СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АМЕРИКА

ПУСТЫНЯ БЕЛЫХ ПЕСКОВ (США)

На самом юге США, у границы с Мексикой, между горами Сакраменто и рекой Рио-Гранде расположилась самая необычная в мире пустыня.

Ее можно было бы даже назвать дважды необычной, поскольку уникальны и цвет ее и материал, из которого она создана. Именно за цвет пустыня и получила свое название — Уайт-Сэндс-Дезерт («Пустыня Белых Песков»). На страницах этой книги мы уже встречались с красной пустыней Намиб, с желтой Сахарой, с бурой Гоби и зеленой Калахари.

Но впервые мы столкнемся с пустыней абсолютно белого цвета.

Нигде на Земле, кроме, наверное, снежных просторов Антарктиды, невозможно найти столь огромное пространство (700 квадратных километров), занятое барханами и грядами такого странного облика. В первый момент кажется, что они и впрямь наметены недавней пургой, тем более что белые песчинки искрятся под солнцем, словно снежные кристаллы. И только палящая жара напоминает вам, что местность, открывшаяся глазу, находится не за Южным полярным крутом, а в штате НьюМексико.

Как же мог образоваться этот необычный ландшафт? Дело в том, что песок пустыни-альбиноса состоит не из зерен кварца, как в других песчаных пустынях: Намибе, Большом Западном Эрге в Сахаре или австралийской пустыне Симпсон. Белый покров Уайт-Сэндс слагают кристаллики гипса, точнее, его разновидности, носящей поэтичное имя селенит. Этот мягкий белый минерал похож на мел, но гораздо легче растворяется водой, поэтому редко встречается на земной поверхности.

В местах, где залегают пласты гипса и селенита, нередко образуются пещеры, промытые в них речными и дождевыми водами. Такова, например, известная Кунгурская пещера на Урале.

Возникновением гипсовых залежей наша планета обязана морю и солнцу. Их совместными усилиями и рождены все крупнейшие месторождения сульфата кальция (а именно таков химический состав гипса).

Вот и на территории нынешнего американского штата Нью-Мексико в меловом периоде (около 100 миллионов лет назад) располагалось неглубокое море. Отступая, оно оставляло береговые лагуны, превращавшиеся затем в соленые озера. Солнечные лучи выпаривали рассол, и в осадок выпадали поваренная соль и гипс (селенит). Прошло еще 40 миллионов лет, и в палеогеновом периоде на месте высохшего морского дна начались процессы горообразования. Так возникли хребты Сакраменто и Сан-Андреас, верхние части которых были сложены смятыми в складки пластами селенита.

Дожди и горные потоки постепенно растворяли сульфат кальция и уносили вниз, в соленое озеро Люцеро. В этом бессточном водоеме под жарким солнцем пустыни вода постепенно испаряется, и озеро как бы «съеживается», оставляя вдоль берегов белую корку кристаллов селенита.

А затем за дело принимается ветер. Скатывающиеся с Мексиканского нагорья воздушные потоки взламывают корку, подхватывают селенитовые песчинки и уносят к подножью хребта Сакраменто. Ветер укладывает их в пологие барханы, достигающие 18 метров в высоту, которые медленно перемещаются на северо-запад. Иногда они карабкаются друг на друга, образуя необычные «двухэтажные дюны». Пояс движущихся барханов занимает восемь километров в ширину и протянулся на сорок километров.

Из-за того, что песок находится в постоянном движении, растениям нелегко прижиться в этом крае, хотя дождей здесь выпадает не так уж мало для пустыни — почти 200 миллиметров в год. Лишь неприхотливый тополь да похожая на растрепанную метлу юкка приспособились к жизни в таких условиях. Юкка — близкий родственник магнолии. Она представляет собой развернутый пучок жестких глянцевых листьев, над которым на длинном тонком стволике высится изящное соцветие. Корневая система у юкки развивается всю жизнь, и сорванная со своего места, она легко пускает новые корешки там, куда ее уносит ветер и песок. А тополь выручают необычайная длина корней (до 30 метров), уходящих сквозь сыпучую толщу бархана глубоко в подстилающий грунт.

По окраинам пустыни, где не так жарко и побольше влаги, весной появляются розовые цветы золототысячника и пурпурные абронии. Рядом с ними пылает алыми соцветиями эхинокактус, у основания которого нередко пристраивается пустынная дыня калабазилла.

Животные также предпочитают держаться по краям пустыни. В глубине Уайт-Сэндс можно встретить лишь ящериц, отличающихся необычным серовато-белым цветом кожи, да редких грызунов — мешетчатых крыс, тоже очень бледной окраски. Такая маскировка помогает им укрыться от хищных птиц в белом песчаном море.

