Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

АМЕРИКА

ЗАГАДКА КЕНСИНГТОНСКОГО КАМНЯ

...Уже две недели тридцать скандинавских воинов пробираются в глубь незнакомой земли. Где-то далеко позади, на берегу моря, под охраной товарищей остались их корабли. Они идут на лодках по рекам и озерам через эту лесную страну, которой, кажется, не будет конца.

За все время путешествия им не встретился ни один человек. В то же время скандинавы постоянно чувствуют чьи-то настороженные взгляды. Люди есть, но они скрываются в лесных дебрях, рассматривая чужаков. Боятся? Выжидают удобный момент для нападения? В поисках ответа дружинники вглядываются в лесную чащобу по берегам рек. Напряжение нарастает.

Развязка наступает внезапно. Ушедшие на лов рыбы воины, вернувшись, находят десять своих товарищей, остававшихся в лагере, мертвыми. Чужой, враждебный мир придвинулся к ним вплотную. Повернуть назад? Но море и корабли—за сотни километров отсюда. Идти вперед? Но что ждет их впереди?

«Нас 8 готов и 22 норвежца, участников разведывательного плавания из Винланда на запад, — высекает один из воинов надпись на большом камне. — Десять человек из нашего отряда остались у моря, чтобы присматривать за нашими кораблями в 14 днях пути от этого острова. Мы остановились у двух шхер в одном дне пути к северу от этого камня. Мы ушли на один день и ловили рыбу. Потом мы вернулись и нашли 10 наших людей окровавленными и мертвыми. Аве, Мария, избавь нас от зла. Год 1362»...

...В августе 1898 года фермер Олаф Оман, незадолго до того приобретший ферму у Кенсингтона (штат Миннесота) срубил на своей земле осину, достигавшую примерно 70-летнего возраста. При выкорчевке корней оказалось, что они обвились вокруг огромного серого камня, который, несомненно, уже находился в земле, когда примерно в 20-х гг. ХГХ века здесь начало расти дерево. Почти прямоугольный камень весил 91 кг. Когда его очистили от земли, на поверхности проступили странные царапины, оказавшиеся при внимательном рассмотрении руническими знаками.

Находка была тотчас отправлена профессору Миннеаполисского университета О. Дж. Бреда, ученому-скандинависту, который подтвердил, что письмена действительно рунические. Он же сделал и опубликовал первую расшифровку этой довольно длинной и выполненной необычайно красивыми знаками надписи. Затем Кенсингтонский камень был направлен в Северо-Западный университет в Чикаго, но там после довольно поверхностной проверки заявили, что надпись на камне — «неуклюжий подлог». Камень вернули находчику, и фермер Олан в течение восьми лет пользовался им как порогом у амбара своей фермы. Только в августе 1907 года другой ученый-скандинавист, Г. Холанд, до которого дошли слухи о надписи, подверг его новому изучению.

В дальнейшем Холанд посвятил всю свою жизнь разрешению загадки Кенсинггонского камня. При этом он использовал любую представлявшуюся ему возможность для выяснения тайны. Холанд сообщил о камне всем сколько-нибудь известным американским и европейским специалистам, причем, не только рунологам и скандинавистам, но и химикам и геологам, которые должны были высказать свое мнение о степени выветренности камня. Доказательства, собранные Холандом уже к 1920 году, оказались столь убедительными, что ряд авторитетных и компетентных ученых безоговорочно высказались в пользу подлинности Кенсинггонского камня. Позднее, в 1932 году, Холанд опубликовал результаты своих 25-летних исследований. В его труде приведены дословные тексты всех экспертных заключений, данных под присягой свидетельских показаний об обстоятельствах, при которых был найден камень, и т.п.

Выводы Холанда были смелыми, даже неправдоподобными. Они в корне меняли все более ранние представления о знакомстве с Америкой до Колумба. Согласно его выводам, еще в 1362 году, за 130 лет до Колумба норманны не только хорошо знали северо-восточное побережье Североамериканского материка, но и проникли на сотни километров на запад, в центральные районы США — вплоть до верховьев Миссисипи, туда, где и был найден Кенсингтонский камень. Более того: в окрестностях Кенсингтона найдено много предметов, которые поразительно согласуются с фактами, сообщаемыми в надписи на камне. В разных уголках штатов Висконсин, Миннесота и Дакота были найдены в земле средневековое оружие и утварь, типичные для скандинавов и определенно указывавшие на то, что жители Северной Европы побывали в этих краях в очень отдаленные времена. В различных местах были обнаружены скандинавские секиры, топор, железный наконечник копья, огниво. В 1942 году на ферме у Хиобинга (Миннесота) была найдена рукоятка скандинавского меча XIII—XV вв., в 1940 году у Детройт-Лейк — норвежское огниво, а на озере Латока — железный крюк, обычно применявшийся викингами для швартовки.

