Ваша електронна бібліотека

По історії України та всесвітній історії

100 ВЕЛИКИХ АРИСТОКРАТОВ

Шаховской Иван Леонтьевич

Шаховской Иван Леонтьевич (1776—1860) — князь, генерал от инфантерии.

Именно отсюда — от смоленских князей-мономаховичей — ведут свою родословную князья Шаховские. Князь смоленский Федор Ростиславич, взяв в жены дочь и единственную наследницу ярославского князя Василия Всеволодовича Марию, получил и Ярославское княжество. Вскоре после смерти супруги ему пришлось вступить в борьбу с немалым числом тех, кто желал сам княжить в Ярославле. Сил у князя было недостаточно, и он, отправившись в Орду, обратился за помощью к хану. Верно служил Федор Ростиславич хану и даже взял в жены ханскую дочь. Он не только вернул Ярославль, но и стал участником многих междоусобных войн, поддерживая всегда сторонников золотоордынского владыки. Меч его нес большие беды народу русскому, и не раз был проклят Федор Ростиславич за свое предательство, получив прозвание «Черный». Дети же его и золотоордынской царевны, Давид и Константин, жизнью своей молили у народа прощение за деяния отца. Впоследствии они стали почитаться как святые и были канонизированы православной церковью.

Фамилию Шаховских род получил в XV веке. Один из потомков Федора Черного князь ярославский Константин Глебович имел прозвание Шах, что и стало родовой фамилией.

И так распорядилась История, что большинство представителей этого рода, жизнь и деяния которых остались в ее анналах, выдвинулись в XVIII—XIX веках. Пожалуй, лишь Смутное время ненадолго придвинуло Шаховских чуть ближе к высоким чинам и постам, да и пора было заявить о себе — род древний, а от царя и престола далек.

Самой известной фигурой начала XVII века был князь Григорий Петрович Шаховской. Он упоминается как польский пленник в 1587 году. Вернувшись из плена, Шаховской был воеводой в Туле, Белгороде и Рыльске. Здесь, в Рыльске, он встретил Лжедмитрия I и примкнул к его войску. Григорий Петрович участвовал в сражениях с московской ратью и заслужил доверие Лжедмитрия, заняв при нем высокий пост. Смерть Лжедмитрия разрушила честолюбивые замыслы Шаховского, а новый правитель Василий Шуйский отправил его на воеводство в далекий Путивль. Тогда Шаховской решил распустить слух, что царь Дмитрий жив, что он скрывается и копит силы. Путивль восстал против Шуйского, а вслед за ним и вся Северская земля. Шаховскому был нужен Дмитрий, чтобы подтвердить свои слова. И тогда Григорий Петрович решил использовать для интриги Ивана Болотникова, выдав его за посланца царя Дмитрия. Войска Болотникова пошли к Москве, а Шаховской остался в Путивле. Болотников, продержав некоторое время столицу в осаде, все-таки проиграл, и перед Шаховским снова встал вопрос о «не убиенном царе». В это время на Дону появился новый самозванец — «сын» покойного царя Федора Иоанновича, Петр. Шаховской вступил с ним в союз и пошел на помощь к Болотникову. Новая неудача в Туле, и «всей крови заводчик» Шаховской ссылается в заточение на Кубенское озеро. Из заточения он был освобожден поляками, и сразу же явился в лагерь к Лжедмитрию II, от которого получил звание боярина. Но и с Лжедмитрием II ничего не вышло. Снова поражение и смерть самозванца. А Шаховскому очень хочется играть первые роли, и он опять бросает вызов судьбе, перейдя в ополчение Ляпунова, освобождавшего Москву от поляков. Последние сведения, имеющиеся о Григории Петровиче Шаховском, рассказывают, что он пытался внести разлад между ополченцами Пожарского и отрядами казаков Трубецкого, но и здесь потерпел, неудачу.