А у подножья гор, где кактусы и юкки образуют нечто вроде редкой, но непрерывной поросли, похожей на жиденький кустарник, фауна куда разнообразнее. Здесь попадаются луговые волки-койоты и маленькие, но неуязвимые скунсы, деловитые трудяги-дикобразы и веселые земляные белки, всегда готовые порезвиться, а то и подраться друг с другом.

Рядом с большой норой пустынного барсука виднеются крошечные норки землероек.

Все они днем укрываются от жары: кто в прохладных норах, а кто — в колючих зарослях. Лишь с наступлением сумерек начинается в белых песках активная жизнь.

Многих здешних животных природа наградила столь необычной внешностью, что даже их научные названия нельзя читать без улыбки: кузнечиковая мышь, антилоповый заяц, большеухая лисица, кенгуровая крыса, кривоклювый дрозд, зеброхвостая ящерица, листопалый геккон и даже леопардовая ящерица. А живущей здесь единственной в мире ядовитой ящерице дали краткое, но выразительное имя — ядозуб. Кстати, ядовитые зубы у нее расположены почему-то не в верхней челюсти, как у змей, а снизу. Опасных же змей здесь почти нет, разве что черный гремучник. Эта медлительная гремучая змея при опасности издает сухой треск погремушкой на конце хвоста.

Звери в пустыне Белых Песков по-разному приспосабливаются к жизни в безводных барханах. Так, кенгуровая крыса научилась обходиться вообще без воды. Она не пьет никогда и всю необходимую ей влагу получает из семян растений — своей основной пищи. А ошейниковый пекари (единственная освоившая пустыню дикая свинка) запросто закусывает сочными лепешками эхинокактусов, не обращая внимания на его колючки.

Много на окраинах Уайт-Сэндс и самых разных птиц, от огромного грифа-индейки до крохотных колибри. Одни из пернатых устраивают себе жилье в дуплах кактусов (колибри, дятел, кактусовая сова), другие, вроде земляной кукушки, перешли на подземный образ жизни, подобно грызунам. Земляные совы тоже любят занимать заячьи и барсучьи норы. А самая маленькая из сов, эльфовый сыч, предпочитает селиться в освободившихся дуплах дятлов.

Уайт-Сэндс лежит на северной границе самой большой мексиканской пустыни Чиуауа, но мало чем похож на свою каменистую соседку.

В пустынях Мексики почти не встречается песчаных участков и, тем более, движущихся барханов. И пустыня Белых Песков в этом смысле — уникальное исключение. А если добавить к этому необычный материал ее белых холмов, то понятно, почему этот уголок Америки приводил в изумление не только местных индейцев-апачей, но и европейских переселенцев, метко окрестивших Уайт-Сэндс «фарфоровой пустыней».

Сейчас у подножья хребта Сакраменто устроен Национальный парк, и редкий памятник природы в штате Нью-Мексико привлекает многочисленных туристов, желающих увидеть такую непривычную для нашей планеты «страну снежных песков».

На севере мексиканской пустыни Чиуауа, уже на территории США, протянулись вдоль левого берега реки Рио-Гранде невысокие горы Гуадалупе. Склоны известняковой горной гряды, не достигающей и двух тысяч метров, изрезаны множеством ущелий, воронок и пещер. Реки и ручьи, образовавшие их в древние времена, теперь ушли в глубину, предоставив выточенные ими лабиринты в полное распоряжение любителей подземных чудес.

В штате Нью-Мексико спелеологами открыто больше восьмидесяти карстовых полостей, но главная из них — грандиозная система Карлсбадских пещер, протянувшаяся в недрах хребта Гуадалупе на 133 километра. Хотя по длине она и уступает величайшей на Земле Мамонтовой пещере в штате Кентукки, но зато карлсбадские туннели и переходы спускаются до глубины 477 метров — глубже всех пещер США.

Лишь в Пиренеях, в Динарских горах Словении, в Крыму и на Кавказе разведаны более глубокие карстовые полости.

А самый большой из шестидесяти залов Карлсбадских пещер — знаменитый Биг-Рум («Большой зал») буквально потрясает своими невероятными размерами. Этот грандиозный подземный дворец имеет в длину 540 метров, в ширину — 330, а в высоту — 77 метров и по праву считается крупнейшим в мире пещерным залом.

Протяженная система подземных ходов и гротов образовалась здесь в толще ископаемого кораллового рифа, возникшего 250 миллионов лет назад в теплой прибрежной бухте мезозойского моря. Позже, уже в кайнозойскую эру, дожди и потоки талых вод стали разъедать рифовый известняк, образовав за миллионы лет гигантское хитросплетение подземных туннелей, колодцев, залов и гротов, поражающих ныне своей красотой туристов и ученых, побывавших в пещере.