В одной только Миннесоте Холанд выявил десяток мест, где находили причальные камни, которыми в течение тысячи лет пользовались норвежцы и шведы. Чтобы суда не сносило течением, скандинавы обтесывали каменные глыбы на берегу, придавая им характерную форму, и на ночь привязывали к ним тросы. Индейцы не знали этого способа и, не располагая железными инструментами, не могли бы быстро выдолбить в каменных глыбах характерные желоба, благодаря которым тросы не соскальзывают с камня. Отсюда следует неоспоримый вывод, что только скандинавы могли пользоваться причальными камнями в Миннесоте.

При помощи этих камней Холанд смог проследить за маршрутом плавания 1362 года на протяжении сотен миль и нанести его на карту. Если 10 пунктов, где были обнаружены причальные камни, последовательно соединить линиями на карте, то отчетливо вырисовывается водный путь через штат Миннесоту вплоть до Миссисипи, где маршрут загадочной экспедиции обрывается. «Этот водный путь проходит не по мощной реке вроде Миннесоты, которая пересекает штат, — пишет Холанд, — скорее он ведет через цепь маленьких связанных между собой протоков и озер».

Самым интересным и поразительным кажется то обстоятельство, что Холанду удалось «вычислить», кто именно из скандинавских путешественников мог оказаться в 1362 году в Миннесоте. По мнению ученого, существует связь между Кенсингтонским камнем и экспедицией, которая в 1355 году была отправлена в Гренландию по указу норвежского короля Магнуса Эйриксона (1319—1355). Эту экспедицию возглавил известный государственный деятель средневековой Норвегии Пауль Кнутсон из Онархейма. Задача экспедиции заключалась в сохранении христианства в норманнских колониях в Гренландии, то есть в борьбе с эскимосами и укреплении колоний, а возможно и в разведке новых земель. Указ об этом плавании датирован ноябрем 1354 года. Экспедиция в Гренландию, возглавлявшаяся Паулем Кнутсоном, отправилась в путь в следующем, 1355 году Кнутсон был человеком весьма состоятельным и знатным, к тому же ему было предоставлено право подбирать спутников по его усмотрению. Учитывая сложность поставленных перед ним задач, вполне вероятно, что Кнутсон взял с собой в Гренландию многочисленный отряд. К сожалению, источники ничего не сообщают о результатах, которых добилась экспедиция Кнутсона за поразительно долгий срок ее отсутствия — девять лет. Участники плавания вернулись на родину, вероятно, не ранее 1363 или 1364 года.

Одна из главных задач экспедиции состояла в том, чтобы позаботиться о судьбе норманнов, исчезнувших из Вестербюгда — западной колонии на побережье Гренландии. Впоследствии говорилось, что исчезнувшие переселенцы ушли на запад «к народам Америки». Не исключено, что, узнав об этом, Кнутсон счел своим долгом отправиться туда же на розыски. «Пауля Кнутсона и его спутников, как благочестивых католиков, должна была испугать мысль о поселенцах, отпавших от христианства, так как, по представлениям того времени, они этим самым добровольно отдались во власть дьявола. Король и исполнители его воли, как верные сыны средневековой церкви, считали своим долгом следовать за этими отщепенцами на край света и любыми средствами спасти их от высшей кары. Это несомненное самоотречение во имя веры вполне объясняет и долгое отсутствие экспедиции», — пишет Холанд.

Так что вполне возможно, что экспедиция Пауля Кнутсона направилась из Гренландии в Винланд, то есть к северо-восточному побережью Америки. В этой стране, прославленной в скандинавских сагах, скорее всего можно было рассчитывать на встречу с исчезнувшими поселенцами. Пропавших, наверное, в Винланде все же не нашли. Поэтому часть спутников Пауля Кнутсона предприняла из Винланда плавание на запад либо для того, чтобы продолжить розыск пропавших соотечественников, либо для географической разведки неизвестной земли.

А могли ли сделать надпись на Кенсингтонском камне, положим, те самые переселенцы из Гренландии, которых искал Кнутсон? В надписи на Кенсингтонском камне определенно говорится, что в экспедиции участвовало восемь шведов («готов»). Но норманнская колония в Гренландии была создана только норвежцами, и там никогда не было шведов. А вот в экспедиции Пауля Кнутсона норвежцы и шведы, скорее всего, действовали совместно: согласно королевскому указу, Кнутсон набирал своих спутников из числа личной стражи короля и не мог не включить шведов в состав экспедиции. Шведов насчитывалось, несомненно, меньше, чем остальных участников плавания, но они были самыми знатными и грамотными. Этим можно объяснить, почему именно шведы названы первыми в рунической надписи.

