Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АФРИКА

КРАТЕР НГОРОНГОРО (Танзания)

В самом слове «Нгоронгоро» слышится что-то характерно африканское: рокот туземных барабанов или раскаты грозы над саванной, а может быть, ворчание потревоженного льва... И действительно, здесь, в Нгоронгоро, собрано, пожалуй, все разнообразие фауны Африки, весь калейдоскоп ее ландшафтов, кроме разве что пустынь.

Кратер Нгоронгоро — гигантская абсолютно круглая вулканическая кальдера, вторая по величине в мире: 20 километров в диаметре, 250 квадратных километров площади. Отвесные стены кратера поднимаются над его дном на 700 метров, а над окружающей равниной возвышаются на два с лишним километра.

Лишь в одном месте удалось зверям проложить тропу в вулканическую впадину и постепенно заселить ее (благо вулкан давным-давно потух). За зверями пришли люди, и сейчас на месте звериной тропы уже существует грунтовая дорога, связывающая Нгоронгоро с внешним миром. Правда, спуститься по ее головокружительным серпантинам (даже на лендровере) решится не каждый водитель.

Чаша-кальдера долго оставалась неизвестной для науки. Лишь в 1891 году сюда сумел пробраться первый европейский исследователь — немецкий ученый Бауман. Но до середины XX века в этом удивительном уголке Африки побывали буквально единицы из множества зоологов и геологов, исследовавших «черный континент». Лишь после книг и фильмов замечательного борца за спасение африканской фауны, доктора Бернгарда Гржимека, Нгоронгоро стал широко известен в ученом мире, а правительство Танзании организовало здесь заповедник.

Крутые склоны кратера поросли лесом, который кое-где распространился и на равнинное дно кальдеры, но большую часть гигантской чаши занимает саванна. Впрочем, на просторной равнине нашлось место и двум озерам, и обширному болоту — любимому пристанищу бегемотов. Обильные родники у подножья обрывов питают водой небольшие речки, впадающие в озера.

Люди появились в кратере сравнительно недавно, так что диким животным веками никто не мешал здесь пастись и охотиться. Поэтому Нгоронгоро превратился в своего рода Ноев ковчег, изолированный от окружающей местности и поражающий ныне путешественника обилием и разнообразием рогатого, хвостатого и пернатого населения.

Только крупных зверей здесь насчитывается около двадцати тысяч, а млекопитающих в кратере обитает до двухсот тысяч. Не меньше здесь и птиц. Перечень представителей фауны в этом уникальном уголке Африки напоминает оглавление зоологического справочника: слоны, бегемоты, носороги, зебры, буйволы, антилопы гну, канны и бубалы, газели Томсона и Гранта, кабаны-бородавочники и водяные козлы, бабуины и зеленые мартышки населяют саванны и леса Нгоронгоро. Есть, разумеется, и хищники: львы и леопарды, гиены и шакалы, гепарды и дикие кошки-сервалы.

Птиц, наверное, еще больше, чем зверей. Страус и африканская дрофа, птица-секретарь и важный носатый марабу, розовый фламинго и венценосный журавль встречаются тут на каждом шагу. Есть здесь и удод, и ткачик, и привычные нам жаворонок, ласточка, чибис или кукушка...

А на ветвях баобабов и акаций, растущих в саванне, нашли себе приют хмурые стервятники и черные африканские орлы.

Проведав о скрытой горами плодородной долине, сюда переселились с окрестных равнин скотоводы-масаи. Их селения-краали расположились в разных концах уединенной впадины. Здесь пасут они свои стада и до сих пор, словно время остановилось и в мире ничего не меняется. Все так же строят они свои хижины с коническими крышами и стенами плетнями, обмазанными навозом, все так же выходят один на один против льва, вооруженные лишь копьем. И надо сказать, что поединок этот чаще кончается в пользу охотника, так что львы предпочитают обходить краали масаев стороной.