По залам и переходам Карлсбадских пещер проложено сейчас пять километров бетонных освещенных дорожек. Более тренированные и,щ опытные любители подземных экскурсий могут пройти еще примерив тридцать километров по труднодоступным и потому менее исхоженны^ коридорам и гротам.

За главным входом в пещеры следует 250-метровый Главный Коридор, приводящий туриста в «Зал Зеленого Озера», посредине которого разместился миниатюрный водоем с изумрудной водой. Здесь взору путешественника и предстает главное чудо Карлсбадских пещер — уникальные сталактиты и сталагмиты, изяществу и разнообразию которых нет равных в мире.

Свисающие сверху сталактиты иногда встречаются с растущими им навстречу сталагмитами, образуя живописные скульптуры, напоминающие то колонны, то целые занавесы, то фантастические статуи. Одна из самых причудливых фигур в «Зале Зеленого Озера» так и называется — Статуя с покрывалом.

Далее турист попадает в роскошные «Покои Королевы», украшенные каменными шторами и драпировками, которые смело могут соперничать с шелками и бархатом Версаля. Искусная подсветка еще больше усиливает эффект от захватывающего зрелища: ажурные сталактитовые занавески словно трепещут на ветру, пронизанные нежными лучами всех цветов радуги.

Следующий зал — «Храм Солнца» — поражает своими натечно-капельными покровами, расцвеченными пастельными оттенками желтого, розового и голубого цветов.

Фантазия природы здесь поистине неистощима: в каждом зале встречаешь новые сказочные фигуры или обелиски, застывшие водопады и каскады из камня. Многим изваяниям присвоены горделивые или шутливые названия. Таковы, например, «Бэшфул-Элефант» («Стыдливый слон»), напоминающий этого гиганта африканских лесов, застенчиво повернувшегося задней стороной к проходу, или «Рок-оф-Эджес» («Вековая скала»), представляющая собой могучий сталагмит, высящийся посреди резного грота в гордом одиночестве. А у входа в «Зал Гигантов» стоят на страже три огромных сталагмита с закругленными верхушками, похожими на шлемы средневековых воинов.

Потрясает роскошью и утонченностью каменных декораций зал Королевский Дворец, где с потолка словно струятся светящиеся в лучах прожекторов каскады сталактитов.

А величественный «Биг-Рум» («Большое помещение»), помимо сво их невероятных размеров, знаменит еще и удивительно хрупкими и нежными сталактитовыми сосульками, настолько тонкими, что, если no ним ударить рукояткой ножа, раздается мелодичный звон. Кстати, никакие цифры не дают представления о масштабах этой поистине бескрайней подземной полости. Лишь увидев «Биг-Рум» свои ми глазами, ошеломленный турист понимает, что такое и вправду возможно. Ведь под ее сводами свободно могло бы разместиться четырнад цать футбольных полей! Карлсбадские пещеры были обитаемы задолго до появления в них человека. Многие века она служила приютом для миллионов летучих мышей. Эти крохотные создания, весом не более двадцати граммов, на зиму улетают на юг, в знойную Мексику, а в апреле возвращаются назад и вновь обживают прохладные залы пещеры. Вечером, когда рукокрылые малютки вылетают на охоту, вход в пещеры как будто заволакивается бурым дымом, таким густым потоком вылетают из него летучие мыши. Больше часа струится колеблющийся живой поток из темного пещерного зева, и ни разу ни один зверек не столкнется с другим — так чутка и совершенна созданная для них природой ультразвуковая система биолокации. Правда, люди, наблюдающие за полетом рукокрылых, слышат только мягкое шуршание крыльев: частота звуков, испускаемых мышами, недоступна нашему уху.

Еще в 1930 году Карлсбадские пещеры населяли около десяти миллионов летучих мышей, но сейчас их осталось чуть больше миллиона.

Видимо, ядохимикаты, которыми вовсю обрабатывают поля и сады у подножья хребта, сделали свое черное дело.

Фауна окрестностей пещерной системы включает не только рукокрылых. На склонах гор Гуадалупе среди обычных здесь кактусов, юкки и ореховых деревьев обитают забавные кенгуровые крысы и прочие грызуны, дикобразы и большеухие зайцы, скунсы и лисы. А весной над цветущими опунциями вьются разноцветные, словно бабочки, колибри.

Пустыня Чиуауа вовсе не безжизненна, и это хорошо знают здешние индейцы-апачи, веками охотившиеся на ее просторах. Их способность выживать в условиях нехватки влаги и скудных промысловых ресурсов вызывает большое уважение к этому племени пустынных следопытов. Но особую благодарность испытывают побывавшие здесь туристы к тому наблюдательному апачу, который когда-то проследил за полетом летучих мышей на рассвете и, отправившись на поиски места, куда исчезал их миллионный поток, обнаружил красивейшее подземное царство, мир сталактитов и окаменевших водопадов — Карлсбадские пещеры.





100 великих чудес природы