Один из шведов, очевидно, был автором Кенсингтонской рунической надписи, так как она составлена на древнеетландском диалекте. Этим объясняется и тот факт, который первоначально вызывал главные возражения против подлинности надписи: пять содержащихся в ней слов показались некоторым исследователям заимствованными из английского языка. Однако Холанд убедительно доказал, что эти пять слов были в XIV веке весьма употребительны в етландском диалекте. Этим было опровергнуто единственное сравнительно веское возражение против подлинности надписи.

Если 30 скандинавов действительно принадлежали к экспедиции Пауля Кнутсона, то можно с уверенностью предположить, что ни один из них не вернулся на родину. Как сообщает надпись, 10 человек погибли в бою, видимо во время нападения индейцев, а судьба остальных неизвестна. Неизвестна и судьба руководителя экспедиции Пауля Кнутсона. После 1355 года его имя нигде не упоминается, хотя до 1355 года он играл значительную роль в истории Норвегии. В то же время, несомненно (об этом свидетельствует рад надежных фактов), что часть членов экспедиции вернулась в Европу. Возможно, исчезновением 30 скандинавов (во главе с Кнутсоном?) и объясняется столь позднее возвращение экспедиции в Норвегию. Их собратья, видимо, ждали своих ушедших вглубь неведомого материка товарищей и, только окончательно потеряв надежду, решили вернуться на родину. К сказанному следует добавить, что у норманнов позднего Средневековья был весьма распространен обычай перед угрозой смертельной опасности сообщать о постигшей их судьбе при помощи рунических надписей. Это мы можем наблюдать и на примере Кенсинггонского камня.

Какова была судьба тех двадцати человек, уцелевших после резни в лагере и оказавшихся в верховьях Миссисипи? На этот счет можно высказывать только гипотезы. Одна из них связана с загадкой майданов — индейского племени, принадлежащего к группе племен сиу.

Манданы, коренные обитатели верховьев Миссисипи, жившие на территории, поделенной теперь между штатами Висконсин, Миннесота и Дакота, — пожалуй, самое необычное из всех индейских племен. Населенные майданами земли стали ареной деятельности белых переселенцев только после 1850 года. Однако уже на протяжении 200 лет манданы привлекали к себе внимание этнографов в связи с тем, что они очень сильно отличались от всех остальных индейских племен внешним обликом, обычаями и религиозными воззрениями. Притом в их физическом облике проявлялись признаки, наводившие на мысль о смешении с какой-то северной расой, ибо у одной пятой или одной шестой части этих индейцев была почти белая кожа и светло-голубые глаза. Среди манданов часто встречались люди с белокурыми волосами и таким необычным для индейцев выражением лица, что этот «более чем наполовину белый народ» некоторые этнографы даже отказывались считать индейцами. Жилища манданов сильно напоминали древние строения североевропейских народов Ближайшее подобие их архитектуры мы находим только в средневековой Норвегии и Швеции. А в одном из преданий мандатов говорилось, что отцом племени был белый человек, прибывший в их страну в каноэ. Еще в те времена, когда ни один европеец не побывал в этих местах, манданы уже были знакомы с основными догматами христианства: они рассказывали о спасителе, о непорочном зачатии, крестных муках, о чудесном насыщении 5 тыс. человек, о грехе прародительницы рода человеческого, о потопе, о спасшемся ковчеге и посланном из него голубе, который принес ветку ивы, и т.д.

Подобные представления еще 200 лет назад поразили первого европейского исследователя, проникшего в эти отдаленные области — француза Ла-Верандри. Этот исследователь в 1738 году по поручению французского генерал-губернатора предпринял путешествие по суше из Канады до Тихого океана. Он захотел воспользоваться этим случаем, чтобы лично познакомиться со странными «белыми индейцами», слухи о которых дошли до него. После знакомства с этими странными индейцами француз заключил, что на территорию манданов когда-то давно была предпринята «большая военная экспедиция из известных стран земного шара», и манданы «произошли от смешения туземцев с цивилизованным народом». Но Ла-Верандри не мог понять, как в эти отдаленные местности, находящиеся на расстоянии более 1500 км от Атлантического океана и заселенные белыми только во второй половине XIX века, в давние времена могли попасть европейцы?

Выводы Холанда как будто расставляют все точки и в загадке Кенсингтонского камня, и в загадке манданов. Эти выводы были поддержаны подавляющим большинством специалистов: в США из 50 компетентных ученых лишь двое высказались против гипотезы Холанда. Почти точно так же восприняли выводы Холанда и в Европе. Но и после опубликования книги Холанда некоторые исследователи продолжали утверждать, что Кенсингтонская надпись является подлогом. При этом все попытки опровержения подлинности Кенсингтонского камня предпринимались и продолжают предприниматься с чисто лингвистических позиций, без учета археологических свидетельств. Впрочем, подобные возражения выглядят как искусственные гипотезы, подменяющие собой абсолютно правдоподобные события. Допущение подлога на деле приводит к гораздо большим историческим и логическим несуразностям, чем признание подлинности камня.

