Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

СТО ВЕЛИКИХ ЧУДЕС ПРИРОДЫ

АФРИКА

ВОДОПАД ВИКТОРИЯ (Замбия—Зимбабве)

Моси-о-Тунья — «Гремящий дым» — так с давних пор называли охотники племени батока водопад на реке Замбези. А живущие на противоположном берегу скотоводы-матабеле дали ему другое, не менее Поэтичное имя — Чонгуэ, что на их языке означает «Место радуги».

Современное название — Виктория — дал водопаду в честь своей королевы первый европеец, увидевший его в 1855 году, англичанин Давид Ливингстон. Он обнаружил это чудо природы после двухлетнего трудного путешествия по саваннам и джунглям Центральной Африки.

Сопровождавшие исследователя триста воинов местного вождя Селекту не решились приблизиться к ревущей громаде. По их мнению, в пропасти под кипящей стеной воды обитало грозное божество, дававшее знать о себе ужасающим рычанием. Лишь два самых смелых спутника Ливингстона отважились сесть с ним в челнок и доплыть до островка, находящегося на гребне водопада. Но предоставим слово самому путешественнику: «Перед нашими взорами предстали огромные столбы «пара», поднимающиеся вверх в пяти-шести милях от нас. «Пар» поднимался пятью столбами и, отклоняясь в направлении ветра, имел такой вид, как будто эти столбы касались низкого обрыва, покрытого лесом. На таком расстоянии казалось, что вверху столбы смешиваются с облаками. Внизу они были белыми, а выше становились темными, как дым. Вся эта картина была чрезвычайно красива.

Водопад с трех сторон ограничен обрывами около 100 м высотой, которые покрыты лесом.

Гребцы, проведя челнок в среднюю часть потока среди водоворотов, образованных множеством выступавших камней, доставили меня на остров, расположенный в самой середине реки, недалеко от выступа, поверх которого переливалась вода. Несмотря на то что водопад был очень близко, мы не могли определить, куда идет эта огромная масса воды; казалось, что она уходит в землю, так как противоположный выступ трещины, у которого исчезала вода, находился всего в 27 м от нас. По крайней мере я не мог понять этого до тех пор, пока не подполз со страхом к самому краю и не взглянул вниз в огромную расселину, которая тянулась от одного до другого берега во всю ширину Замбези...

Глядя в глубь расселины, направо от островка, я не видел ничего, кроме густого белого облака, на котором в это время были две яркие радуги. Из этого облака вырывалась огромная струя «пара», поднималась вверх на 200—300 футов; сгущаясь наверху, «пар» изменял свой цвет, становясь темным, как дым, и шел назад градом мелких брызг, которые скоро не оставили на нас ни одной сухой нитки. Этот ливень падает главным образом на другой стороне расселины; в нескольких метрах от края обрыва там стоят стеной вечнозеленые деревья, листья которых всегда мокрые».

Современный турист, подъезжающий к водопаду, видит почти ту же картину, что и английский исследователь полтора века назад. Тысячетонные массы воды ударяются о базальтовое подножие Виктории с такой силой, что вода превращается в тучи брызг, вылетающих обратно пятью столбообразными белыми облаками, поднимающимися на сотни метров к небу. Их видно с расстояния в сорок километров, и почти так же далеко разносится грохот водопада, похожий на непрерывные раскаты грома.

Река Замбези, разливающаяся в этом месте почти на два километра в ширину, внезапно натыкается здесь на гигантскую трещину-разлом в базальтах, и мощная водная лавина обрушивается на сто двадцать метров вниз, попадая в узкую пропасть со стометровыми обрывистыми стенами, расположенную под прямым углом к верхнему руслу. Островки делят всю ширь Виктории на несколько отдельных потоков, носящих названия: «Водопад Дьявола», «Главный Водопад», «Подкова», «Радужный» и «Восточный Водопад».

Водяные струи, напоминающие летящие вниз стрелы с пенными окончаниями, уносятся в бездну и исчезают в облаке брызг. Над водопадом постоянно светятся две роскошные радуги. Потрясенный открывшейся перед ним картиной, Ливингстон записал в дневнике: «Это зрелище было так прекрасно, что им наверняка восхищались пролетавшие ангелы».