В наше время, когда Нгоронгоро стал заповедником, попасть сюда сравнительно просто не только из столицы Танзании Дар-эс-Салама, но и через Кению, из Найроби. Единственное требование к туристам — не выходить из машины и не съезжать с проложенных для осмотра дорог. Запрещается также сигналить и громко кричать.

Когда автомобиль останавливается на гребне кратера, при взгляде вниз захватывает дух. Бескрайняя чаша с отвесными стенами, чуть подернутая утренним туманом, предстает перед зрителем во всей своей грандиозности. Вскоре под лучами солнца туман рассеивается, и сквозь него проглядывают все большие участки, покрытые зеленью. Однако дымка придает всему пейзажу фантастический оттенок; все кажется миражом, видением, вызванным каким-то колдовским заклинанием.

Сверху дно кратера кажется на первый взгляд огромным гладким зеленым ковром. Но потом можно заметить кое-где небольшие холмы и более темные пятна — клочки леса. Вглядевшись повнимательнее, замечаешь и солнечные блики на поверхности вьющейся внизу реки и Двух довольно крупных озер. Спустившись по серпантину грунтовой дороги, почти сразу встречаешь стадо зебр. Несколько сот полосатых красавиц неторопливо пощипывают клевер, не обращая на вас внимания.

Рядом такое же, если не больше, стадо антилоп-гну тоже спокойно пасется, не реагируя на звук мотора. Такая плотность звериного населения — характерная черта Нгоронгоро.

Если в больших национальных парках Африки, вроде Серенгети, нужно проехать несколько километров, чтобы увидеть семью львов или компанию жирафов, то в Нгоронгоро все достопримечательности живой природы как бы спрессованы. На дне кратера ландшафты с типичной для них фауной сменяются гораздо чаще, чем на просторах восточноафриканской саванны. Только что вы, встретившись с группой слонов и шумной компанией бабуинов, удирающих от леопарда, проехали через лес, и вот уже перед вами озеро, и тысячи фламинго, медленно выступая угловатым шагом, дружно окунают головы в воду и фильтруют клювами ил.

А за озером, у источника, простирается болото — царство неторопливых толстяков-бегемотов, деловито похрустывающих осокой. У кромки болота в густой траве расположилась семья носорогов. Тут уж путешественнику лучше свернуть в сторону: эти толстокожие агрессивны и, не задумываясь, могут пойти в атаку на автомобиль. Но вот болото окончилось, и на показавшейся впереди поляне весело галопирует табунок газелей Гранта с детенышами. Уморительно смотреть, как малыши прыгают по кочкам, отталкиваясь сразу четырьмя ногами, словно ожившие пружинки. И вдруг прямо рядом с машиной открылось непривычно пустынное пространство. В чем дело? Ничего особенного, просто под акацией величественно возлежит старый лев, лениво отгоняющий мух взмахами хвоста.

Вот гепард каким-то змеиным движением весь исчезает в траве, которая ему всего-то по плечо. Вот с ветки баобаба надменно смотрит леопард. А дальше, у куста, затеяла игру семья ушастых лис. И так на протяжении всего пути через кратер. Причем над головой и в зелени леса постоянно звучат голоса птиц: то хорошо знакомое нам, европейцам, «куку», то что-нибудь более экзотическое, например, странный квакающий крик африканской дрофы, похожий на птичье пение не больше, чем звук автомобильного сигнала. Все многообразие пернатых здесь не просто собрано, а еще и основательно перемешано, так что одновременно в поле зрения попадают, скажем, венценосный журавль, аист и марабу, а через несколько метров — удод, птица-секретарь и ткачик. Горожанин невольно представляет себе животных в дикой природе так, как он видит их в зоопарке: каждое в своей клетке. Но в Нгоронгоро благодаря обилию пищи и воды и разнообразию экологической среды царит смешение, которое является отличительной чертой этого замечательного места. Именно это и привлекает сюда тысячи любителей африканской фауны с других континентов.





100 великих чудес природы