Шаховские, не давшие в то время видных государственных деятелей, оставили заметный след на литературном поприще. Современник Григория Петровича, Семен Иванович Шаховской, был известным духовным писателем. Женат Семен Иванович был четыре раза. Первый брак длился три года, последний — чуть более полугода. Все семейные и жизненные неудачи Семен Шаховской объяснял своей греховной жизнью и, как человек набожный, покорно принимал удары судьбы За борьбу против Шуйского он был сослан в деревню, затем прощен и призван на службу в Москву. Воевал против Лжедмитрия II, потом на его стороне, перешел к королю Сигизмунду, а вернувшись в Россию, сражался против поляков. Опала рода Шаховских коснулась и Семена Ивановича Он был обвинен в недоносительстве и укрывательстве и сослан, но в том же году прощен и возвращен в Москву. До конца дней своих Шаховского преследовали периоды царской немилости и прощения «грехов». В историю русской литературы он вошел как знаток литературы духовной, как писатель, имевший большой авторитет в делах веры. Многочисленные произведения Семена Ивановича отличаются большим разнообразием Любимая тема писателя Шаховского — тема наказания человека за грехи. Интерес представляют его послания к различным духовным лицам, где князь излагает свои религиозные взгляды. Ряд произведений Шаховского посвящен исторической тематике.

Семен Иванович был далеко не единственным представителем рода Шаховских, кто получил известность как литератор. Александр Александрович Шаховской — драматург, литературный и общественный деятель, занимает почетное место среди них. Родился он в 1777 году, учился в пансионе и начал с военной службы, которую очень скоро оставил, получив небольшой чин. Мечтая блистать в обществе, Александр Шаховской стал писать салонные стихи и мадригалы, развивая свои поэтические способности В Петербурге он знакомится с сыновьями известного в то время писателя Княжнина, которые сделали Александра Александровича заядлым театралом. Мир кулис повернул жизнь Шаховского, сделав его драматургом. В 1795 году была поставлена его первая комедия «Женская шутка», снискавшая одобрение императора Павла I. В театре Шаховскому предложили место члена репертуарной части. Затем он был отправлен в Париж для ангажемента парижской труппы и, конечно, не упустил возможность познакомиться с театральным искусством Европы. С поручением Александр Александрович справился прекрасно, заслужив тем самым звание камер-юнкера.

Трудолюбие, глубокое знание театра, энергия и талант сделали Александра Шаховского выдающимся театральным деятелем своего времени. Кроме произведений для сцены он писал работы по теории театра, критические статьи, занимался режиссурой, поиском молодых талантливых актеров, преподаванием театрального искусства Он был принят в литературное общество «Беседа любителей русского слова», а Российская академия избрала Шаховского своим членом.

Войну 1812 года Шаховской встретил в ополчении в Москве, став начальником одного из полков. В следующем году он возвращается в Петербург, где снова вступает в сражение, но на сей раз на литературном фронте. Классицизм, а именно его представителем был Шаховской, стал уступать новому течению — романтизму. Молодые литераторы, создавшие кружок «Арзамас», наградили князя прозвищем «брюхастого стиходея». Александр Александрович не оставался в долгу, разя «противников» едкой иронией.

В 1819 году из-за ссоры с директором театров Шаховской подает в отставку. Через 5 лет он снова приглашается на службу в дирекцию театров и еще 20 лет служит русскому театру и русской литературе, ведя беспощадную борьбу против иностранного влияния на русскую культуру.

Среди князей Шаховских были и другие известные литераторы Федор Яковлевич Шаховской сотрудничал с Московским университетом и считался лучшим, кто мог переводить с французского языка. Литературными переводами занимался Алексей Александрович Шаховской. Он выступал и как писатель, но ранняя смерть — скончался он в возрасте 30 лет — не позволила ему добиться широкого признания. А в различных журналах первой половины XIX века печатались произведения Екатерины Александровны Шаховской, представительницы романтического течения в русской литературе.

XVIII и XIX столетия выдвинули из рода Шаховских не только деятелей культуры, но и прославленных воинов, достигших высоких генеральских чинов. Самым знаменитым из них по праву может считаться генерал от инфантерии князь Иван Леонтьевич Шаховской. Он прожил долгую и славную жизнь, и, подводя ее итог, автор биографической заметки о князе в «Месяцеслове» писал: «Подвигами общественной деятельности он приобрел себе право занять место на страницах истории славной для отечества эпохи, а подвигами любящей души своей снискал всеобщее уважение. Любовь связывала его с молодым поколением, которому он вполне сочувствовал во всем, что есть в нем благородного и доброго, и с любознательностью следил до самых последних минут своей жизни за историческим ходом всего современного».