Воды Замбези, стиснутые узким ущельем, бурлят и клокочут, как вулканическая магма, пенятся и неистовствуют с диким ревом и грохотом. И карандаш ученого превращается под действием этой сказочной величественной картины в перо поэта, ибо сухим языком научного отчета невозможно передать ощущения очевидца этого земного чуда. Вот еще один отрывок из описания путешествия Давида Ливингстона: «Вся масса воды, переливающаяся через край водопада, тремя метрами ниже превращается в подобие чудовищной завесы гонимого метелью снега. Водяные частицы отделяются от нее в виде комет со струящимися хвостами, пока вся эта снежная лавина не превращается в мириады маленьких комет, устремившихся в одном направлении, и каждая из них оставляет за своим ядром хвост из белой пены».

Водопад Виктория — единственное место на Земле, где можно увидеть редчайший природный феномен — лунную радугу. Она возникает нечасто — лишь в те моменты, когда половодье на реке Замбези совпадает с периодом полнолуния. И даже люди, не раз побывавшие здесь не всегда могут похвастать, что видели это ночное чудо. Ведь между очередными появлениями лунной радуги проходит иногда 10—15 лет. Лишь недавно фотографам журнала «Нешнл джиогрэфик» удалось впервые запечатлеть ее на фотопленке. Увы, черно-белые иллюстрации в нашей книге бессильны передать ее таинственное очарование.

Трудно даже сказать, что производит наибольшее впечатление на побывавших у водопада Виктория: зрелище гигантской реки, внезапно исчезающей в бездонном провале, чудовищный грохот водяной лавины, радуги в тучах брызг или влажное великолепие вечнозеленого леса, обрамляющего эту фантастическую картину.

Каждый из десятков тысяч туристов, ежегодно посещающих водопад, уносит в памяти что-то свое, то, что особенно поразило его в этом красивейшем уголке Африки.

Некоторые считают, что самое потрясающее впечатление возникает при наблюдении белых колонн «гремящего дыма» в лучах заката, когда угасающее солнце бросает золотистый поток лучей на облачные столбы, окрашивая их в серо-желтый цвет, и тогда кажется, что над водой возвышаются какие-то гигантские факелы.

Надо сказать, что африканцы отнеслись к своему водопаду куда бережнее, чем американцы, испортившие пейзаж Ниагары нелепыми смотровыми вышками. Чтобы увидеть сверху Викторию, достаточно пройти полсотни метров до огромного баобаба, возвышающегося над зеленым морем джунглей. Взобравшись по металлической лесенке на его вершину, вы можете наслаждаться видом водопада с высоты птичьего полета, не нарушая при этом природной гармонии.

Многие путешественники не ограничиваются лишь зрелищем водопада. Как бы ни был прекрасен и грозен вид стометровой водяной стены, падающей в бездну, Африка таит в себе еще немало чудес. И если отправиться в путешествие на пироге по темным водам Замбези, разлившейся выше водопада, можно увидеть на берегах и островах реки целый мир таинственной и удивительной африканской природы: зеленые стены джунглей, спускающиеся к воде, купающихся бегемотов и слонов, притаившихся крокодилов и пришедших на водопой антилоп...

А любители острых ощущений порой решаются на отчаянный и полный риска сплав на надувных плотах по нижнему течению Замбези, ревущей и беснующейся в теснине под водопадом. На двадцатикилометровом отрезке реки им приходится преодолевать девятнадцать порогов с волнами, достигающими шестиметровой высоты...

Первооткрыватель водопада Виктория, друг и учитель коренных африканцев доктор Ливингстон увековечен здесь навсегда. Всего в нескольких метрах от Водопада Дьявола стоит скромный памятник замечательному исследователю. А рядом, в городке, носящем имя Ливингстона, открыт его мемориальный музей. И все-таки главным памятником великому путешественнику останется, наверное, то, ради чего люди со всего света стремятся сюда, в самое сердце Африки: открытый им грандиозный водопад на реке Замбези.





100 великих чудес природы