В настоящее время установлено следующее. Камень уже находился в земле раньше, чем начали развиваться корни дерева; все обстоятельства находки совершенно исключают возможность запрятывания камня между корнями живого дерева. В 20-х гг. ХІХ века, когда корни начали развиваться, камень, вероятно, уже был погребен наносами. В то время в этой местности жили только безграмотные люди, и, разумеется, знатоков скандинавских рун среди них не было. Но и до того времени, когда выросшая над камнем осина начала пускать ростки, он, как показывает степень выветренности надписи, уже несколько столетий подвергался воздействию выветривания. Геологи, исследовавшие камень, пришли к выводу, что, судя по степе-

ни выветренности, возраст надписи приближается к 500—600 гг. В заключении экспертов из Северо-Западного университета говорится: «Внешний вид Кенсингтонского рунического камня таков, что правильнее всего предположить 600-летнюю давность надписи». Руническую надпись, разумеется, еще можно подделать, но степень выветренности знаков на камне — никогда. Далеко зашедший процесс выветривания, несомненно, подтверждает, что надпись была нанесена несколько столетий назад. К тому же руны иногда столь сложны и расшифровываются с таким трудом, что надпись была полностью понята и прочитана лишь через 10 лет после ее открытия. Иными словами, «фальсификатор» должен был быть едва ли не мировым светилом в рунологии, но как он мог попасть в Миннесоту несколько столетий назад?

Может внушать подозрение тот факт, что в надписи на камне дата «1362 год» обозначена арабскими цифрами, хотя и переданными руническими знаками. Однако и это сомнение необоснованно. Арабским цифрам, изобретенным в X веке, еще в 982 году открыл путь в Европу Папа Римский Сильвестр II (999—1002). С начала ХІ века арабскими цифрами пользовались также в Скандинавии и Исландии. Норвежский рунолог Ессинг при экспертизе Кенсингтонской надписи твердо заявил, что в применении арабских цифр в рунических надписях XIV века нет ничего удивительного.

Следует сказать несколько слов по поводу странного сообщения автора рунического текста о том, что он в момент составления надписи находился на «острове», между тем как камень был обнаружен на суше. Однако исследованиями установлено, что уровень воды близлежащего озера Корморант раньше был примерно на 3 м выше, чем в настоящее время. Он был искусственно понижен в 1875 году, когда хозяйничавший по соседству фермер захотел использовать водную энергию для строившейся мельницы. Поэтому возможно, что раньше камень действительно находился на острове. На этот остров, лучше защищенный от нападений, вероятно, отошли скандинавы в 1362 году после внезапной атаки индейцев, стоившей жизни десяти их товарищам. Здесь им представилась возможность тщательно, почти художественно нанести надпись на большой серый камень. Но трудно представить, что какой-то современный фальсификатор сначала доставил на остров посреди озера камень весом почти 2 центнера, там обнажил корни огромного дерева, запрятал между ними свою подделку, а затем вновь разровнял землю и начал ждать, не будет ли когда-нибудь отведено озеро, свалено дерево и найден состряпанный им фальшивый рунический камень. Что-то уж больно сложно! И в чем тогда заключается смысл фальсификации?

Для окончательного разрешения загадки Кенсингтонского камня в 1948 году в США из Дании был приглашен крупный скандинавист и археолога Брёндстед. Брёндстед весьма добросовестно и скрупулезно изучил находку и заявил: «После долгого тщательного изучения я лично склонен считать этот знаменитый рунический памятник подлинным... С археологической точки зрения ничто не говорит против этого камня». Таким образом, можно считать, что норманнская экспедиция в Миннесоту, предпринятая в 1362 году, была историческим фактом. После весьма тщательной проверки всех обстоятельств к такому выводу пришли специалисты американского Смитсоновского института. По их инициативе Кенсингтонски{ рунический камень 11 марта 1948 года торжественно перевезли в Национальный музей в Вашингтоне.

Археологи Смитсоновского института считают Кенсингтонский камень одной из самых достойных внимания исторических находок, обнаруженных в Новом Свете. Этот камень является сегодня единственным древнеруническим памятником, который пока удалось обнаружить на Американском материке, причем его подлинность вряд ли можно опровергнуть, «самая поразительная археологическая находка XIX века» приподняла завесу над многими ранее неизвестными страницами истории, хотя и задала новые загадки.





Низовский А.Ю.

100 ВЕЛИКИХ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ

Эта книга рассказывает о истории самых значительных археологических открытий, о раскрытых и пока еще нераскрытых тайнах древности.