Действительно, Шаховской жил в славную эпоху. Он родился в 1776 году. Через 11 лет записан в полк, и 18лет от роду— уже капитан Херсонского гренадерского полка Начавшаяся война с Польшей призвала его на поле боя Кто знает, может быть, в этом была некая историческая закономерность, что потомок смоленских князей, города столь много претерпевшего от оружия Речи Посполитой, первые боевые отличия получил именно на польском театре военных действий.

Молодой капитан участвует в боях при Крутицах, Брест-Литовске, местечке Кобылке и — в штурме Варшавы в 1794 году.

Итогом этого штурма, предпринятого Суворовым, стало падение города, победоносное окончание войны, а для Шаховского— награждение орденом Св. Георгия 4-й степени. Как было сказано в официальной бумаге, «за отличное мужество, оказанное 24 октября при взятии приступом Варшавского предместья Праги, где первым овладел бастионом и, быв послан с охотниками, отбил пушку и, поражая оною мятежников, принудил сдаться до 300 человек».

Совсем неплохо для начинающего, по сути, службу офицера. Вся атмосфера тогдашней армии способствовала выковыванию подобных личностей. Главное, было бы желание учиться у более опытных и умудренных годами и схватками товарищей.

Шаховской хотел, и служба его шла успешно. Уже в 1803 году он назначается командиром лейб-гвардии егерского полка, через год производится в генерал-майоры. Участвовал в Отечественной войне: отличился под Витебском, при Бородине, под Красным, за что получил ордена Св. Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й.

Заграничные походы русской армии вновь дали возможность проявить себя шефу 20-го егерского полка (каковым Шаховской пребывал с 1809 года).

1 февраля русский корпус под командованием одного из наиболее смелых партизан, действовавших наряду с Денисом Давыдовым, Фигнером и Сеславиным, генерала Винценгероде подошел к селениям Коканину, Павловску и Боркову (что в шести верстах от города Калиш), где его разъезды обнаружили беспечно отдыхающего неприятеля корпуса Ренье. Корпус этот состоял из саксонцев, главная квартира которых (где пребывал и сам Ренье) располагалась в Калише.

Винценгероде сразу же по выявлении неприятеля послал в обход селений — для предотвращения отхода и нарушения связи между отдельными отрядами саксонской пехоты — свой авангард под началом генерал-майора Ланского: 3 казачьих и 2 гусарских полка с ротой конной артиллерии.

Ланской быстрым маневром выполнил приказ, а вскоре подошла и русская пехота, ведомая принцем Евгением Вюртембергским, в составе которой находился и 20-й егерский полк во главе со своим шефом.

Саксонцы не долго противились русскому напору, так что скоро деревни были от них очищены, защитники же их частью были переколоты, частью — причем гораздо большей — сдались в плен. Ренье тем временем подослал на помощь своей пехоте кавалерию из Калиша, но русская пехота и ее обрекла на незавидную участь, в чем не преминули особо отличиться егеря, точными залпами поражавшие неприятеля.

Не теряя времени, Винценгероде стремительно двинулся к городку — на сближение с Ренье. Подступив к Калишу, русский корпус обрушил на него сильную канонаду, после чего пехота пошла вперед. Неприятель держался в предместьях до ночи, но затем все же был принужден отступить, подталкиваемый меткими залпами и штыками.

За этот бой генерал-майор Шаховской был награжден Георгием 3-й степени. Потом были бои при Люцене, Бауцене, Пирне, Кульме, Лейпциге, который сделал князя генерал-лейтенантом. Далее — Бар-Сюр-Об, Труа, Фершампенуаз, Париж.

По окончании войны Шаховской продолжал служить, так что 1831 год, когда ему вновь пришлось вдохнуть пороховой дым на поле брани, встретил уже генералом от инфантерии и командиром гренадерского корпуса, во главе которого и двинулся на польскую войну.

Принимал участие в сражениях при Белоленке, Грохове, Остроленке. И вновь — у стен Варшавы, где, как и 37 лет назад, проявит столь беззаветное мужество, что будет отмечен еще одним Георгием — уже 2-й степени.

