пейзаж Огненной Земли кажется просто фантастическим.

Особенно сильное впечатление производит эта «перемена декораций», когда путешественник подплывает к архипелагу на теплоходе. Еще накануне судно входило в Магелланов пролив, и пассажир наблюдал с палубы лайнера все те же мрачные и печальные берега, что и в предыдущие дни. Но проснувшись утром в районе порта Пунта-Аренас, он вдруг видит за бортом пейзаж, словно нарисованный добрым сказочником.

Теплоход скользит по узким проливам и бухтам, в спокойные воды которых бросаются со скал бойкие пингвины. Дивные зеленые горы, одетые пышными лесами до самых вершин, обрамляют эту идиллическую картину, а шум листвы смешивается с пеньем птиц и плеском волн. Вдали, скрытые наполовину ближними горами, поднимаются величественные вершины, увенчанные сверкающими снегами; могучие ледники спускаются с них глубоватыми лентами. Подобно серебряным нитям, ниспадают с прибрежных скал бесчисленные водопады. Косые лучи солнца, проникающие из-за облаков, освещают окрестный пейзаж каким-то неземным светом.

Чем дальше углубляется судно в проливы, тем грандиознее становится открывающаяся глазу картина, горы кажутся все более высокими, а вдали появляются все новые, еще более многочисленные и величественные снежные вершины.

Особо живописен пролив Дарвина. Там гигантские ледники спускаются с гор почти к самому берегу моря, образуя ледопады до шестисот метров высотой. Могучая голубоватая стена льда, нависшая над водой, контрастирует с ярко-зелеными лесистыми горами, производя на зрителя неизгладимое впечатление. Подобный пейзаж невозможно увидеть нигде, кроме Огненной Земли.

Сойдя на берег, путешественник обнаруживает, что в этих безлюдных лесах нет проложенных людьми дорог, и для знакомства с ними придется пользоваться тропами, протоптанными гуанако. Но в густой непролазной чаще, окружающей тропу, туристу не грозят никакие опасности: на Огненной Земле нет хищников, кроме антарктической лисицы. Нет здесь также ни змей, ни москитов, ни ядовитых пауков, и только колючие ветки кустов портят настроение путнику. Однако уже поднявшись на пятьсот метров, обнаруживаешь, что лес кончается и начинаются чахлые горные луга, совсем непохожие на альпийские и скорее напоминающие тундру. А еще выше остаются только голые скалы, коегде оживляемые пятнами снежников. Но скудность растительности под ногами с лихвой искупается восхитительным видом сверху на зеленые острова, прихотливо рассыпанные по лабиринту проливов и каналов, и окаймляющую их у самого горизонта туманную полосу — Тихий океан! В наши дни Патагония привлекает многочисленных туристов и летом и зимой. Одни из них выбирают опасные и увлекательные сафари в пустынных каньонах патагонских плато, другие предпочитают восхищаться дикой красотой огнеземельских проливов с палубы круизного лайнера, а третьи — сложнейшие альпинистские маршруты на сверкающих ледопадами склонах Патагонских Анд или катание на горных лыжах по головокружительным андским трассам.

Но, пожалуй, самый живописный маршрут по Патагонии — это путешествие в поразительный по красоте и разнообразию природных ландшафтов Национальный парк Науэль-Уапи. Район, где расположен этот парк, не случайно называют «аргентинской Швейцарией».

Здесь на сравнительно небольшой территории можно увидеть и природу высокого плато с его полупустынным ландшафтом, и живописные ледниковые озера, окруженные лесами из южного бука, и потрясающие своей красотой и величием андские ледники. При этом большую часть путешествия можно совершить на катере по извилистым плесам огромного озера Науэль-Уапи, высаживаясь на его берега и острова в самых интересных местах, а в заключение подняться в горы к подножью потухшего вулкана Тронадор, со склонов которого спускаются вниз сразу восемь ледников. Время от времени огромные глыбы льда отрываются от ледниковых языков и с грохотом падают в глубокие ущелья.

Здесь еще уцелели уникальные леса из патагонской лиственницы — гигантского дерева, напоминающего калифорнийскую секвойю. К тому же район Национального парка, расположенный на стыке различных природных зон, позволяет познакомиться с целым рядом редких животных, вроде крохотного, ростом с зайца, оленя пуду, мышиных опоссумов, симпатичного пушистого грызуна вискачи и необычной для этого континента хищницы — серой лисицы. Разумеется, встречаются тут и привычные обитатели горной и равнинной Патагонии: андийский олень и кондор, гуанако и нанду, броненосец и нутрия.

По земле шныряют, как мыши, плохо летающие короткохвостые птицы танакулосы, стучат клювами по стволам лиственниц черные магеллановы дятлы и сверкают оперением чилийские колибри и клинохвостые попугаи.

Особенно притягивает туристов расположенная на восточном берегу озера «Зачарованная долина». Здесь вода, ветер и ледник изваяли из древних скал причудливые изваяния, получившие романтические названия: «Замок», «Перст Божий», «Кающийся», «Задумчивая Индия» и другие...

Надо сказать, что красивейшие уголки Южного полушария до сих пор малоизвестны путешественникам из Старого Света. Особенно это касается самых южных районов нашей планеты. Между тем пейзажи этих своеобразных мест, абсолютно непохожие на картины природы Северной Америки, Скандинавии или Сибири, доставят путешественнику настоящее наслаждение и надолго останутся в памяти.





100 великих чудес природы