Казалось, ничего не изменилось за эти годы — тот же город, та же задача, точно такое же отчаянное сопротивление осаждаемых и неукротимая решимость атакующих.

Штурм начался утром 25 августа. К этому дню осаждаемые варшавяне готовились долго, так что город превратился в мощнейшую крепость, защищаемую воодушевленными идеей независимости войсками. Укрепления представляли собой цепь бастионов и люнетов с мощными валами, артиллерийскими батареями, волчьими ямами и рвами впереди. Но уже ничто не могло спасти гарнизон — даже мужество могло лишь отсрочить неизбежное.

Наступающие колонны миновали волчьи ямы, преодолели ров и, используя штыки в качестве ступенек для подъема, неудержимо полезли на бруствер.

Взяв первый ряд укреплений, они, не останавливаясь, двинулись к следующему. В 11 часов утра Воля — один из узлов обороны Варшавы — была уже взята. В плен попали 30 офицеров и 1200 солдат. Начальник обороны Воли генерал Савинский, давший слово, что, пока он будет жить, русские не войдут в предместье, сдержал его: гренадеры, ворвавшись в костел, который был превращен в один из элементов обороны, в отчаянной рукопашной закололи генерала и его людей прямо у алтаря.

В этот момент к карабинерам с подкреплением прибыл князь Шаховской. Оценив обстановку и отдав должное мужеству противника и упорству своих людей, он сам становится во главе штурмовой колонны, никого не упрекая словом, но лишь увлекая примером и помыслом.

Карабинеры пошли в третью контратаку. На этот раз настолько удачную, что поляки утратили отныне всякую надежду отбить Волю, потеряв в этом деле множество храбрецов. Предпринимали они контратаки и в других местах, но везде они окончились с тем же итогом.

Бой тем временем начал стихать понемногу, но каждый понимал, что это лишь прелюдия и основные сражения разгорятся завтра — 26 августа, в канун годовщины Бородинского сражения.

В этот день по диспозиции под начальством князя Шаховского были полки: императора Австрийского, короля Прусского, принца Павла Макленбургского и Екатеринославский. Всего 7 батальонов — 3400 человек, которых ему предстояло вести лично на приступ.

Он наступал со своими людьми на левом фланге. В Вольском предместье князь увидел гренадер колонны Палена, которая в начале сражения была по диспозиции впереди его полков. Главная улица предместья простреливалась картечью чрезвычайно жестоко, что вынудило гренадер вытянуться влево между домами и садами. Видя это, Шаховской все же решил продолжать наступление.

Встав во главе полка принца Макленбургского, он повел солдат по Большой Вольской улице. Движение происходило под градом пуль и картечи, под шипение конгревовых ракет.

Три раза князь доводил полк до перекрестка недалеко от Вольской заставы, и трижды поляки, осыпая его спереди с обеих сторон картечью и пулями в упор, заставляли подаваться назад. В конце концов генерал взял правее и повел людей между дворов и садами. Здесь его поддержали гренадеры генерал-лейтенанта Набокова, и Шаховской все же оттеснил поляков до городского вала вблизи Вольской заставы, а затем завладел и самим валом.

Другие штурмовые колонны действовали не менее решительно. Мужество русских солдат послужило лучшим аргументом сейму, принявшему решение сдать Варшаву. Так что спустя некоторое время Шаховской, вспоминая молодость, вновь прошелся по ее улицам победителем. И с новыми наградами — Георгием 2-й степени за Варшаву и с Владимиром 1-й степени — за преследование неприятеля до прусской границы.

Потом были еще награды и еще должности — за долгую службу их, как правило, и бывает немало. А служба у князя Ивана Леонтьевича Шаховского была долгой, ибо он не разделял жизнь и служение и, может быть, благодаря этому дожил до почтенного возраста — 84 лет.





100 ВЕЛИКИХ АРИСТОКРАТОВ
Эта книга, написанная известным историком Юрием Лубченковым, рассказывает о сотне наиболее выдающихся аристократов всех времен и народов от героев античности до графа Льва Толстого, князя Кропоткина, барона Врангеля и др.